§ 1.2. Понятие преступлений в сфере обращения цифровой информации

Преступления в сфере компьютерной информации - это общественно опасные деяния, совершаемые в сфере компьютерной информации, признаваемые преступлениями уголовным законодательством. Теория и практика не выработали единого определения подобных преступлений.

Эти правонарушения нередко именуются «компьютерными преступлениями». Однако представляется, что использовать термин «компьютерные преступления» в отношении данных деяний можно лишь с большой долей условности. Ведь к числу «компьютерных» можно относить как деяния, когда компьютер выступает в качестве предмета посягательства, так и деяния, в которых он является техническим средством совершения преступления. Эти случаи, а также использование компьютерной информации для совершения иных преступлений (например, мошенничества) не квалифицируются как преступления в сфере компьютерной информации (если нет совокупности преступлений). Например, посягательство на вычислительную технику: их уничтожение, хищение квалифицируется как преступление против собственности[51].

Несомненно, основными и наиболее наглядными для представления являются статистические данные о зарегистрированных преступлениях в сфере компьютерной информации, данные, которые свидетельствуют о тревожных

тенденциях.

Динамика зарегистрированных преступлений, совершенных в сфере компьютерной информации, с начала действия УК РФ показывала свой экспоненциальный рост вплоть до 2003 г. Так, в 1997 г. зарегистрировано 23 преступления, 1998 г. - 67, 1999 г. - 285, 2000 г. - 800, 2001 г. - 2 072, 2002 г. - 4 050. Это объясняется последствиями появления в уголовном законодательстве норм ответственности за преступления в сфере компьютерной информации, созданием правоохранительных органов, борющихся с преступле­ниями в сфере компьютерной информации, совершенствованием методик выявления и расследования указанных преступлений и становлением судебной практики по этим делам.

Несмотря на предпринятые законодателем меры, криминогенная ситуация в сфере обращения компьютерной информации за последние несколько лет коренным образом не изменилась. Об этом свидетельствуют данные статистической отчетности. Так, согласно сведениям ГИАЦ МВД России, в 2003 г. было зарегистрировано 7 540 преступлений, в 2004 г. - 8 739, 2005 г. - 10 214, 2006 г. - 8 889, 2007 г. - 7 236, 2008 г. - 9 010, 2009 г. - 11 636, 2010 г. - 7 398, 2011 г. - 2 698, 2012 г. - 2 820, 2013 г. - 2 563, 2014 г. - 1 739, 2015 г. - 2 382, а в 2016 г. было зарегистрировано 1 748 сообщений о преступлениях в сфере компьютерной информации[52].

Общие сведения о зарегистрированных в Российской Федерации преступлениях в сфере компьютерной информации за последние семь лет, а также сведения о зарегистрированных в указанный период преступлениях, предусмотренных ст. 272-274 УК РФ, приведены в приложениях № 4-7 настоящего исследования.

По нашему мнению, незначительное количество зарегистрированных преступлений в последние годы является подтверждением того, что в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации правоохранительные
органы, с одной стороны, сталкиваются с высочайшим уровнем латентности совершаемых преступниками деяний, недостаточной подготовкой специалистов для проведения компьютерно-технических экспертиз, а с другой - с несовершенным уголовно-правовым законодательством.

Заметим, что высокий уровень опасности рассматриваемых нами преступлений сохраняется также в связи с низкой эффективностью проведения дознания и предварительного следствия по этим делам, отсутствием в правоохранительных органах высококвалифицированных специалистов, расследующих преступления в сфере обращения цифровой информации, а также отсутствием единой уголовно-правовой политики в указанной сфере.

Как отмечают в Управлении «К» МВД России, в преступном киберсообществе усиливается специализация и разделение ролевых функций, улучшается координация и расширяется география деятельности злоумышлен­ников. При этом сами преступления становятся все масштабнее и изощреннее, практически все они стали носить корыстный и межрегиональный характер, а их количество растет из года в год[53].

Необходимо отметить, что возрастает не только число зафиксированных инцидентов в рассматриваемой сфере, но и доходы лиц, виновных в их совершении.

Как говорится в исследовании «Лаборатории Касперского», русскоязычные киберпреступники в период с 2012 по 2015 г. украли более 790 млн долларов. В зону их интересов входит весь мир. Эксперты уточняют: большую часть средств, а именно около 500 млн долларов, они получили за пределами постсоветского пространства. По оценке компании, в течение этих четырех лет в такой незаконной деятельности в России и сопредельных государствах участвовало около тысячи человек. Примерами крупных организованных преступных сообществ являются группировка «СагЬегр», участники которой были арестованы в 2012-2013 г., а также группировка «СагЬаиак», раскрытая в начале

2015 г. Обе они выводили деньги из банков путем заражения их IT-систем ВКП[54].

Однако существуют и иные статистические данные о количестве хакерских атак. Так, по данным авторитетной международной компании, специализи­рующейся в области информационной безопасности «Trust wave», доля Российской Федерации в общемировом объеме компьютерных преступлений составляет 2,53 % и сопоставима с аналогичными показателями в Китайской Народной Республике[55].

В то же время интересными представляются данные, опубликованные компанией «Group-ІВ», первой в России и в странах Содружества Независимых Государств компании, профессионально занявшейся расследованиями компьютерных инцидентов и преступлений, о доходах российских хакеров за свои услуги. Так, хищение номера кредитной карты оценивается от 5 до 25 долларов, гарантированный взлом почтового ящика оценивается от 45 долларов, DDOS атака на сайты от 100 долларов, получение данных о банковских операциях жертвы от 80 до 300 долларов, рассылка спама - 200 долларов, хищение номера кредитной карты с PIN-кодом - 500 долларов, создание ВКП для кражи информации от 1 тыс. до 5 тыс. долларов[56]. Несомненно, что все эти цифры вызывают крайнюю озабоченность и указывают на огромные доходы такого криминального бизнеса.

В связи с высокой латентностью указанных преступлений, статистические показатели не в полной мере отражают реальное положение дел в этой сфере.

Для определения структуры преступлений в сфере компьютерной информации необходимо проанализировать судебную практику по указанной категории дел.

Так, основой исследования явился поиск упоминаний наименований ст. 272, 273, 274 УК РФ в текстах материалов опубликованной судебной практики судов общей юрисдикции Российской Федерации, размещенных в открытом доступе на сайтах ГАС РФ «Правосудие» и СПС «РосПравосудие» в период
с 2006 по 2016 г. Всего в ходе исследования было изучено содержание более 150 обвинительных приговоров судов первой инстанции.

Наибольшая доля противоправных действий в рассматриваемой сфере приходится на НДКИ (74 %) и на создание, использование и распространение ВКП (16%). Также встречаются приговоры, в которых фигурирует незаконный оборот СТС НПИ (4 %) и МСКИ (6 %), судебная практика по которым сложилась совсем недавно.

Следует отметить, что в отечественной науке понятие «компьютерные преступления» тоже используется в широком и узком смысле слова. В узком смысле - как синоним преступлений в сфере компьютерной информации, а в широком - когда компьютер выступает лишь орудием или средством совершения преступления, предметом преступления, характеризуют способ совершения преступления[57].

В данный момент существуют несколько точек зрения относительно понятия преступлений в сфере высоких технологий. Проблема в точном определении этого понятия заключается в том, что практически невозможно выделить единый объект и предмет преступного посягательства, т. к. стремительное развитие информационно-телекоммуникационных технологий порождает все новые объекты циркуляции цифровой информации.

Соответственно, выделяются два основных вида преступлений в сфере обращения цифровой информации: преступления, предметом которых является цифровая информация, и преступления, способом совершения которых являются цифровые технологии.

В настоящее время в уголовно-правовой науке существует несколько основных взглядов на определение понятия преступления в сфере обращения цифровой информации.

Сформировалось три основных подхода.

Так, первая часть исследователей к компьютерным преступлениям относит
деяния, в которых компьютер является объектом или орудием совершения преступления. Например, такой позиции придерживаются Н. И. Журавленко и Л. Е. Шведова[58] [59], В. А. Номоконов и Т. Л. Тропина39.

Вторая часть исследователей относит к компьютерным преступлениям только неправомерные действия в сфере обращения информации, циркули­рующей в информационно-телекоммуникационных системах.

Третья часть исследователей считает, что под компьютерными преступлениями следует понимать информационные преступления.

Существуют и противоположные точки зрения.

По мнению С. Ю. Бытко, появление компьютерной техники явилось просто следующим эволюционным этапом в истории хранения, передачи и обработки информации, значительно расширяющим возможности пользователей. Отличие компьютерной информации состоит лишь в форме ее представления и, следовательно, компьютерная информация есть одна из возможных форм представления информации вообще[60]. Общественные отношения и интересы, ущерб которым может быть причинен незаконным собиранием, передачей или распространением соответствующих сведений, уже нашли свою уголовно- правовую охрану. Таким образом, помещение преступлений в сфере компьютерной информации в УК РФ вносит в него избыточность[61].

Тождественной точки зрения придерживаются С. Ю. Трофимцева, Д. А. Илюшин и А. В. Линьков. Ученые считают неправомерным сохранение в УК РФ особой главы «Преступления в сфере компьютерной информации» и предлагают использовать опыт европейского законодателя, криминализировав ряд деяний в отношении компьютерной информации, систем и сетей
ее обработки, хранения и передачи, и распределить составы компьютерных преступлений по другим главам УК РФ в зависимости от реального объекта каждого из преступлений такого вида[62]. С мнением этих авторов трудно согласиться, поскольку такое распределение нарушит структуру УК РФ.

Также неоднозначно определено понятие сферы преступных деяний, к которой некоторые исследователи относят информационные технологии, информационную безопасность, компьютерную и электронную информации.

Так, Д. В. Добровольский, раскрывая понятие преступлений в сфере информационных технологий, предлагает следующее определение: «преступлениями в сфере информационных технологий являются предусмотренные уголовным законом виновные общественно опасные деяния, направленные на нарушение неприкосновенности охраняемой законом электронной информации и ее материальных носителей, совершаемые в процессе создания, использования и распространения электронной информации, а также направленные на нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, причиняющие вред законным интересам собственников или владельцев, жизни и здоровью личности, правам и свободам человека и гражданина, национальной безопасности»[63]. Т. Н. Богданова, соглашаясь с необходимостью внедрения в УК РФ термина «преступления в сфере информационных технологий», отмечает, что в таком случае объектом уголовно-правовой охраны будет выступать безопасность в этой сфере[64].

О. А. Савченко считает, что наименование гл. 28 УК РФ как понятие в достаточной степени абстрактное. Понятие преступлений в сфере информационных технологий, напротив, является конкретным и исключающим разночтения в его толковании. Преступления в сфере информационно­
телекоммуникационных технологий охватывают гораздо больший круг деяний, в их число входят любые преступления, совершенные в отношении и (или) с использованием информации, в том числе и компьютерной[65].

В. А. Мазуров, исследуя преступность в сфере высоких технологий, делает вывод о том, что преступность в сфере высоких технологий - социально-правовое негативное явление, представляющее собой совокупность преступлений в сфере компьютерной информации[66].

В свою очередь, Т. Л. Тропина вводит новое понятие в вышеуказанной области - «киберпреступление»[67]. А. Н. Савиновский также рассматривает киберпреступность в качестве самостоятельного вида преступности[68].

Думается, не следует в определении понятия таких преступлений перечислять все противоправные деяния, направленные на завладение информацией.

Общественно опасные деяния в области информационных правоотношений, представляющие угрозу общественной безопасности, особенно связанные с порядком применения компьютерной информации, получили наименование «преступления в сфере высоких технологий» и др. К ним относят преступные деяния, совершенные с помощью вычислительной техники и средств телекоммуникаций или такие, в которых объектом преступных посягательств выступает компьютерная информация[69].

М. В. Гаврилов также замечает, что, несмотря на широкое применение термина «компьютерные преступления» в литературе и средствах массовой информации (далее - СМИ), он не используется в законодательных
и нормативных актах Российской Федерации. Это обстоятельство отражает тот факт, что общественно опасные действия, в которых либо средством, либо объектом преступного посягательства являются устройства вычислительной техники, но не изменяется «машинная» информация или не происходит раскрытие охраняемой законом «машинной» информации, не считаются «компьютерными преступлениями»[70].

На наш взгляд, следует согласиться с мнением В. М. Гаврилова, который считает, что в отличие от большинства видов преступных деяний, преступления в сфере компьютерной информации имеют свои специфические признаки:

- большая скрытность от человека и, как следствие, обнаружение факта совершения преступления со значительным опозданием, как правило, только после сверки бумажных документов и компьютерной информации;

- дистанционность - возможность значительного удаления местонахожде­ния преступника и объекта преступления, не исключающая их расположение на территории разных государств, т.

е. подпадание под юрисдикцию разных государств;

- сложность выявления и фиксации индивидуальной следовой информации, т. к. большинство «компьютерных преступлений» совершается с многопользо­вательских рабочих мест;

- сложность выявления и фиксации «компьютерной» следовой информации, учитывая возможность почти мгновенного изменения значительных по объему информационных массивов;

- сложность определения основных идентифицирующих характеристик преступления (даты, адреса, названия объектов и т. и.), учитывая простоту их замены преступником в случаях получения им полного контроля над компьютером-жертвой[71].

Учитывая все вышесказанное, мы предлагаем свое определение понятия преступления в сфере обращения цифровой информации, под которым предлагается понимать предусмотренное уголовным законом виновное совершенное общественно опасное деяние, направленное на нарушение конфиденциальности, целостности, достоверности и доступности охраняемой законом цифровой информации.

При этом защищаемыми свойствами цифровой информации ограниченного доступа являются ее конфиденциальность, целостность и достоверность, а общедоступной информации - ее целостность, достоверность и доступность.

Для правильной квалификации, точного применения и качественного расследования преступлений в сфере обращения цифровой информации необходимо классифицировать их по видам.

С учетом того, что спектр видов преступлений, направленных на завладение цифровой информацией, довольно разнообразен и постоянно изменяется, то основным принципом, по которому можно наиболее эффективно осуществить классификацию, является признаковый принцип, где предметом преступления будет выступать цифровая информация.

Предлагаем относить к преступлениям в сфере обращения цифровой информации деяния, предусмотренные ст. 138.1, 159.6, 272, 273, 274 УК РФ. Наиболее распространенными преступлениями являются преступления в сфере цифровой информации:

1) неправомерный доступ к цифровой информации;

2) создание, использование и распространение вредоносных программ для информационно-телекоммуникационных устройств, их систем и сетей;

3) нарушение работы информационно-телекоммуникационных устройств, их систем и сетей.

Кроме того довольно часто на практике встречаются случаи завладения информационно-телекоммуникационными устройствами обращения цифровой информации, перехвата цифровой информации, приобретения или сбыта цифровой информации, заведомо добытой преступным путем.

Каждый из этих видов преступлений, направленных на завладение цифровой информацией, требует отдельной упорядоченной характеристики.

1. Неправомерный доступ к цифровой информации.

Неправомерный доступ - это доступ с нарушением установленных прав или правил. К этой группе преступлений необходимо относить все способы совершения преступления, которые приводят к нарушению конфиденциальности цифровой информации и связаны с обязательным наступлением следующих последствий: ознакомление, распространение, уничтожение, блокирование, модификация либо копирование цифровой информации. Также к таким преступным деяниям можно отнести задержки в передаче информации и искажения или нарушения целостности информации.

Например, Н. С. Мардер считает, что телекоммуникационная система может обеспечить абсолютную достоверную передачу информации, но время ее передачи может оказаться столь длительным, что она потеряет свою актуальность для потребителя. При искажении часть информации может быть утеряна, подменена другой информацией, либо к исходной информации может быть добавлена информация, искажающая исходную[72].

2. Создание, использование и распространение вредоносных программ для информационно-телекоммуникационных устройств, их систем и сетей.

К таким способам совершения преступления относятся: способ непосредственного доступа к цифровой информации с последующей установкой вредоносной программы и способ опосредованного (удаленного) доступа к цифровой информации[73].

В качестве примера приведем Приговор Октябрьского районного суда г. Кирова от 13 июля 2016 г. по уголовному делу № 1-298/2016. Суд установил, что для активации операционной системы Windows В. осуществил запуск с жесткого диска вредоносной компьютерной программы «RemoveWAT.exe», тем самым умышленно использовал и распространил ее, что привело
к нейтрализации системы защиты операционной системы Windows. Как следует из приведенного приговора, действия В. суд квалифицирует по ч. 2 ст. 273 УК РФ как распространение и использование компьютерной программы, заведомо предназначенной для блокирования компьютерной информации и нейтрализации средств ее защиты[74].

3. Нарушение работы информационно-телекоммуникационных устройств, их систем и сетей.

К этой группе преступлений можно отнести действия, например, направленные на изменение нормального режима работы информационно- телекоммуникационных устройств, их систем и сетей.

Допустим, атака, которая стремится вызвать ложное срабатывание системы защиты информационно-телекоммуникационного устройства и таким образом привести к перегрузке системы, называется «отказ в обслуживании» или «DoS-атака»[75].

Атака в виде воздействия мощного электромагнитного импульса также может вывести из строя и нарушить работу информационно- телекоммуникационных устройств, их систем и сетей.

4. Завладение информационно-телекоммуникационными устройствами обращения цифровой информации. К этой группе преступлений можно отнести действия, направленные на хищение чужого имущества, ответственность за которые предусмотрена ст. 158, 160-163 УК РФ. Имуществом здесь будут признаваться носители цифровой информации, к которым можно отнести жесткие диски, оптические диски, мобильные телефоны, планшетные компьютеры, персональные цифровые устройства, карты памяти, цифровые фотоаппараты и видеокамеры и т. д.

Довольно часто на практике имеет место утрата носителя цифровой

информации.

Так, К. Е. Евдокимов предлагает дополнить гл. 28 УК РФ ст. 272. Е «Статья 272.1 Незаконное завладение носителем компьютерной информации с целью осуществления неправомерного доступа к компьютерной информации»[76].

5. Перехват цифровой информации.

В беспроводных системах обращения цифровой информации одним из основных общественно опасных способов завладения является перехват цифровой информации, т. к. в отличие от проводных систем передачи информации, которые могут быть атакованы только лишь из ИТКС «Интернет», беспроводные системы доступны для противоправных деяний со стороны злоумышленников ввиду специфики распространения информации в простран­стве.

К современным беспроводным системам обращения цифровой информации можно отнести такие общепринятые системы, как Bluetooth, Wi-Fi, системы мобильной и спутниковой связи, а также другие информационно-телекомму­никационные системы, в которых цифровая информация передается посредством электромагнитного излучения в пространстве. Недостатком таких беспроводных систем является доступность передаваемой информации к перехвату с целью прочтения, копирования, разрушения и модификации.

По способу совершения перехват цифровой информации в пространстве, наверное, невозможен без применения СТС НПИ, обращение которых запрещено.

Одним из видов перехвата информации является электромагнитный перехват, который осуществляется в помещениях, в которых находятся информационно-телекоммуникационные устройства. Так, без прямого контакта с такими устройствами обращения цифровой информации можно перехватить электромагнитное излучение, возникающее при функционировании этих устройств, т. к. их работа сопровождается электромагнитным излучением.

6. Приобретение или сбыт цифровой информации, заведомо добытой

преступным путем.

Постоянные предложения приобрести различные базы персональных данных свидетельствуют о том, что продажа конфиденциальных сведений стала отдельным видом бизнеса. Способами такой добычи являются, прежде всего, хищения и вымогательство цифровой информации с целью последующего сбыта.

Приведенная классификация показывает, что способы совершения преступлений в сфере обращения цифровой информации имеют свои индивидуальные черты. В большинстве своем все эти действия сопровождаются весьма квалифицированными способами маскировки, что само по себе затрудняет процесс выявления, раскрытия и расследования преступлений. Проведенное нами исследование показало, что в большинстве случаев преступниками используются различные количественные и качественные комбинации нескольких способов. По мере их модификации и постоянного усложнения логических связей появляются новые способы, отличительной особенностью которых является уже наличие сложных алгоритмов действий преступника, которые все более совершенствуются и модернизируются.

Кроме того, подавляющее большинство преступников, использующих ВКП, не являются их создателями, а приобретают их для преступных целей у представителей хакерского сообщества на специализированных сайтах, форумах или веб-страницах[77].

Необходимо отметить, что ИТКС «Интернет» содержит интернет-ресурсы, размещающие информацию о способах совершения преступлений в сфере компьютерной информации, а также объявления о предоставлении незаконных услуг в этой сфере. Думается, что законодателю необходимо ввести механизм внесудебного ограничения доступа на территории Российской Федерации к такой информации в сети «Интернет» и своевременно реагировать на их появление.

Представляется, что ограничение доступа к такой информации возможно при условии дополнения и. 1 ч. 5 ст. 15.1 «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» следующим пунктом:

«е) информации о способах совершения преступлений в сфере цифровой информации, а также объявлений по предоставлению незаконных услуг в этой сфере».

Подводя итоги первой главы диссертационного исследования, предлагаем следующие выводы:

1. Предметом преступления, посягающего на информацию, обращающуюся в информационно-телекоммуникационных устройствах, их системах и сетях, следует признавать не компьютерную, а цифровую информацию.

В примечании 1 к ст. 272 УК РФ предлагаем дать определение понятия «цифровая информация» вместо более узкого и менее точного понятия «компьютерная информация» в следующей авторской редакции:

«Под цифровой информацией понимаются сведения (сообщения, данные), обращающиеся в информационно-телекоммуникационных устройствах,

их системах и сетях».

Учитывая, что термин «цифровая информация» является более полным и точным, чем термин «компьютерная информация», рекомендуем использовать его в соответствующих статьях Особенной части УК РФ и отразить указанное понятие в ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Более 92 % респондентов, принявших участие в социологическом опросе по проблемам уголовно-правового противодействия преступлениям в сфере обращения цифровой информации, считают термин «цифровая информация»
более широким по содержанию, чем термин «компьютерная информация»[78] (см. приложения № 1-3).

2. В целях упорядочения терминологии, обеспечения единства и системности уголовного законодательства, основываясь на понятиях, используемых в федеральном законе, регулирующих отношения, возникающие при осуществлении права на поиск, получение, передачу, производство и распространение информации, при применении информационных технологий, а также при обеспечении защиты информации целесообразно использовать более широкий по содержанию термин «информационно-телекоммуникационные устройства, их системы и сети» в статьях Особенной части УК РФ вместо предусмотренного в ст. 274 УК РФ термина, указывающего на объекты обращения цифровой информации в виде «средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и ИТКС».

3. Под преступлением в сфере обращения цифровой информации предложено понимать предусмотренное уголовным законом виновно совершенное общественно опасное деяние, направленное на нарушение конфиденциальности, целостности, достоверности и доступности охраняемой законом цифровой информации.

При этом защищаемыми свойствами цифровой информации ограниченного доступа являются ее конфиденциальность, целостность и достоверность, а общедоступной информации - ее целостность, достоверность и доступность.

Следует отметить, что более 70 % респондентов, принявших участие в вышеуказанном социологическом опросе, считают приведенное определение верным[79].

4. Поскольку ИТКС «Интернет» содержит интернет-ресурсы, размещающие информацию о способах совершения преступлений в сфере компьютерной информации, а также объявления о предоставлении незаконных услуг в этой сфере, предлагается в порядке предупреждения этих преступлений ввести
механизм внесудебного ограничения доступа на территории Российской Федерации к такой информации, дополнив и. 1 ч. 5 ст. 15.1 «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» следующим пунктом:

«е) информации о способах совершения преступлений в сфере цифровой информации, а также объявлений по предоставлению незаконных услуг в этой сфере».

<< | >>
Источник: Бегишев Ильдар Рустамович. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ ЦИФРОВОЙ ИНФОРМАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2017. 2017

Еще по теме § 1.2. Понятие преступлений в сфере обращения цифровой информации:

  1. § 2. Теоретические основы построения типовой компьютерной модели преступлений в сфере компьютерной информации
  2. Глава 2 Понятие, структура и содержание типовой компьютерной модели преступлений в сфере компьютерной информации
  3. § 1. Понятие типовой компьютерной модели преступлений в сфере компьютерной информации
  4. § 1. Использование компьютерного моделирования при планировании расследования преступлений в сфере компьютерной информации
  5. § 2. Особенности построения компьютерных моделей расследования отдельных видов преступлений в сфере компьютерной информации
  6. Глава 56. Особенности расследования преступлений в сфере движения компьютерной информации
  7. § 3. Возможности судебных экспертиз при расследовании преступлений в сфере движения компьютерной информации
  8. Бегишев Ильдар Рустамович. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ ЦИФРОВОЙ ИНФОРМАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2017, 2017
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРЕСТУПЛЕНИИ В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ ЦИФРОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  12. § 1.1. Понятие цифровой информации
  13. § 1.2. Понятие преступлений в сфере обращения цифровой информации
  14. ГЛАВА 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ ЦИФРОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -