§3. Уголовно-процессуальная характеристика прений сторон в суде с участием присяжных заседателей

Прения сторон - часть судебного разбирательства, в которой государственный обвинитель и защитник подводят итог судебному следствию, окончательно формулируя свою процессуальную позицию по уголовному делу (ст.

292 УПК РФ). C точки зрения назначения уголовного судопроизводства, обеспечения в нем прав и законных интересов его участников значение судебных прений трудно переоценить. Как и умалить ценность посвященных им трудов советских (В. М. Ковалев1, И. Д. Перлов[597] [598], Г. Д. Побегайло[599] и др.) и современных российских ученых (А. В. Алексова[600], Т. В. Моисеева[601], С. А. Пашин[602] и др.).

В ходе судебного следствия не только перед председательствующим, но и перед присяжными заседателями проходит множество разнообразных доказательств. Профессиональный судья в силу знания закона и судейского опыта способен в полном объеме систематизировать их, понять и оценить, сделав на их основе выводы, имеющие значение для разрешения уголовного дела. Присяжнвіе заседатели, напротив, могут не уловитв логики в исследовании как отделвнвіх доказателвств, так и их совокупности, не удержати что-то в памяти и тем самвш обнаружитв пробел в своем восприятии доказателвственной базы. Будет ли существоватв такой пробел, насколвко он будет значителен - во многом зависит от подготовки и мастерства профессионалвнвіх участников судебнвіх прений - государственного обвинителя и защитника.

В суде с участием присяжнвіх заседателей судебнвіе прения обнаруживают двойное назначение. Для сторон - это возможности, преследуя собственник цели, максималвно активизировать свою мыслительную деятельность, привести все доказательства в единую непротиворечивую систему и, подвергнув их анализу и оценке, расширить и обосновать круг возможных альтернативных решений по уголовному делу, упорядочить данные судебного следствия. Судебные прения представляют собой завершающую стадию позиционного конфликта сторон, состоящую в донесении до председательствующего и коллегии присяжных заседателей окончательно сформировавшихся правовых позиций обвинения и защиты. Как справедливо отметил Конституционный Суд РФ, эффективная судебная защита недостижима без обеспечения сторонам реальной возможности довести до суда свою правовую позицию по делу[603].

Для присяжных заседателей, как непрофессиональных судей, прения сторон - серьезное подспорье в установлении истинности или ложности тех или иных фактов, определении их ценности и доказательственного значения, в формировании собственного отношения к рассматриваемым событиям и действиям сторон, иных участников судебного разбирательства. Как раз из него в итоге и складывается внутреннее убеждение присяжных заседателей, о котором мы говорили ранее. Внутреннее убеждение - не произвольное усмотрение присяжного заседателя. Будучи, субъективным явлением, непосредственно связанным с эмоционально-психической сферой присяжного, оно имеет объективное основание. Несмотря на то, что присяжные заседатели освобождены у го л овно-процессуальны м законом от необходимости обоснования своего вердикта, этот ввівод справедлив и по отношению к ним, посколвку ввітекает из приносимой ими клят вві (ч. 1 ст. 332 УПК РФ).

Инвши словами, судебнвіе прения имеют важное значение для ввшесения ясного и непротиворечивого вердикта, и, как следствие, законного и обоснованного, справедливого приговора по уголовному делу. Эту характеристику прений сторон, в основе которой лежит их назначение, целесообразно дополнитв инвши организационно-право вві ми и

процессуальными параметрами, в частности, детализацией их субъектного состава, обозначением временного континуума, выявлением юридического содержания.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает исчерпывающий перечень участников судебных прений. Основными из них являются государственный обвинитель и защитник или подсудимый, причем государственный обвинитель и защитник являются обязательными участниками прений и в силу своей профессиональной и процессуальной роли не вправе отказываться от выступлений1. В соответствии си. 15 ч. 2 ст. 42, и. 16 ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 292 УПК РФ участие в прениях сторон - процессуальное право и подсудимого, и потерпевшего. В отношении первого игнорирование судьей заявленного им ходатайства о выступлении в судебных прениях - существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора судом апелляционной инстанции (и. 6 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ)[604] [605].

Аналогичную реакцию подобные нарушения (до введения апелляционного обжалования судебных актов) вызывали и у суда кассационной инстанции, который руководствовался ныне утратившей силу ч. 1 ст. 381 УПК РФ[606]. В настоящее время, к сожалению, имеется практика не реализации рассматриваемого права потерпевшим в связи с непредставлением его председательствующим. Несмотря на не очень активное исследование этой проблемы в научной литературе, она имеет важное прикладное значение.

Непредставление рассматриваемого права потерпевшему, в отличие от обвиняемого (п. 6 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ), не относится к числу законодателвно закрепленнвіх существеннвіх нарушений уголовно-процессуалвного закона, влекущих отмену судебного решения, но дает основание для неединообразной судебной практики не толвко судов первой, но и апелляционной инстанций. Считаем возможным устранить допущенный законодателем пробел правового регулирования внесением соответствующих изменений в п. 6 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ (Приложение 1).

При соблюдении двух непреложных правил - заявления соответствующего ходатайства, изложения в своих выступлениях информации, касающейся исключительно гражданского иска, его основания и размеров в прениях сторон могут участвовать гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Они становятся участниками прений сторон, проводимых на этапе обсуждения последствий вердикта без участия присяжных заседателей (ч. 3 ст. 346, ч. 2, 3 ст. 347 УПК РФ).

C точки зрения временного континуума прения сторон «проявляют» себя в судебном разбирательстве дважды. В первом случае непосредственно по окончании судебного следствия (ст. 336 УПК РФ). В этот момент судебного разбирательства наиболее ярко обозначаются лежащие в основе состязательности сторон разнонаправленные действия, с одной стороны, государственного обвинителя - убедить присяжных заседателей, что вменяемое подсудимому деяние имело место, что это деяние совершено подсудимым и что подсудимый виновен в его совершении, с другой стороны, - защитника, как правило, стремящегося к противоположному результату.

Для обеспечения убедительности обвинительной речи существенное значение имеет определение правильного порядка изложения доказательств и их анализ. На практике применяются два варианта: сначала излагаются все обстоятельства уголовного дела, после чего приводятся доказательства по ним; по объемным, многоэпизодным делам соответствующие доказательства предъявляются после изложения обстоятельств каждого преступного эпизода[607]. В тоже время вполне уместнві рекомендации А. В. Трикса: государственному обвинителю не следует злоупотреблятв риторикой. Сложнвіе фигурві речи могут помешатв присяжным заседателям воспринять представляемые доказательства, а излишнее красноречие способно вызвать у них впечатление, что у обвинения отсутствуют веские доказательства виновности подсудимого[608].

Очевидно, что именно в судебных прениях достигает кульминации столкновение процессуальных интересов, противоборствующих сил. В данной связи и государственному обвинителю, и защитнику важно помнить не только процессуальные, но и этические нормы, требующие от них проявлять принципиальность, корректность, непредвзятость и уважение к участникам судебного разбирательства (п.2.1.7 Кодекса этики прокурорского работника РФ, ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Второй случай проведения прений сторон в суде с участием присяжных заседателей предусмотрен ч. 3 ст. 346, ч. 3-5 ст. 347 УПК РФ. Иначе говоря, уголовно-процессуальный закон предполагает повторение прений сторон, адресатом информации в которых в данном случае выступает исключительно председательствующий по делу судья. В речах сторон в ходе этих прений затрагиваются юридические вопросы, разрешение которых в приговоре зависит от профессионального судьи.

Теперь о юридическом содержании прений сторон. В общем виде на этом этапе судебного разбирательства стороны анализируют и подвергают оценке исследованные в судебном следствии доказательства, приводят аргументы в обоснование своего взгляда на наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного (с их точки зрения) разрешения уголовного дела, высказываются по поводу доказанности (недоказанности) обвинения, квалификации содеянного, вида и размера наказания подсудимому, а также по иным вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора.

При этом понимание справедливости при рассмотрении вопроса о наказании подсудимого, обсуждаемого в рамках судебных прений, у прокурора и потерпевшего могут разниться. Диссертантом был произведен опрос 256 лиц в период с 2009 по 2017 годы выступавших в качестве потерпевших по уголовным

делам, рассмотренным судом с участием присяжных заседателей. Он показал, что 64% из них признали высказанное в прениях предложение государственного обвинителя о назначении подсудимому наказания как справедливое, полноствю соответствующее характеру и тяжести совершенного им преступления, 14% - как излишне суровое, 22% - как необоснованно мягкое (Приложение 6.10).

Единственный запрет, установленный общей уголовно-процессуалвной нормой (ч. 4 ст. 292 УПК РФ), и адресованный участникам прений в суде с участием присяжнвіх заседателей - невозможности ссвілатвся на доказателвства, которвіе не р ас сматривал исв в судебном заседании или признанні судом недопустимими, на соблюдение которого обращает внимание Верховнвш Суд РФ1. Следует приниматв во внимание и специалвнвіе нормы. Именно такими нормами (ч. 2, 3 ст. 336 УПК РФ) сформулированві правоввіе изъятия, подчеркивающие специфику прений сторон в суде с участием присяжных заседателей. В первой части (по окончании судебного следствия и до ввшесения вердикта) прения проводятся исключительно в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, что должно быть обеспечено, как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в п.

25 постановления от 22 ноября 2005 г. № 23, председательствующим. Это первое.

И второе. Недопустимо включать в прения вопросы, не имеющие отношения к фактическим обстоятельствам дела[609] [610]. Как указывалось ранее, руководствуясь ст. 246 УПК РФ, государственный обвинитель вправе изменить предъявленное подсудимому обвинение, в том числе в процессе судебных прений. Однако ст. 336 УПК РФ не содержит положения о том, как должен поступить в этой ситуации председательствующий. Вместе с тем данный вопрос является принципиальным для уяснения присяжными заседателями существа обвинения, предъявленного подсудимому, поскольку непосредственно влияет на содержание ответов на поставленные перед ними вопросы (ч. 1 ст. 339 УПК РФ). Поэтому считаем необходимым урегулировать его в ч. 4 ст. 336 УПК РФ: если в прениях государственный обвинитель изменит обвинение, то председательствующему следует обратиться к присяжным заседателям и разъяснить, в чем обвиняется подсудимый, продолжить судебное заседание в объеме поддержанного государственным обвинителем обвинения; при наличии соответствующего ходатайства предоставить стороне защиты время для подготовки к выступлению (Приложение 1).

В-третьих, в первой части прений сторонам запрещено касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей. Уголовно-процессуальным законом предусмотрено блокирование председательствующим попыток участника прений упомянуть о таких обстоятельствах. Далее следует разъяснение судьей присяжным заседателям о непринятии ими указанных обстоятельств во внимание при вынесении вердикта.

В-четвертых, недопустимо для сторон ссылаться в обоснование своей позиции на неисследованные в судебном заседании доказательства или на доказательства, признанные в установленном порядке недопустимыми, с разъяснением присяжным заседателям необходимости не учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта. Игнорирование сторонами этого правила влечет отмену постановленного по уголовному делу приговора по основанию не ограждения присяжных заседателей от возможного влияния на существо принимаемых ими впоследствии решений. Иными словами, с уголовно-процессуальных позиций прения сторон в суде с участием присяжных заседателей - деятельность сторон обвинения и защиты, состоящая в доведении до суда окончательной правовой позиции по уголовному делу, объем оглашения которой зависит от характера вопросов и участия в их разрешении присяжных заседателей[611].

Вместе с тем ограничивать восприятие прений сторон исключительно уголовно-процессуальной характеристикой - значит искусственно упрощать их сложную сущностную природу, значительную роль в которой играют гносеологический и психологический компоненты, до настоящего времени не получившие развернутого научного обоснования. Пожалуй, единственный значимый шаг на пути преодоления этого пробела сделан пока только

С. А. Пашиным, охарактеризовавшим необходимости полемики в уголовном судопроизводстве через характер и сложности предмета исследования, наличие специфических помех на пути познания и существование несовпадающих интересов участников уголовного процесса[612].

По нашему мнению, с гносеологической точки зрения судебнвіе прения - деятелвноств сторон, направленная на обобщение и опосредованное отражение резулвтатов исследования сущности рассматриваемого судом с участием присяжнвіх заседателей уголовно-правового конфликта. Отражение фактических обстоятелвств уголовного дела, нашедших (не нашедших) своего подтверждения совокупноствю исследованнвіх в судебном следствии доказателвств (ощущение), здесв перерастает в восприятие - их целостный образ, сохраняя который (представление) сторона обвинения и защиты оформляет его в виде понятий, суждений (о доказанности (недоказанности) обвинения, о квалификации преступления, о виде и размере наказания подсудимому) и, устанавливая связи между ними (умозаключение), транслирует их в вербалвной форме суду (председателвствующему и присяжнвш заседателям), а также своему процес су алвному противнику.

Мвіслителвнвій (интеллекту альный) характер данной деятелвности обусловлен ввіражением в ней интеллектуалвнвіх способностей ее основнвіх участников - государственного обвинителя и защитника. Речв идет о сложном синтетическом образовании - совокупности индивидуальных свойств личности прокурора и адвоката, являющихся условием успешности реализации ими своей правовой позиции по уголовному делу. Во-первых, свойств комбинаторных, сводимых к способности стороны устанавливать связи, соотношения и закономерности между юридически значимыми обстоятельствами уголовного дела и подтверждающими (опровергающими) их доказательствами. Этот познавательный процесс неотделим от оценочных действий сторон, которые закономерно основываются на категории «оценка», исследуемой разными науками, но в отличие от других общественных наук, в правоведении не имеющей своего четкого содержания. Обобщение понимания этой категории общественными науками через деятельностный подход позволяет выделить существенные признаки оценки как общенаучной категории: 1) комплекс целенаправленных действий; 2) мыслительные, интеллектуальные действия; 3) действия, направленные на «освоение» объекта, познание и фиксацию его существенных свойств.

На основе общенаучного понимания в юридической науке категория «оценка» приобретает специальный смысл, соотносится с категорией «доказательства». Оценочная деятельность - это процесс, по своей поведенческой природе - исследование, которое необходимо осуществлять на строго научной и практической основе, на основе определенных принципов - комплекса требований к содержанию и форме, отражающей и фиксирующей итоги оценочной деятельности. Ведущими принципами, как представляется, являются:

1) профессионализм, т. е. возможность квалифицированно производить действия по оценке результатов исследования доказательств; обстоятельств дела, нашедших (не нашедших) подтверждение в ходе судебного следствия;

2) независимость, т.е. свободная реализация в судебных прениях правовой позиции;

3) достоверность, т.е. отбор интерпретируемого в прениях фактического и доказательственного материала, его объективная интерпретация через анализ (всесторонний и полный) и оценку. Критерий объективности предполагает адекватность суждений. Препятствием объективности могут быть субъективные проявления в виде заблуждения или лжи, дезинформации процессуального противника и суда.

Второе свойство личности государственного обвинителя и защитника, являющееся условием успешности реализации ими своей правовой позиции по уголовному делу, - свойство моделирования, выраженное в способности стороны распознавать, реконструировать или переструктурировать ситуацию разрешаемого судом уголовно-правового конфликта, на основе выбора и применения наиболее выгодных ей в судебных прениях приемов познавательной деятельности - анализа, синтеза, обобщения и оценки доказательств по уголовному делу. По существу все эти приемы осуществляются стороной обвинения и защиты одновременно, т.к. постоянно идет процесс сопоставления норм права и фактических обстоятелвств уголовного дела и далее, наоборот, от этих обстоятелвств к нормам права, по мере сужения (ограничения) тех и других до полного (адекватного) их совпадения.

По нашему мнению, прения сторон - познавателвно-оценочная деятелвноств, основанная на одновременности протекания и взаимовлияния процессов познания и оценки значимвіх для разрешения уголовного дела обстоятелвств, подтверждающих или опровергающих их доказателвств. В сказанном проявляется гносеологическая кулвтура государственного обвинителя и защитника, в содержание которой входит и рефлексия - размвішление сторонні обвинения и защитві, направленное на рассмотрение и анализ самой себя и собственной процессуалвной активности в судебном разбирателвстве по уголовному делу в целом, и в судебнвіх прениях, в частности (своеобразный самоанализ). Глубина такой рефлексии связана, в частности, с

заинтересованноствю сторонні в этом процессе, способноствю ее внимания замечатв что-то в болвшей, а что-то — в менвшей степени, на что может влиятв уровенв профессионалвной квалификации, опвіт участия в рассмотрении уголовнвіх дел судом с участием присяжнвіх заседателей, развитоств моралвнвіх чувств, уровенв самоконтроля и многое другое. В зависимости от функций, которвіе ввіполняются рефлексией в судебнвіх прениях в суде с участием присяжнвіх заседателей можно выделить следующие ее виды.

Во-первых, ситуативная рефлексия — выступает в виде мотивировок и самооценок, обеспечивающих непосредственную включенность стороны обвинения и защиты в складывающуюся в прениях процессуальную ситуацию, осмысление её элементов, анализ происходящего. Она включает в себя способность стороны соотносить с этой ситуацией собственные действия, координировать и контролировать их в соответствии с меняющимися условиями. Например, как подчеркивалось ранее, государственный обвинитель может изменить обвинение в сторону смягчения (ч. 8 ст. 246 УПК РФ), что закономерно отразится на содержании выступления в прениях стороны защиты.

Во-вторых, ретроспективная рефлексия — служит для анализа стороной уже осуществленной процессуалвной деятелвности и собвітий, имевших место на предыдущих этапах судебного разбирателвства уголовного дела.

В-третвих, проспективная рефлексия — включает в себя размвинления о предстоящей деятелвности (планирование, ввібор наиболее зффективнвіх способов её осуществления, прогнозирование её возможнвіх резулвтатов). Например, таковой по окончании прений сторон является постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжними заседателями (ст. 338 УПК РФ).

Резюмируя изложенное, заключим: рефлексия сторонні обвинения и защитві в судебнвіх прениях представляет собой их способности в условиях уголовного и уголовно-процессуалвного контекста, исполвзования методологических и логических приемов познания сущности разрешаемого уголовно-правового конфликта критически про анализ ир о ватв, осмвіслитв свое предназначение в судебнвіх прениях, определитв степени эффективности реализуемой правовой позиции по уголовному делу, необходимости ее корректировки {психологический компонент судебных прений)1.

<< | >>
Источник: Владыкина Татьяна Анатольевна. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, РАССМАТРИВАЕМЫМ СУДОМ C УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Уголовно-процессуальная характеристика прений сторон в суде с участием присяжных заседателей:

  1. Форма выступления защитника в прениях
  2. Глава 3. Об имитировании адвокатами подписки о неразглашении
  3. § 4. Система судов общей юрисдикции
  4. Оглавление
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. §3. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: понятие, структура, значение
  7. §3. Особенности реализации принципов уголовно-процессуального права в производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  8. §3. Уголовно-процессуальная характеристика прений сторон в суде с участием присяжных заседателей
  9. §5. Сущность и значение напутственного слова председательствующего
  10. §2. Уголовно—процессуальные требования, предъявляемые к вердикту и приговору в производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  11. БИЛЕТ 9
  12. Понятие и виды протоколов, используемых в уголовном судопроизводстве Российской Федерации
  13. § 3. Представление, исследование и оценка как доказательства информации, представленной в электронном виде, при рассмотрении судом уголовного дела по существу
  14. § 2. Формирование моделей доказывания в некоторыхправовых системах
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -