§2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права

Анализ соотношения правоспособности и субъективных прав позволяет1 сделать вывод, что следует различать способность лица к юридическим действиям, которая выступает элементом правоспособности, и действия как правомочия в рамках субъективных прав.

первая / Отв. ред. В.П. Мозолин, Л.И. Маслясв. М.» 2003. С. 92-93. Однако в данном вопросе нас и большей степени интересует нс содержание правоотношения, а его субъекты»! состав.

‘ Генкин Д.М. Право собственности как абсолютное субъективное право. С. 95.

- Матузоо Н.И. Теоретические проблемы субъективного права. С. 31.

Для правильной оценки действий юридического лица необходимо остановиться на механизме волеобразован ия и волеизъявления организации. Такой механизм не характерен для физического лица. Если физическое лицо выражает свою волю лично или через представителя, то юридическому лицу необходима собственная структура органов управления.

В литературе разграничивают внутренние и внешние отношения с участием юридического лица[133]. Отношения между организацией и ее органами управления, участниками, необходимые для формирования и выражения ее ноли, называют внутренними отношениями, а в качестве внешних характеризуют отношения с иными лицами.

В объединениях, ассоциациях и союзах юридических лиц. между основным и дочерним обществами возникают отношения, схожие с теми, какие существуют у юридического лица и ею органов управления.

С одной стороны, существует юридическое лицо, воля которого должна быть установлена и выражена надлежащим образом, а с другой - лица, уполномоченные на установление и (или) выражение такой воли.

Волеизъявление организации также может осуществляться через ее представителей (сг. 182 ГК РФ) или работников (ст. 402 ГК РФ). Эго, в свою очередь, объединяет «внутренние» отношения юридического лица и отношения с участием представителей (работников).

Во всех указанных случаях третьи лица обладают или полномочиями на совершение действий от имени и в интересах юридического лица (участники, образующие высший орган управления общества; лица, замещающие должности в исполнительных органах управления; представители и работники2), или полномочиями по определению
(ограничению) действий организации (собственник имущества унитарного предприятия, основное общество, представители государственных образований в органах управления и др.).

Важная особенность состоит в том, что органы управления необходимы для формирования предусмотренной законом структуры юридического лица, в то время как представители и работники выполняют факультативную роль и могут наделяться отдельными полномочиями но усмотрению самого юридического лица.

Распределение полномочий по управлению внутренними делами между органами юридического лица в соответствии с компетенцией, установленной законом, говорит о том, что обладателем соответствующих правомочий и субъективного права, которое они составляют, выступает само юридическое лицо.

О.С. Иоффе, оценивая значение действий как юридических фактов в гражданском праве, пришел к следующим выводам. «Волевые действия с гражданско-правовыми последствиями может совершить всякое лицо, обладающее гражданской дееспособностью, а конкретное юридическое действие, возможность или необходимость совершения которою обеспечиваются субъективными гражданскими правами и гражданско- правовыми обязанностями, может совершить лишь носитель этих прав или то лицо, которому поручено их осуществление»1.

Лица, занимающие должности в органах управления, представители н работники н рамках предоставленных им юридическим лицом полномочий могут совершать юридические действия, которые влекут за собой

возникновение прав и обязанностей не у них лично, а у юридического лица, субъекта данных прав и носителя данных обязанностей.

Возможность выделения в содержании субъективного права на управление внутренними делами отдельных правомочий, а также возникновение в связи с их осуществлением обязанностей у юридическою лица, подтверждает, что речь идет не о способности к совершению юридических дейст вий (правоспособности), но о реальной возможности их осуществления, о субъективном праве юридического лица на управление внутренними делами.

На сегодняшний день в ГК РФ и других законах содержатся норми, посвященные управлению делами юридического лица.

Согласно ГК РФ, в учредительных документах юридического лица должны определяться наименование юридического лица, место его нахождения, порядок управления деятельностью юридического лица, а также содержаться. другие сведения, предусмотренные законом для юридических лиц соответствующего вида. Условия и порядок управления деятельностью юридического лица должны быть определены и в учредительном договоре (п. 2 ст. 52 ГК РФ).

Если реорганизация юридического лица осуществляется по решению суда, суд назначает внешнего управляющего, к которому переходят полномочия по управлению делами юридического лица (п. 2 ст. 57 ГК РФ).

Полномочиями но управлению делами юридического лица наделяется и ликвидационная комиссия, которая от имени юридического липа выступает в суде (п. 3 ст. 62 ГК РФ).

Определяя права и обязанности участников хозяйственного общества, законодатель установил, что они вправе участвовать в управлении делами товарищества или общества (п. 1 сг. 67 ГК РФ). Исключение

предусмотрено для вкладчиков товарищества па вере, которые не вправе участвовать в управлении и ведении дел товарищества на вере, выступать от его имени иначе как по доверенности. Они не вправе оспаривать
действия полных товарищей по управлению и ведению дел товарищества (п. 2 ст. 84 ГК РФ).

Для товариществ понятия управление в товариществе и ведение дел товарищества законодатель разграничил (статьи 71, 72, 84 ГК РФ). I Ц:и этом нормы, посвященные управлению, определяют компетенцию товарищей при принятии решений, т.е. регламентируют «внутренние» отношения. Нормы, посвященные ведению дел, в свою очередь определяют «внешние» отношения товарищества с третьими лицами, полномочия товарищей на выступление от имени товарищества.

Особый подход законодателя в данном случае объясним. В товариществах, в отличие от хозяйственных обществ, унитарных предприятий, некоммерческих и других организаций, органы юридического лица образуются не обязательно. Поэтому регламентацию получают не только полномочия по участию в управлении, но и

полномочия по ведению дел.

Управлению делами посвящены другие статьи ГК РФ: ст. 51 «Управление в обществе с ограниченной ответственностью», ст. 103

г

«Управление в акционерном обществе», ст. 110 «Управление в производственном кооперативе». И если в ст. 53 ГК РФ говорится об «органах юридического лица», то в указанных статьях используется другой термин - «оргаиы управления».

Понятие «орган управления» встречается в специальных законах: ФЗ об АО)1 (статьи 9, 11, 20, 47, 69 и др.), ФЗ об ООО[134] [135] (статьи 43, 45),

Законе об унитарных предприятиях' (ст. 22). Законе о некоммерческих организациях" (статьи 7, 14, 17, 27 и др.).

Понятие «управление делами» упоминается ГК РФ (статьи 57, 62, 67), ФЗ об АО (сг. 21), ФЗ об (ЗОО (статьи 8, 57), Законом об унитарных предприятиях (ст. 35), Законом о некоммерческих организациях (статьи 8, 18).

Кроме того, законодательное закрепление получил институт управляющей организации (управляющего) (и. 3 ст. 103 ГК РФ, ст. 69 ФЗ об АО, ст. 42 ФЗ об ООО).

В качестве права юридического лица право управления названо в ФЗ от 23.08.1996 г. № 127-ФЗ (ред. 04.12.2006 г.) «О пауке и государствен ней научно-технической политике»[136].

Статья 6 данного закона определяет, что государственные академии наук как некоммерческие организации наделяются правом управления своей деятельностью, правом владения, пользования и распоряжения передаваемым им имуществом, находящимся в федеральной собственности, в соответствии с законодательством РФ, Законом о науке н уставами академий, в том числе правом на создание, реорганизацию, ликвидацию подведомственных организаций, закрепление за подведомственными организациями федерального имущества, а также правом на утверждение уставов и назначение руководителей подведомственных организаций.

При этом предпочтительнее говорить об «управлении делами», нежели об «управлении деятельностью». Деятельность юридического лица выражается в действиях его органов управления и характеризует, главным образом, «внешние» отношения.

Разграничение деятельности как отражения внешних отношений с участием юридического літа и управления делами в качестве внутренних отношений в научной литературе проводится довольно давно. Еще В.П. Мозолин применительно к акционерам отметил, что «они удерживают в своих руках контроль как за состоянием основных сторон деятельности корпораций, так и за управлением ими»[137].

Понятием «управление делами» охватываются различные субъективные права юридического лица и полномочия соответствующих физических лиц, как имущественные, так и неимущественные. Управление внутренними делами осуществляется за счет самостоятельного субъективного права юридического лица.

Все это говорит в пользу того, что выбор термина «субъективное право юридического лица на управление внутренними делами» в достаточной мерс обоснован.

В последние годы появилось большое количество работ, посвященных понятию «корпоративное управление». В данном случае управление понимается более широко, чем категория «управление делами».

Например, И.С. Шиткина определяет корпоративное управление как совокупность способов воздействия или процесс, с помощью которого управляется и контролируется деятельность корпораций. Корпоративное управление в узком смысле, как управление акциями, следует отличать от управления производством, организации производства и ст непосредственной производственной деятельности, определяемой как менеджмент. Предлагается выделять две формы корпоративного контроля:

1. Акционерный контроль или контроль над собственностью - принятие или отклонение решений органами юридического лица, в том числе по вопросу формирования персонального состава этих органов.

2. Производственно-хозяйственный контроль или контроль за собственно предпринимательской деятельностью, производством, реализацией продукции (работ, услуг)

В другой работе автором выделяется третья форма корпоративного контроля:

3. Финансовый контроль как обеспечение подавляющего влияния на распределение финансовых потоков дочерних обществ (денежных и иных оборотных средств)2.

По мнению С.Д. Могилевского, корпоративное управление представляет собой непрерывное и целенаправленное упорядочивающее воздействие на поведение людей, повлеченных в сферу деятельности хозяйственного общества (лица, уполномоченные на то законом и учредительными документами), в круг корпоративных интересов (участники, члены органов управления) или связанных, трудовыми отношениями (работники и должностные лица)’.

В.В. Долинская отмечает, что в начале XXI века выделяются следующие основные характерные черты корпоративного управления: 1) ограничение ответственности и предпринимательского риска; 2) корпоративный принцип организации дел в акционерном обществе; 3) демократичность при формировании органов акционерного общества (иного юридического лица корпоративного типа); 4) разделение функций управления и контроля в органах акционерного общества; 5) исключительность компетенции органов акционерного общества и ее формирование по остаточному принципу; 6) стандартизация управления; 7) защита органов акционерного общества и их членов от ненадлежащею влияния; 8) принцип публичного ведения дел, «прозрачность»

’ Корпоративное право: учеб. / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.. 2007. С. 283-284 (автср главы - И.С. Шн гкнна).

‘ Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление: научно-иракг. издание. М., 2006. С. 382-383.

3 Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами. Правовой аспекг. М., 2001. С. 166.

информации; 9) поиск компромиссов между интересами собствен никоз, управляющих, работников, кредиторов, контрагентов, потребителей и общества (социума) в целом как целеполагание.

В определении В.В. Долинской корпоративное управление представляет собой уреіулированную нормами права систему организационных и имущественных отношений, с иомощыо которой корпоративная организация реализует, представляет и защищает интересы инвесторов, и в первую очередь акционеров1.

Широкое понимание корпоративного управления включает систему принципов, норм, правил, методов поведения участников корпоративных отношений, определяющих достижение определенных целей в результате совместной деятельности2.

Последняя точка зрения не получила широкой поддержки в научной литературе. Корпоративное управление представляет собой фактическое взаимодействие его участников, процесс, который, будучи урегулирован правом. предстает в форме правоотношения. Нормы, правила и методы лежат в основе регулирования поведения участников корпоративного управления, но не являются корпоративным управлением сами по себе.

С учетом имеющихся мнений, можно выделить два отличия в значении терминов «управление», используемого для характеристики субъективного права юридического лица, и «корпоративное управление»:

- корпоративное управление понимается более широко, при этом внимание уделяется не только внутренним, но и внешним отношениям компании (іруппьі юридических лиц). а также неправовым (экономическим, финансовым, социальным) составляющим управления;

— корпоративное управление рассматривается как необходимый признак корпораций, главным образом, хозяйственных обществ, а

’ Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. С. 420-421, 438.

" Грнтанс Я.М. Корпоративные отношении: правовое регулирование организационных форм. М.. 2005. С. 1-2,6.

категория управления делами и право управления внутренними делами сохраняюч свое значение для всех юридических лиц.

Важное содержание заключают в себе общие признаки управления как философской и социальной категории. Отмечается, что социальное управление имеет своей целью упорядочивающее воздействие на поведение участников совместной деятельности, основано на определенной соподчиненное™ воль людей и реализуется через соответствующие органы или управомоченных лиц1.

«Управление представляет собой воздействие на управляемую систему»[138] [139], выступает как «элемент, функция организованных систем различной природы (биологических, социальных, технических), обеспечивающая сохранение нх определенной структуры, поддержание режима деятельности, реализацию программы, цели деятельности»[140].

1 Іравовьіе отношения, складывающиеся по поводу участия в управлении делами юридического лица, способствуют достижению целей социального управления.

Обладателем права па управление внутренними делами является само юридическое лицо. Объектом права выступает нематериальное благо - существование и деятельность коллективного образования. Данное благо нематериально по своей природе.

Наличие имущества не является обязательным признаком коллективного субъекта. Помимо материальных благ и достижений М. Вебер выделяет другие признаки «целевого союза»: признание действий определенных лиц (органов) действиями союза, рас пределе! те таких действий между органами союза и участниками с атрибутами
«требуется», «запрещается» или «разрешается», формирование «аппарата принуждения»1.

Можно сделать вывод, что ценность коллективного образования состоит не только в обладании имуществом. Экономическая стоимость материальных благ не зависит от личности их обладателя. Равным образом, существование и деятельность коллективного образования непосредственно не связаны с благами материального характера, хотя и зависят от них.

І Іризнак имущественной обособленности юридического липа потом)' и находит отражение в законодательстве (ст. 48 ГК РФ), что учредители должны подтвердить серьезность своих намерений при создании юридического лица.

При оценке правовых отношений, складывающихся' по поводу нематериальных благ, необходимо определиться с понятием и содержанием личных неимущественных прав.

На категорию личных прав обратили внимание в конце XIX века, и в тот период общепризнанного понятия личною неимущественною нрава нс существовало. Одни авторы отличали данные права от прав на блага, лежащие вне человеческой личности (Копер), другие относили к ним и авторское право, и право на промышленное изобретение и право на имя (О. Гирке)[141] [142]. третьи называли личными такие права, субъект которых осуществляет господство над определенной частью своей личности (Pcsonlichkcitsrechte nennen wir Rechte die ibrem Subjeklc die Hcrrschaft uber einen Bestandeilder eignen Personlichkeitssphare gewahrleisten)[143].

Пухта говорил о «нраве личности» — праве лица быть самому себе целью, признавать и развивать себя как самоцель. Вехтер упоминал категорию личных прав (Personenrechle), которую называли также правами
состояния (Statusrechte, Zustandsicchte), - такие права, которые принадлежат лицу как лицу, «потому именно, что оно есть лицо»1.

М.М. Агарков под личными правами понимал «субъективные притязания и соответствующие обязанности пассивных субъектов, направленные на сохранение неприкосновенности благ, лежащих в индивидуальной сфере управомоченного лица», вместе е тем уточняя, что «определять личные права через господство над самим собой можно еще меньше, чем вещные права через господство над вещью»[144] [145].

В дальнейшем категория личных неимущественных прав подверглась более детальному исследованию. Е.А. Флейшиц относила к ним «права на блага, неотделимые от каждой данной личности, охраняющие непротивопранные проявления индивидуальных черт, способностей, стремлений человека»[146] [147]. Данное определение было поддержано в литературе другими учеными1.

Оценивая господствовавшие негативные концепции, согласко которым гражданское законодательство способно регулировать только личные неимущественные отношения, связанные с имущественными[148], либо не реіулирует, а только охраняет данные отношения[149], юристы справедливо указывают, что такая нсіативная характерне гика личных неимущественных прав (и отношений) не соответствует их значению в современных условиях. Объективно она способна привести к известному принижению значения этих прав, их места в системе гражданского

законодательства. Но такая оценка в известной степени соответствовала состоянию гражданского законодательства прошлого периода1.

М.Н. Малеина определяет личное неимущественное право гражданина как «субъективное право, возникающее по поводу нематериальных благ или результатов интеллектуальной деятельности, не подлежащее точной денежной оценке, тесно связанное с личностью управомоченного, направленное па выявление и развитие его индивидуальности, имеющее специфические основания возникновения и прекращения»[150] [151].

Выделяют следующие специфические особенности личных неимущественных прав: они не подлежат точной оценке, индивидуальная и общественная оценки могут не совпадать; данные права неотделимы от личности и непередаваемы; возможно изменение духовных качеств индивида, личности как закономерный процесс[152].

В.Н. Соловьев отмечает, что по своей природе личные права и свободы неразрывно связаны с личностью человека, их наличье охватывает его духовную сферу, духовные интересы, формирует их содержание, даст ощущение подлинности, реальной возможности существования каждой конкретной личности[153].

Следует отметить, что осуществление личных прав, безусловно, призвано расширить содержание духовных интересов личности, личней сферы управомоченного лица, но и при возникновении личных прав наличие таких интересов уже предполагается.

В определении, данном В.С. Толстым, личное неимущественное право - эго принадлежащая субъекту естественная возможность самостоятельно
в соответствии с принадлежащей ему автономией воли выбирать варианты собственного поведения, касающиеся его существования или социального поведения[154].

Очевидно, что все указанные определения раскрывают понятье личных неимущественных прав іраждан, но не организаций. Даже последнее определение не может быть распространено на юридических лиц, поскольку говорить о социальном поведении организации можно лишь с определенной долей условности.

Однако в отсутствие предметных исследований личных неимущественных прав юридических лиц мы, по возможности, будем опираться на выводы ученых, обращавшихся к личным неимущественным правам граждан, в тон мере, в какой это нс противоречит объекту нашего исследования.

Из сг. 48 ГК РФ следует, что юридическое лицо может иметь в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечать по своим обязательствам этим имуществом, от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Если іражданин способен самостоятельно приобретать права и обязанности под своим именем (ст. 19 ГК РФ), то юридическое лицо приобретает и осуществляет права от своего имени, не самостоятельно. Иные лица могут быть управомочены на управление делами организации императивным указанием закона или в результате надлежащего волеизъявления самого юридического лица.

Исходя из выделенных трех правомочий субъективною права (на собственные действия, на действия обязанных лиц и на защиту) можно раскрыть содержание субъективного права юридического лица на управление внутренними делами.

Хотя известная триада правомочий по владению, пользованию, распоряжению вещью не во всех случаях может выразить особенности личных прав[155], отказываться от анализа элементов субъективного права нельзя. Субъективное право не есть неразложимое на составные элементы целое, а представляет собой совокупность возможностей (правомочий)".

Итак, можно выделить следующие правомочия субъективного нрава юридического лица на управление внутренними делами.

1. Возможность с учетом закона определять содержание своей правоспособности, вносить изменения в устав, иные учредительные и внутренние документы юридического лица.

Как указывает В.В. Эбзеев применительно к акционерным обществам, локальное правовое регулирование деятельности акционерного общества является одним из видов выражения воли общества относительно его внутренней жизни .

Данным правомочием обладает каждое юридическое лицо, и оно предполагает возможность в пределах, установленных законом, определять и изменять цели своей деятельности. Юридические лица и физические лица равны как участники гражданских правоотношений, однако эго не означает, что их правоспособность нс имеет отличий.

Правоспособность граждан регулируется главой 3 ГК РФ. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом (п, 3 ст. 22 ГК РФ).

Правоспособность юридического лица регулируется ст. 49 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий п иных организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом (и. 1 ст. 49 ГК РФ).

Для юридических лиц с общей правоспособностью[156], например, для акционерных обществ или обществ с ограниченной ответственностью, предусмотрена возможность ограничения или изменения своей правоспособности.

Согласно п. 2 ст. 2 ФЗ об ОСЮ общество с ограниченной ответственностью может иметь гражданские нрава и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных федеральными законами, если это не противоречит предмету и целям деятельности, определенно ограниченным уставом общества.

Определение основных направлений деятельности общества с ограниченной ответственностью отнесено к компетенции общего собрания участников общества (н. 2 сг. 33 ФЗ об ООО). Для принятия решения об ограничении общей правоспособности, либо о восстановлении ранее ограниченной правоспособности необходимо квалифицированное
большинство в 2/3 голосов участников собрания, поскольку изменение правоспособности общества должно найти отражение в его уставе (п. 2 сг. 33. п. 8 ст. 37 ФЗ об ООО).

Редакция аналогичной нормы ФЗ об АО несколько отличается от приведенных положений: акционерное общество имеет гражданские права и несет обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, нс запрещенных федеральными законами (п. 4 сг. 2 ФЗ об АО).

Однако подобная формулировка не означает, что акционерное общество не вправе изменить общую правоспособность на специальную. Специальная правоспособность акционерного общества может быть закреплена в его уставе на основании решения общею собрания акционеров, принятого большинством в 3/4 голосов участников (п. 4 с г. 49 ФЗ об АО).

На практике установление специальной правоспособности хозяйственных обществ возможно, если их учредители (участники) желают избежать злоупотреблений со стороны членов органов управления. Например, можно запретить хозяйственному обществу выступать поручителем по обязательствам третьих лиц, за исключением обществ, являющихся дочерними по отношению к данному хозяйственному обществу.

А.А.Молчанов говорит о возможности добровольного сужения объема правоспособности коммерческой организации ее учредителями (участниками)’. Специальную правоспособность акционерного общества сводят к следующим трем группам: а) установление запрета совмещать с уставной деятельностью иные виды предпринимательской деятельности; б) закрепление исчерпывающего перечня видов деятельности, которые
разрешено совмещать с уставной; в) установление полного запрета совмещения уставной деятельности с любым иным видом деятельности1.

Изменение устава возможно и для некоммерческой организации по решению ее высшего органа управления, за исключением устава фонда, который может быть изменен органами фонда, если уставом фонда предусмотрена возможность изменения этого устава в таком порядке (и. 4 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях).

Если внесение изменений в учредительные документы связано с изменением характера деятельности некоммерческой организации, новые цели деятельности должны соответствовать специальной правоспособности, установленной п. 2 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях.

При внесении изменений в учредительные и внутренние документы[157] [158] юридического лица необходимо учитывать, что ряд локальных норм может содержаться только в актах определенного вида. Отмечается, что правовое регулирование компетенции органов управления хозяйственного общества может осуществляться только в уставе, а определение порядка и

организации деятельности органов управлення - во внутренних документах[159]. Однако данный подход не вполне соответствует закону. Согласно п. 3 ст. 98 ГК РФ в уставе акционерного общества должны найти отражение и условия о порядке принятия решений органами управления. То же требование предъявляется к учредительным документам обществ с ограниченной ответственностью (п. 2 ст. 89 ГК РФ).

Не все авторы разграничивают право юридического лица на изменение своих учредительных и внутренних документов, и полномочия

членов органов управления, и которых данное право может быть реализовано’.

При утверждении и изменении учредительных или внутренних документов следует обращать внимание на компетенцию соответствующих органов управления, чтобы сделать вывод о надлежащем выражении воли юридического лица.

И.С. Шиткина полагает, что утверждение внутренних документов холдинга можно отнести к компетенции совета директоров АО или ООО (если в обществе с ограниченной ответственностью такой орган создается), поскольку к компетенции общего собрания акционеров (участников) относится только решение вопроса об участии в объединении коммерческих организаций (подп. 18 п. 1 ст. 48 ФЗ об АО, подп. 1 п. 2 ст. 33 ФЗ об ООО)[160] [161].

Утверждение внутренних документов общества отнесено к компетенции общего собрания (подп. 19 n. 1 ст. 48 ФЗ об АО. подп. 8 и. 2 ст. 33 ФЗ об ООО). На практике в отношениях основного и дочернего обществ документы, регулирующие деятельность органов управления дочерних обществ, утверждаются основным обществом. Необходимо поставить под сомнение оценку таких документов в качестве локальных нормативных актов, обязательных для органов управления дочернего общества, поскольку они не предусмотрены действующим законодательством. Обязательными для органов управления дочернего общества являются внутренние документы, утвержденные нм самим[162].

Таким образом, для утверждения внутренних документов дочернею общества основное общество должно инициировать проведение общего собрания акционеров (участников) дочернего общества.

Возможность изменения учредительных и внутренних документов К£К правомочие субъективного права на управление внутренними делами также возникает по поводу нематериального блага - существования и деятельности коллективного образования.

2. Возможность в соответствии с законом определять структуру собственных органов управления и их компетенцию (полномочия участников для товариществ), наделять полномочиями лиц, занимающих должности в органах управления.

Юридическое лицо может определять структуру своих органов управления и их компетенцию с установленными законом ограничениями. Кроме органов управления, обязательных для юридических лиц определенной организационно-правовой формы, могут создаваться иные органы.

Применительно к органам можно говорить о компетенции как элементе правосубъектности юридического лица. Членам органов управления передаются полномочия, но не компетенция.

Любые вопросы их компетенции, а также структуры таких органов могут определяться в соответствии с законом в учредительных документах, но не в иных актах юридического лица. Например, при одновременном определении компетенции совета директоров в уставе и в положении о совете директоров должны применяться только положенья устава (п. 3 ст. 98, п. 2 ст. 89 ГК РФ). Д.А. Сумской, напротив, допускает установление компетенции в иных актах юридического лица, помимо учредительных документов[163].

Так, уставом общества с ограниченной ответственностью может быть предусмотрено образование совета директоров (наблюдательного совета) общества (п. 2 сг. 32 ФЗ об ООО), который в большинстве случаев ке создается. Напротив, для акционерного общества с числом акционеров

менее 50 существует возможность не создавать такой орган управления как совет директоров, возложив его функции на общее собрание (п. 1 сг. 64 ФЗ об АО).

В товариществах по общему правилу каждый участник полного товарищества (полный товарищ в товариществе на вере) вправе действовать от имени товарищества. Учредительным договором может быть установлено, что все полные товарищи ведут дела совместно, либо ведение дел поручено отдельным участникам (п. 1 ст. 72. ст. 84 ГК РФ).

В случаях, когда ото допускается законом, отдельные вопросы компетенции могут быть переданы юридическим лицом от одного органа

управления другому. Согласно подп. 17.) л. 1 ст. 65 ФЗ об АО вопросы

«*

участия и прекращения участия общества в других организациях могут быть отнесены к компетенции совета директоров или исполнительных органов.

Полномочия лиц, занимающих должности в органах управления, считаются предоставленными самим юридическим лицом, что подтверждается их ответственностью перед юридическим лицом при ненадлежащем осуществлении данных полномочий (и. 3 ст. 53 ГК РФ, сг. 71 ФЗ об АО).

При оценке действий лица, занимающего должность в органе управления, необходимо учитывать его обязанность действовать в интересах организации[164].

Даже для высшего органа управления хозяйственного общества справедливо утверждение о выражении воли юридического лица. Общее собрание является волсобразутошим органом, а процесс волеобразования заключается в надлежащем выражении воли организации исходя из принципа достижения экономической выгоды. Поэтому нельзя согласиться с тем, что члены корпорации как субъекты корпоративного отношения
могут влиять нс только на волю юридического лица, но и подчиняют себе волю других членов, оставшихся при голосовании в меньшинстве1.

Высший орган хозяйственного общества формирует не свою собственную волю, которая обязательна для данного юридического лица, но выражает волю общества. Эту волю обязаны признать не только члены других органов управления, но и любые иные липа.

Необходимо разграничивать орган юридического лица и лиц, занимающих должности (исполняющих обязанности) в таком органе.

В.А. Рыжова, исходя из того, что юридическое лицо - это искусственная конструкция права, допускает ошибочный, на наш взгляд, вывод о возможности только физических лиц выступать действительными органами юридического лица[165] [166]. Исполнять обязанности органа юридического лица моїут и другие организации (например, управляющая организация). '

Для понимания природы соотношения юридического лица, его органов и лиц, исполняющих, обязанности в органах управления, уместно сравнить данные отношения с отношениями представительства.

В.К. Андреев указывал, что в отношении представительства «выделяют внутренние и внешние отношения, между представляемым и представителем, между представляемым и третьим лицом. Отношения между представителем и представляемым в договорном представительстве... лишены имущественного содержания... являются личными неимущественными отношениями»[167].

Нематериальное благо, по поводу которого возникают отношения представительства, очевидно, близко нематериальному благу права на
управление внутренними делами (еутцествование и деятельность коллективного образования).

Полномочия при представительстве В.А. Рясенцсв определял как особое право лица, одно из проявлении правоспособности (в динамическом ее понимании), которое нельзя признать относительным субъективным правом1. В отличие от субъективных прав, полномочию не соответствует чья-либо конкретная обязанность - ни представляемого, ни представителя, ни третьих лиц. Полномочие также не отнесено к категории абсолютных прав[168] [169]. С.Н. Братусь расценивал полномочие как субъективнее гражданское право, принадлежащее предс тавителю[170].

В.К. Андреев совершенно верно возражает против признания полномочия особым субъективным правом, указывая, что «возможность и обеспеченность определенного поведения... признается не за представителем, а за представляемым...»[171].

Как мы указали, применительно ко всем организационно-правовым формам юридических лиц законодатель предусматривает обязательную структуру органов управления. Однако в отношении государственной корпорации это правило нс соблюдено. Пункт 3 ст. 7.1 Закона о некоммерческих организациях указывает, что в законе, предусматривающем создание государственной корпорации, определяется порядок управления ее деятельностью (в том числе органы управления государственной корпорации и порядок их формирования, порядок назначения должностных лиц государственной корпорации и порядок их освобождения).

Например, в Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» органами управления являются наблюдательный совет

Корпорации, генеральный директор Корпорации и правление Корпорации. Определен численный сослав наблюдательного совета - 9 членов, которые назначаются Президентом РФ, однако срок осуществления ими своих полномочий не установлен (ст. 23 Закона о Государственной корпорации по атомной энергии Росатом’).

Аналогичная структура органов управления предусмотрена для Государственной корпорации «Ростехнологии», наблюдательный совет которой также формируется из 9 членов, назначаемых Президентом РФ, ио на срок не более 5 лет (ст. 11 Закона о Государственной корпорации «Ростехнологии»[172] [173]).

В Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта органами управления являются наблюдательный совет Корпорации, правление Корпорации и президент Корпорации. Количественный и персональный состав наблюдательного совета Корпорации определяется Правительством РФ. срок их полномочий нс определен (ст. 10, II Закона[174]).

Эти и другие положения названных законов позволяют прийти к выводу, что в настоящее время отсутствует такая организационно­правовая форма юридических лиц как государственная кооперация. В нарушение ст. 53 ГК РФ, в которой получил отражение признак организационного единства юридического лица, законодатель не предусмотрел единую структуру органов государственной корпорации.

3. Возможность создавать свои подразделения для веденгя коммерческой или некоммерческой деятельности (филиалы, представительства и др.), определять структуру таких подразделений н прекращать их деятельность.

Данную возможность некоторые авторы называют составной частью правосубъектности юридического лица*. Однако проведенный нами анализ соотношения субъективных прав и правоспособности свидетельствует против такого подхода.

Создание подразделений способствует развитию такого нематериального блага как существование и деятельность коллективного образования, расширяет персональный состав и возможности коллектива.

Юридическое лицо имеет возможность создавать филиалы и открывать представительства. Представительством является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет нх защиту (п. I ст. 55 ГК РФ).

Филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства (п. 2 ст. 55 ГК РФ).

Закон о политических партиях" допускает создание местных, первичных н региональных отделений политической партии как сс структурных подразделений (п. 3 ст. 3).

Закон об общественных объединениях3 в качестве структурных подразделений общественного объединения называет организации, отделения, филиалы и представительства (ст. 14). При этом само общественное объединение понимается как некоммерческое формирование, которое может являться, а может и не являться юридическим лицом (ст.ст. 5, 8-12).

Па практике при создании общественных объединений как юридических лиц, в учредительных документах предусматривается

1 Молчанов Л.Л. Указ. соч. С. 85.

2 Федеральный закон от П.07.2001 г. № 95-ФЗ (ред. от 26.04.2007 г.) «О политических партиях» // СЗ РФ. 200!. № 29. Ст. 2950; 2007. № 18. Ст. 2118.

J Федеральный закон от 19.05.1995 г. № 82-ФЗ (ред. 02.02.2006 г.) «Об общественных объединениях» И СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 2006. № 6. С г. 636.

структура в соответствии с указанным законом. Гак, в п. 4.1 проекта Устава Общероссийской общественной организации «Российская ассоциация журналистов, пишущих на правовую тематику»1 в качестге структурных подразделений общественной организации названы: организации, отделения, филиалы и представительства. Также в проекте данного Устава предусмотрена регистрация струкгурных подразделений, организаций и отделений, в качестве юридических лиц, и определена структура и компетенция органов управления таких подразделений.

Создание подобных структурных подразделений общественных организаций и наделение их правами юридического лица допускается ст. 21 Закона об общественных объединениях и ст. 15 Закона о политических партиях.

Закон о профессиональных союзах[175] [176] [177] допускает государственную регистрацию первичной профсоюзной организации в качестве юридического лица (ст. 8). Уставы многих профсоюзов рассмаїривают первичные профсоюзные организации - юридические лица в качестве структурных единиц профсоюзов - юридических лиц.

В соответствии с Уставом общественной организации «Территориальная организация «Профсоюз сотрудников милиции г. Москвы»'' основой профсоюза являются первичные профсоюзные организации, создаваемые путем самоорганизации ио территориальному и профессиональному принципам (ст. 11).

В соответствии с Уставом общероссийского общественного объединения «Профессиональный союз работников образования и науки

Российской Федерации»[178] основой организационного строения профсоюза является первичная организация профсоюза (к. 20).

Нормативной основной данных положений учредительных документов выступает ст. 3 Закона о профессиональных союзах, в которой под первичной профсоюзной организацией понимается добровольное объединение членов профсоюза, а в качестве члена профсоюза - лицо, состоящее п первичной профсоюзной организации.

Тем самым закон предусмотрел, что в структуре профсоюза должны обязательно присутствовать первичные профсоюзные организации, в том числе, когда сам профсоюз и первичные профсоюзные организации зарегистрированы в качестве юридических лиц.

В действительности признание организации (отделения, первичной профсоюзной организации) структурным подразделением политической партии (общественного объединения, профсоюза) с одновременным наделением такого подразделения правосубъектностью нарушает признак организационного единства юридического лица и противоречит п.' 1 ст. 48 ГК РФ.

Структурные подразделения общественного объединения

юридического лица не могут обладать самостоятельной

правосубъектностью, не вправе от своею имени приобретать имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Если же отделение, организация, первичная профсоюзная организация отвечают всем признаками юридического лица и зарегистрированы в установленном законом порядке, их нельзя рассматривать в качестве структурного или обособленного подразделения общественного объединения - юридического лица. Подобные отношения, например, между профсоюзом и первичной профсоюзной организацией, следует

so

но самостоятельных

рассматривать как отношения зависимых, юридических ЛИН.

В связи с этим, из Закона об общественных объединениях, Закона о политических партиях, Закона о профессиональных союзах необходимо исключить положения о признании организаций, отделений, первичных профсоюзных организаций, наделенных самостоятельной

правосубъектностью (юридических лиц), структурными подразделениями общественных объединений - юридических лиц.

Н.В. Костенко предлагает более радикальный подход, полагая возможным лишить все общественные объединения прав юридического лица'. Однако вряд ли это предложение будет способствовать развитию общественных объединений в России. Следует также помнить слова И.А. Покровского о том, что юридическое лицо является к регистрации с правом на свое сущест вование, а не с просьбой о даровании ему жизни2.

4. Возможность создавать новые юридические лица (п. 5 ст. 66 ГК РФ), участвовать в некоммерческих организациях, включая ассоциации и союзы юридических лиц (ст. 121 ГК РФ); возможность участвовать в управлении внутренними делами других организаций.

Данная возможность также возникает по поводу нематериального блага - существования и деятельности коллективного образования. Единый объект права объединяет данное правомочие с другими в праве управления внутренними делами юридического лица.

Участие в некоммерческих организациях и в управлении внутренними делами других организаций объясняется наличием у каждого юридического лица собственного внутреннего интереса, который сталкивается с интересами других юридических лиц.

На уровне социальной реальности данным правовым отношениям соответствует взаимодействие коллективных образований, а иногда и борьба коллективов за существование и развитие.

Возможность создавать новые юридические лица, неимущественная по своей природе, связана только с личностью организации-учредителя. Создание юридического лица с точки зрения социальной реальности - это не только перераспределение или обособление материальных благ, но и расширение личности учредителя в создаваемой организации. С точки зрения реальности правовой, имеет место неразрывная связь имущественных п неимущественных отношений.

Признак имущественной обособленности не является главенствующим среди признаков юридического лица, что подтверждается как различными требованиями, предъявляемыми к уставному (складочному) капиталу коммерческих организаций (для ООО и ЗАО уставный капитал должен составлять нс менее 100 МРОТ, для ОАО - нс менее 1000 МРОТ, для товариществ минимальный размер складочного капитала не определен), так и отсутствием обязательных требований к имуществу, передаваемому некоммерческим организациям.

Некоторые авторы рассматривают создание юридического лица путем учреждения вновь в качестве элемента правосубъектности[179]. Однако ге вполне понятно, о какой правосубъектности идет речь. Если о правосубъектности создаваемого юридического лица, то в отсутствие такового говорить о реализации его правосубъектности преждевременно.

Само же создание юридического лица представляет собой определенный процесс, в ходе которого совершаются не только юридические, но и фактические действия. Относить последние к правосубъектности неоправданно.

Применительно к организации - учредителю создание другого юридического лица выступает не элементом правосубъектности, >-:о представляет собой реализацию субъективного права на управление внутренними делами. Осуществление субъективного права обеспечивает реализацию правоспособности.

В.П. Мозолин рассматривает право участников на участие в создании и деятельности хозяйственного товарищества и общества в рамках внутреннего правоотношения, которое существует наряду с генеральным правоотношением[180].

Полагаем, что в данном случае имеет место неимущественное правоотношение по созданию юридического лица, связанное с имущественными правоотношениями. Оно нс является организационным или корпоративным, и в его основе либо наряду с ним ие существует генеральное правоотношение.

И все же речь следует вести не о правах участников, а о правомочии самого юридического лица на создание другой организации. Мы ведем речь о внутренних делах юридического лица - учредителя, поскольку ему не противопоставлены права или обязанности создаваемой организации, еще не существующей в качестве субъекта права.

Создание юридического лица. обладающего собственной правосубъектностью, возможно только за счет реализации субъективного права, в наибольшей степени гарантирующего развитие правосубъектности самого учредителя — юридического лица, каким является право та управление внутренними делами.

С момента регистрации вновь созданной организации в качестве юридического лица, организация - учредитель может участвовать в управлении се делами (обладая долей в уставном (складочном) капитале). Данные отношения уже не являются внутренними делами учредителя,
поскольку доля r уставном (складочном) капитале не позволяет ему влиять на юридическое лицо или управлять им. как полагают многие авторы, но благодаря долей в уставном (складочном) капитале участник приобретает имущественные полномочия по участию в делах юридического лица от имени этого юридического лица и в его интересах.

С имущественным правом (право на долю в уставном капитале) гесно связано неимущественное право на управление внутренними делами, которое принадлежит юридическому лицу - учредителю. В силу обладания этим правом, участнику предоставляются и неимущественные полномочия по управлению внутренними делами другой организации.

Наличие у участника - юридического лица имущественных и неимущественных полномочий по управлению делами другой организации позволяет ему реализовать как свое право на долю в уставном капитале, так и право на управление вну тренними делами.

Иное имеет место, когда одна организация воздействует га внутренние дела другого юридического лица, например, в силу заключенного между ними договора или наличия права собственности на предоставленное юридическому лицу имущество. В гаком случае организация не действует от имени юридического лица, ей также необязательно действовать в его интересах.

Здесь имеет место ограничение субъективных прав юридического лица, в том числе его субъективного права на управление внутренними делами. Поскольку такая организация и такое юридическое лицо обладают субъективными правами на управление внутренними делами, уместно сделать вывод о том, что право юридического лица ограничивается правом организации.

За счет таких ограничений внутренние дела организации получают продолжение в делах другого юридического лица. Подробнее на этом вопросе мы остановимся во второй главе настоящего исследования.

В отношении учредительного договора (договора о создании юридического лица) высказывались разные точки зрения. П.В. Козлова усмотрела в нем элементы договора в пользу третьего лица, который порождает и регулирует целый комплекс обязательственных правоотношений имущественного и неимущественного характера1. Здесь же автор указала на имущественный характер договора7, в связи с чем выводы о его природе можно было признать несколько противоречивыми.

К сожалению, в дальнейшем Н.В. Козлова не уточнила свой вывод о частично неимущественном характере правоотношений, порождаемых учредительным договором. Природу данного договора автор определила как многостороннюю корпоративную сделку[181] [182] [183] [184], договор о совместной деятельности с элементами договора в пользу третьего лица и элементами предварительного договора’.

В.В. Долинская определяет договор о создании акционерного общества как разновидность «организационных договоров в рамках обязательств по совместной деятельности с целью создания (организации) юридического лица». При этом отмечается, что «содержание обязательств составляет не столько обмен товарами, работами, услугами, сколько особая организация отношений, позволяющая участникам обязательств совместно выступать в гражданском обороте»[185].

Полагаем, что учредительный договор (договор о создании акционерного общества) необходимо рассматривать как смешанный договор, при заключении которого юридические лица руководствуются субъективным правом на управление внутренними делами, а также правами имущественного характера (правом собственности в случае
передачи имущества в уставный (складочный) капитал создаваемой организации).

Хозяйственные товарищества и общества могут выступать учредителями других хозяйственных товариществ и обществ, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ и другими законами (п. 5 ст. 66 ГК РФ).

С согласия собственника і существа принять участие, в создании юридического лица может унитарное предприятие. Однако ему не предоставлена возможность участия в создании кредитной организации (ст. 6 Закона об унитарных предприятиях).

Учреждение может выступить учредителем хозяііст венного общества с разрешения собственника, если иное не установлено законом. Однако учреждение не может участвовать в создании коммандитного товарищества, поскольку не должно выступать в качестве полною товарища (п. 4 ст. 66, п. 1 ст. 83 ГК РФ).

Общественные и иные некоммерческие организации, в том числе учреждения, могут добровольно объединяться в ассоциации (союзы) этих организаций (п. 2 ст. 121 ГК РФ). Ч

Учредителями и участниками общественных объединений могут4 быть юридические лица - общественные объединения, если иное нс установлено Законом об общественных объединениях, а также законами об отдельных видах общественных объединений.

Закон о производственных кооперативах[186] позволяет юридическим лицам становиться участниками таких кооперативов, если это предусмотрено уставом кооператива (ст. 1), однако ничего ие говорит о возможности участия юридического лица в создании кооператива.

Юридические лица в количестве не менее двух могут выступить в качестве учредителей сельскохозяйственного потребительского
кооператива (п. 11 ст. 4 Закона о сельскохозяйственной кооперации1), а в количестве не менее трех - в качестве учредителей потребительского общества (ст. 7 Закона о потребительской кооперации[187] [188]).

Необходимо отметить, что потребительские общества по Закону о потребительской кооперации представляют собой потребительские кооперативы (ст. 1 Закона о потребительской кооперации и ст. 116 ГК РФ). В наименовании потребительского кооператива допускается указание слов «потребительское общество» (п. 3 сг. 116 Г'К РФ). Согласно п. 1 сг. 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму. В этой части нормы ГК РФ о потребительских кооперативах обладают особенностью, допуская включать в наименование нс указание на организационно-правовую форму (потребительский кооператив), а слова «потребительское общество».

Однако в Законе о потребительской кооперации термин «потребительское общество» используется для обозначения организационно-правовой формы юридического лица. Данисе несоответствие закона Гражданскому кодексу РФ необходимо исключить.

Производственный кооператив по решению общего собрания членов кооператива может вступать в союзы или ассоциации (п. 1 ст. 15 Закона о производственных кооперативах).

В соответствии со ст. 32 Закона о потребительской кооперации потребительские общества (кооперативы) могут выступать учредителями (участниками) союзов потребительских обществ (кооперативов).

Кредитные потребительские кооперативы іраждан имеют право объединяться в ассоциации (союзы) кредитных потребительских кооперативов граждан, вступать в уже созданные ассоциации (союзы)
кредитных потребительских кооперативов граждан и выходить из них (п. I ст. 8 Федерального закона от 07.08.2001 г. № 117-ФЗ (ред. от 03.11.2006 г) «О кредитных потребительских кооперативах граждан»1).

Объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) являются некоммерческими организациями, независимо от того, организации какого вида в них участвуют (группа коммерческих организаций или группа некоммерческих организаций).

Применительно к коммерческим организациям указывается, что целью объединения в ассоциацию (союз) для них является координация своей предпринимательской деятельности, а также представление и защита общих имущественных интересов (и. 1 ст. 121 ГК РФ).

Для некоммерческих организаций цель объединения в союз нс указана (п. 2 ст. 121 ГК РФ).

Полагаем, что во всех случаях объединения юридических лиц в ассоциацию (союз) основной целью является содействие участникам в осуществлении своих нрав (удовлетворении охраняемых законом интересов). Эта цель является неимущественным интересом ассоциации (союза), возникающим по поводу нематериального блага - существования и деятельности коллективного образования. Объединившись, коллективные образования могут противостоять иным, более сильным

коллективным образованиям, получают дополнительные возможности в

*

своем развитии.

Для коммерческих организаций первоочередное значение имеет представление и защита общих имущественных интересов. Однако такая цель можег быть достигнута только за счел осуществления коммерческими организациями своих личных правомочий на объединение. Осознавая общую цель, каждое юридическое лицо преследует и свой частный (внутренний) интерес.

Для некоммерческих организаций объединение в ассоциацию (союз) даст более широкие возможности в осуществлении своих личных неимущественных прав (удовлетворении охраняемых законом интересов), и содействует осуществлению таких прав и интересов участниками некоммерческих организаций или иными лицами.

В последнее время высказываются мнения о том, что деление организаций на коммерческие и некоммерческие нс основано на четких критериях1, и от него можно отказаться. Мы считаем, что необходимо сохранить классификацию организаций на коммерческие и некоммерческие с учетом дополнительного критерия.

Некоммерческие организации не имеют в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, основной целью их деятельности выступает осуществление своих личных неимущественных прг.в (удовлетворение охраняемых законом интересов), либо содействие в осуществлении личных неимущественных прав (удовлетворении охраняемых законом интересов) ее участников или иных лиц.

Коммерческие организации в качестве основной цели своей деятельности преследуют извлечение прибыли.

К сожалению, эта особенность не учтена в Концепции развитья корпоративного законодательства на период до 2008 года, сохраняющей легальные признаки некоммерческих организаций[189] [190].

Полагаем, пункт 1 ст. 50 ГК РФ следует изложить в следующей редакции: «J. Юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, и преследующие в
качестве такой цели осуществление своих личных неимущественных прав (удовлетворение охраняемых законом интересов), либо содействие в осуществлении таких нрав и удовлетворении таких интересов участников организаций или иных лиц (некоммерческие организации)».

По замечанию В.П. Иванова относительно возможности признания общины субъектом права, главная идея консолидации группы может находиться либо внутри группы, либо вне ее, «осознание членами общины того факта, что у них есть права и интересы, отличающиеся от прав каждого, представляет основу консолидации общины»1.

В.Е Чиркин отмечает, что в деятельности некоммерческой организации и ее членов доминирующими должны быть общественные интересы. Если возобладают частные интересы участников, коллектив распадется. При этом речь идет о некоммерческих общественных организациях как юридических лицах публичного права[191] [192].

Можно согласиться с этим выводом, но при этом следует уточнить, чго преобладание общественного интереса, собственного интереса некоммерческой организации является условием существования и развития коллектива, но никак нс условием для отказа и признании некоммерческого характера ее деятельности, если при этом получают удовлетворение интересы участников или иных лиц.

В качестве иллюстрации можно привести пример с «Обществом вспомоществования студентам Петербургского университета», известным но заметкам и фельетонам Л.П. Чехова[193]. Общество предоставляло средства нуждающимся студентам на период обучения. Предполагалось, что закончив обучение и поступив на службу, бывшие студенты смогут вернуть долг обществу. Однако большинство «дсстинаторов» пренебрегло своей обязанностью, и потому вместо получения долго'з Общество приказало долго жить. Тем не менее, в течение всего периода

существования Общества нельзя было отрицать некоммерческий характер его деятельности.

Предлагаемый нами подход не только уточняет критерии деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации в соответствии с их организационно-правовой формой, но и позволит примирить различные теории о природе и сущности юридических лиц.

Одни авторы для объяснения сущности юридического лица обратились к имущественным нравам, признаваемым за юридическим лицом. К этой группе, в частости, относятся теория «коллективной собственности» 1О.С. Гамбарова’. теория «целевого имущества» Л. Бринца[194] [195], теория «персонифицированного имущества» (С.Н. Ландкоф, В.Л. Дозорцев, Е.Л. Суханов)[196]. Последняя, впрочем, близка теории «целевого имущества», что применительно к взглядам Е.А. Суханова отметил К).К. Толстой[197].

Другие ученые обращались к неимущественным правам и интересам, получавшим развитие в связи с деятельностью юридического лица. Так, дестииаторы признавались конечными пользователями благ, возникающих благодаря деятельности больниц и других учреждений (Р. Иеринг). Благодаря деятельности больниц, пациенты реализуют свои личные неимущественные права на жизнь и на здоровье. Такие права имеют безусловный приоритет перед имущественпыми правами (позволяющими воспользоваться платными услугами), и перед правами самой больницы, что и определяет выбор организационно-правовой формы учреждения, соответствующей некоммерческому характеру деятельности больницы.

Изначально больницы, библиотеки, образовательные заведения создавались именно в форме некоммерческих организаций, поскольку приоритет в их деятельности был направлен на содействие дссгинаторам в осуществлении своих личных неимущественных прав на здоровье, на информацию и на образование и др.

С развитием общественных отношений данный подход претерпел изменение. В некоторых сферах допускается деятельность» одновременно коммерческих и некоммерческих организаций (например, в области Здравоохранения п спорта, культуры и науки, библиотечного обслуживания, в сфере биржевой! торговли*). В других сферах допускается деятельность только некоммерческих организаций (в религиозной сфере и сфере образования, в деятельности музеев и в политической жизни общества[198] [199]).

Уточнив критерий деления организаций на коммерческие и некоммерческие. мы можем оценить правомерность отнесенья законодателем юридических лиц под общим наименованием «государственные корпорации» к некоммерческим организациям (ст. 7.1 Закона о некоммерческих организациях).

В деятельности данных юридических лиц, на наш взгляд. извлечение прибыли является приоритетной целью, в то время как меньшее значение имеет осуществление своих личных неимущественных прав (удовлетворение охраняемых законом инте|>есов), либо содействие в осуществлении таких прав и удовлетворении таких интересов десгннаторов.

Так, среди функций Государственной корпорации «Ростехнологии» - обеспечение продвижения на внутреннем и внешнем рынке высокотехнологичной промышленной продукции, привлечение инвестиции в организации различных отраслей промышленности (ст. 3 Закона о Государственной корпорации «Ростехнологии»).

Государственная корпорация по строительству олимпийских объектов безвозмездно предоставляет автономной некоммерческой организации «Оргкомитет Сочи-2014» созданные за счет собственных средств олимпийские объекты для проведения Олимпийских и Паралимпийских зимних игр 2014 года. Однако обязанность дальнейшего использования этого имущества, например, в целях благотворительности не устанавливается.

Кроме олимпийских объектов, данная Корпорация за счет собственных средств и средств других инвесторов осуществляет строительство объектов транспортной, инженерной инфраструктуры, а также инфраструктуры связи, объекты электроэнергетики, объекты туристской индустрии (ст. 3 Закона о Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов). Полагаем, нет необходимости доказывать коммерческий характер использования перечисленных возводимых объектов.

Все вышесказанное, включая замечание о несоблюдении в отношении государственных корпораций признака организационного единства юридического лица, позволяет прийти к выводу, что законодатель не
уделил достаточного внимания вопросу создания новой организационно­правовой формы юридических лиц.

В связи с этим, из Закона о некоммерческих организациях необходимо исключить статью 7.1 «Г осударственная корпорация» и в специальных законах о деятельности государственных корпораций предусмотреть нх реорганизацию в юридические лица иных организационно-правовых форм. 5. Возможность принятия решений о собственной реорганизации или ликвидации (ст. 57, 61 ГК РФ).

Реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами (п. I ст. 57 ГК РФ).

Лица, занимающие должности в органах управления юридического лица и уполномоченные на принятие решения о его реорганизации, действуют от имени такого юридического лица (ст. 53 ГК РФ).

Общее собрание участников (членов), утверждая договор о слиянии или присоединении и иные необходимые документы, действует в качестве волеобразующего органа юридического лица. Посредством данного органа управления юридическое лицо самостоятельно своей волен и в своем интересе принимает решение о реорганизации.

Правомочие на реорганизацию возникает по поводу упомянутого в настоящей работе нематериального блага - существования и деятельности коллект ивного образования. Данное правомочие создает дополнительные возможности для развития коллективного образования, когда форма его социального существования и потребности развития требуют изменения организационно-правовой формы юридического лица, разделения (выделения) его активов и разделения самого коллективного образовании, либо слияния таких активов и коллективных образований.

Помимо указанного правомочия, реорганизация включает в себя осуществление юридическим лицом (юридическими лицами) целого ря;:а
прап и правомочий как имущественного, так и неимущественною характера, а также несение обязанностей. Среди них такие права юридического лица, как право собственности, имущественные права, права неимущественною характера (например, право на информацию), обязательства в связи с предыдущей деятельностью юридического лица.

Несение обязанностей юридического лица заключается и в надлежащей передаче таких обязанностей организации-правопреемнику.

Однако сама возможность реорганизации выступает правомочием субъективного права юридического лица на управление внутренними делами. Его тесная связь с имущественными правами обусловливает недопустимость проведения реорганизации без перехода всех прав и обязанностей реорганизуемого юридического лица к правопреемнику.

Как отмечает М.Н. Малеина, личные права, связанные с имущественными, при их реализации могут выступать в качестве предпосылки возникновения имущественных прав. Некоторые неимущественные права... неразрывно связаны с другими, в том числе и имущественными правами и обязанностями сторон. Какие из этих отношений первичны, а какие вторичны, определяется из содержания и целей договора'.

О.С. Иоффе применительно к правам граждан, которые носят личный характер и тесно связаны с правами имущественными, писал следующее: «Единство материального объекта, наблюдаемое у некоторых личных и имущественных правомочий, опирается на такое же единство, существующее в самих реальных (фактических) отношениях, которые вследствие этого выступают как органическое целое, с необходимостью предопределяющее единство применяемого к ним правового метода:). Когда личные и имущественные правомочия сочетаются, воплощаются в едином правовом отношении, можно говори ть о личных правах, связанных

1 Мазеппа М.Н. О предмете гражданского ираиа // Государство и право. 2001. № I. С. 26-27.

с имущественными1.

В силу ст. 16 Закона о государственной регистрации реорганизованное юридическое лицо или несколько из участвовавших в реорганизации юридических лиц считаются «прекратившими свою деятельность».

В соответствии с акционерным законодательством и законодательством об обществах с ограниченной ответственностью такие юридические лица, кроме случаев выделения и преобразования, «прекращаются» (п. 1 ст. 16, п. 1 ст. 17, п. 1 сг. 19 ФЗ об АО; п. 1 ст. 52, п. 1 ст. 53, п. 1 ст. 54 ФЗ об ООО).

С точки зрения юридической техники правильнее говорить о прекращении юридического лица в ходе реорганизации. Ведь прекращение деятельности не означает прекращение существования юридического лица. Напротив, прекращенная пли приостановленная деятельность может быть возобновлена юридическим лицом в дальнейшем.

А.А. Глушецкий отмечает, что при реорганизации в порядке универсального правопреемства переходят не только -те объекты гражданских прав, которые по своей юридической природе являются имуществом, но и те, которые в смысле ст. 128 ГК РФ не относятся к имуществу’.

Однако в литературе не освещается вопрос о передаче неимущественных прав и нематериальных благ при реорганизации . [200] [201] [202]

Полагаем, что к вновь созданному юридическому лицу в порядке реорганизации переходят неимущественные права: на управление внутренними делами и на информацию.

Очевидно, что регулирование гражданским законодательством личных неимущественных прав іраждаи и юридических лиц может иметь

отличия.

Согласно ч. 3 ст. 1112 ГК РФ не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Согласно п. 1 ст. 150 ГК РФ в случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. Из приведенной нормы следует, что личные неимущественные права наследодателя могут осуществляться наследниками, хотя и нс переходят к ним.

Однако в случае реорганизации юридического лица неимущественные права: 1) полностью переходят к вновь созданной организации- правопреемнику (преобразование, слияние); 2) переходят в части к вновь созданной организации-правопреемнику (разделение, выделение); 3) «прирастают», присоединяются к аналогичным правам реорганизуемого юридического лица (присоединение).

Данные особенности можно объяснить отличиями в фактических отношениях с участием граждан н юридических лиц. Со смертью физического липа прекращаются фактические отношения, в которых он участвовал. Смерть физического лица явление социальной реальности, а реорганизация юридического лица - явление реальности правовой, при этом коллективное образование продолжает существовать.

В остальном же личные неимущественные права юридических лиц подчиняются общим правилам гражданского законодательства, включая невозможность их отчуждения иным (третьим) лицам.

Процедура реорганизации представляет собой сложный юридический

состав н не может расцениваться как сделка1. По мнению В.В. Долинской,

- 2 сделкой не является и решение о реорганизации .

Договор о присоединении (слиянии) не является по своей природе организационным[203] [204] [205] [206] [207] или имущественным. Как и учредительный договор, сн относится к смешанным договорам. Следует присоединиться к мнению о том, что его можно квалифицировать в качестве специфической разновидности договора простого товарищества, хотя нет запрета и дія выделения его в самостоятельный вид договора в рамках единого типа общецелевых договоров*.

Правовые отношения, возникающие при реорганизации юридических лиц, включают как имущественные, так и личные неимущественные, связанные с имущественными, отношения. В данном случае не возникает необходимости в выделении иных отношений (организационных, организационно-имущественных, корпоративных, статутных и др.), на чем настаивали или настаивают некоторые авторы".

Правосубъектность юридических лиц различных организационно­правовых форм определяет особенности их реорганизации.

Хозяйственные товарищества и общества одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида или в производственные кооперативы по решению общего собрания участников в порядке, установленном ГК РФ (п. 1 ст. 68 ГК РФ).

Акционерное общество вправе преобразоваться в общество с ограниченной ответственностью или в производственный кооператив, а также в некоммерческую организацию (некоммерческое партнерство) в соответствии с законом (п. 2 ст. 104 ГК РФ. и. 1 ст. 20 ФЗ об АО).

Некоммерческое партнерство, в свою очередь, вправе преобразоваться в фонд или автономную некоммерческую организацию, • а также в хозяйственное общество в случаях и порядке, которые установлены федеральным законом (п. I ст. 17 Закона о некоммерческих организациях}.

Автономные некоммерческие организации имеют незначительные отличия от фондов. Как и фонды, автономные некоммерческие организации обладают правом собственности на переданное им имущество, могут быть учреждены гражданами и (или) юридическими лицами, в том числе одним лицом, либо представительными органами муниципальных образований[208]. Учредители не отвечают по обязательствам данных юридических лиц, а те не отвечают по обязательствам учредителей.

Учредительным документом в обоих случаях является устал. Установленная законом структура органов управления также не имеет отличий. Надзор за деятельностью фонда осуществляет попечительский совет фонда. Надзор за деятельностью автономной некоммерческой организации осуществляют ее учредители.

В то же время, если фонд может быть ликвидирован только по решению суда, специальных требований к ликвидации автономней некоммерческой организации законодатель не предусматривает (ст. 18 Закона о некоммерческих организациях).

Других существенных отличий между данными некоммерческими организациями не усматривается. Столь незначительные отличия свидетельствуют против существования двух фактически тождественных
организационно-правовых форм юридических яиц. Рекомендуется предусмотреть в законе обязательную реорганизацию автономных некоммерческих организаций в фонды с наделением учредителей реорганизованных автономных организаций полномочиями членов попечительских советов фондов. Однако автономной некоммерческой организации следует предоставить выбор между реорганизацией или

ликвидацией.

Проведение таких реорганизаций должно быть возложено на Федеральную налоговую службу и ее территориальные подразделения, при этом после проведения реорганизации фондам необходимо предоставить возможность внести изменения в устав без взимания государственной пошлины.

Приоритет

организациями

существования

фондов перед автономными некоммерческими -

объясняется как более длительным периодом фондов. так и соображениями практической

целесообразности - в настоящее время количество фондов более чем в два раза превышает количество автономных некоммерческих организаций1.

Таким образом, правомочие на реорганизацию осуществляется самим 'V юридическим лицом через систему своих органов управления. Не учредители или собственник имущества юридического лица7, а само юридическое лицо решает вопросы своей реорганизации и ликвидации, вносит изменения в учредительные документы.

Содержание и перечень названных правомочий права юридического лица на управление внутренними делами может уточняться по мере совершенствования законодательства.

Осуществление субъективного права юридического лица на управление внутренними делами имеет свои особенности. С одной [209] [210] [211]
стороны, осуществление меры возможного поведения поставлено в зависимость от усмотрения обладателя субъективного права. Но в данном случае это правило имеет исключение. В ст. 21.1 Закона о государственной регистрации установлена презумпция прекращения деятельности юридическим лицом в случае непредставления документов налоговой отчетности и отсутствия операций хотя бы по одному банковскому счету в течение двенадцати месяцев. Такне внешние признаки деятельности юридического лица, безусловно, отражают и его внутренние отношения, связанные с правом на управление внутренними делами.

Второе правомочие, выделяемое в содержании субъективного права - возможность требовать надлежащего поведения от обязанных лиц. Оно означает возможность контроля за осуществлением полномочий теми лицами, которым они были предоставлены, а также возможность требовать поведения, обеспечивающего реализацию данных правомочий в своем интересе, от всех иных лиц, имеющих возможность нарушить данное субъективное право юридического лица.

Правомочие на защиту предполагает возможность осуществления мер принуждения в отношении нарушителей права юридического лица га управление внутренними делами. Моїут применяться такие способы защиты как признание отдельных правомочий за юридическим лицом, пресечение действий, нарушающих или создающих угрозу нарушению права, восстановление положения, существовавшего до нарушения прана.

Иск о признании может предъявляться как для признания права самого юридического лица (например, в отношениях между основным и дочерним обществами), так и для подтверждения полномочий лиц, занимающих должности в его органах управления или представителей. В последнем случае защита права организации на управление внутренними делами заключается в признании ее действий по наделению физических или юридических лиц полномочиями управленческого характера.

Иски о признании права встречаются па практике. Так, в Арбитражный суд Республики Татарстан в 2004 г. было предъявлено исковое заявление ОАО «Нижнекамскнефтехим» к ЗАО «Межрегиональная регистрационная компания» о признании права управления и ведения дел Коммандитного товарищества «Нижнекамскнефтехим и компания»[212]. К сожалению, неизвестно, как быго разрешено данное дело по существу.

Пресечение действий, нарушающих или создающих угрозу нарушению права, может иметь место, если членам органов управления препятствуют в исполнении их должностных обязанностей (в частности, формирование альтернативных органов управления акционерного общества при проведении параллельного общего собрания акционеров).

Иском о восстановлении может быть восстановлен в должности член •• органа управления, незаконно лишенный своих полномочий или отменены решения, принятые с нарушением установленного порядка. При этом необходимо учитывать, что не во всех случаях положение, существовавшее до нарушения права, может быть восстановлено в полном объеме. '■

Право юридического липа на управление внутренними делами может быть соотнесено с признаками, выделенными нами выше для всех субъективных прав. Обращаясь к критерию характера правообладании, отмстим, что право управления предполагает- нс абстрактную, а вполне конкретную возможность его осуществления, -зависящую от воли юридического лица.

Правоспособность юридического лица предполагает абстрактную способность к управлению делами организации и связана с пассивным поведением носителя правоспособности, так как может быть реализована

только за счет субъективного права, предполагающего активное поведснге управомоченною лица.

Нарушение элемента правоспособности к управлению внутренними делами юридического лица может быть связано с принятием акта гражданского законодательства, неправомерно ограничивающего как право на управление, так и данный элемент правоспособности. Оценивать характер допущенных нарушений необходимо с учетом п.2 ст. 1 ГК РФ, согласно которой гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны с граны и безопасности государства.

В силу абсолютного характера право управления внутренними делами предполагает наличие корреспондирующей ему обязанности со стороны всех третьих лиц, имеющих реальную на то возможность, не нарушать данное право.

Объектом права управления внутренними делами выступают отношения юридического лица с иными лицами, участвующими или влияющими на процесс волеобразовапия или волеизъявления организации, и указанных лиц между собой по реализации полномочий на участие во внутренних делах юридического лица.

Право на управление внутренними делами юридического лица является личным неимущественным нравом. Как личное неимущественное право оно возникает по поводу нематериального блага, возможности существования и деятельности коллективных образований.

Данное право тесно связано с личностью обладателя и нс может отчуждаться юридическим лицом. Наделение членов органов управления или представителей юридического липа отдельными полномочиями го участию в управлении его делами, не влечет за собой умаления содержания или утраты всего права юридическим лицом.

Определяющими для личных неимущественных прав признаками выступают связь с нематериальным благом и личностью управомоченного субъекта. Право юридического лица на управление внутренними делами возникает по поводу нематериального блага и тесно связано с личностью его носителя. Оно возникает в момент создания юридического лица и прекращается с его ликвидацией.

Подводя итог, определим право юридического лица на управление внутренними делами как личное неимущественное право, предоставляющее юридическому лицу возможность в соответствии с законом вносить изменения в учредительные документы,- определять структуру и компетенцию органов управления (полномочия участников — для товариществ), создавать обособленные подразделения и прекращать их деятельность, создавать юридические лица, участвовать в управлении внутренними делами других юридических лиц, принимать решения о своей реорганизации или ликвидации.

В данном определении нашли отражение все перечисленные выше правомочия. При этом необязательно указывал» такие возможные действия юридического лица, как изменение своей правоспособности (в данном случае необходимо изменение учредительных документов), определение структуры подразделений юридического лица (создание и прекращение подразделений направлено на формирование такой структуры); участие в некоммерческих организациях, включая ассоциации и союзы, также предполагается, когда речь идет об участии в управлении внутренними делами других организаций. Указанным определением следует дополнить абзац первый п. 1 ст. 48 ГК РФ.

С учетом неимущественного характера права управления внутренними делами постараемся определить его место в системе нрав юридического лица.

В литературе отмечается признание за юридическим лицом основных
конституционных прав1, которые обычно признаются за гражданами. Таких как право на свободу религиозных культов[213] [214], право на труд (выступление в качестве работодателя), право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов[215] [216] [217] [218].

Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 ?. специально выделяет равный режим зашиты нрава собственности в отношении физических и юридических лиц (ст. 26)’.

Но мнению К..Л. Рывкина, каталог основных прав юридических лиц определяется как критерием, на основе которых юридическое липо признано носителем основных прав, так и существом самих праз. Юридическим лицам могут принадлежать право на поиск, получение, передачу, производство, распространение информации (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ), право на обращение в государственные органы (ст. 33), право на защиту своих прав всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45), право па использование своего имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 34), право собственности (ст. 35)°.

В 60-е г.г. XX пека п зарубежной литературе было предложено признать отдельные корпорации, международные организации, неправительственные организации. международные корпорации субъектами международного права (теория «транснационального права» Ф. Джессепа, теория «международного права человеческою достоинства» М. Макдугала, теория «права международного еотрудиичеств;.» В. Фридмана1). Наделение юридических лиц правосубъектностью, в том числе и международной, должно сопровождаться предоставлением соответствующих прав.

Н.В. Козлова отмечает, что юридические лица могут обладать широким спектром имущественных прав и обязанностей. Среди них право на совершение гражданско-правовых сделок и осуществление любой не запрещенной законом деятельности, вещные нрава, право создавать юридические лица, наследовать имущество, исключительные права имущественного характера, а также права, связанные с обладанием нематериальными благами3.

A. А. Молчанов выделяет вещные, обязательственные права и исключительные права, в том числе неимущественные, связанные с имущественными. Кроме того, называется охранительное субъективное право коммерческой организации'. Однако выше мы установили, что возможность зашиты предоставлена любому субъективному праву и самостоятельным правом нс является.

B. С. Толстой, выбрав в качестве критерия классификации автономию воли, применительно ко всем участникам гражданских правоотношений

1 Friedmann W. The changing structure of Internationa) Law. New York. 1964; Jessup Ph. A Modem Law of Nations. New York. 194?; Transnational taw. New Heaven, 1956; Me Dougal M. and Feliciano F. Law and Minimum World Public Order. New Heaven, 1961. Цнт. по: Мозолин В.П. Буржуазные теории об интернационализации права на службе монополий США//Советское государство и право. 1968. № 11. С. 138-130. 1-Ю, 142.

2 Козлова ШЗ. Правосубъектность юридическою лица. С. 42-44.

5 Молчанов Д.А. Указ. соч. С, 65-97, 207-314, 314-379, 385-386. При обосновании охранительного права автор, как и М.М. Ненашев (см.: Ненашев М.М. Указ. соч. С. 17- 21), исключает- виндикационное требование из содержания пещнмх прав. На наш взгляд, это ошибочно.

выделяет два вида личных неимущественных прав: право на самостоятельное существование и право на автономную деятельность (активность в пределах автономии)'.

Указывается, что право на автономию включает в себя возможность иметь репутацию, вступать во взаимодействие под своим наименованием и т.д.[219] [220] [221] [222] Однако далее в главе, посвященной неимущественным правам юридических лиц, право на автономную деятельность и права на внешний облик, на выбор обозначения, на деловую репутацию рассматриваются как самостоятельные’, вследствие чего классификация выглядит несколько невыдержанной.

В учебнике коллектива авторов МГУ корпоративные права по участию в управлении корпорацией и ее имуществом отнесены к числу* имущественных прав, поскольку их осуществление прямо или косвенно имеет своей целью удовлетворение имущественных интересов их носителей1.

К личным неимущественным правам юридических лиц, которые носят абсолютный характер (исключительным правам) В.В. Долинская относит: 1) право на имя (фирму); 2) право на товарный знак (знак обслуживания); 3) права, связанные с результатами творческой деятельности; 4) право і а защиту* чести, достоинства и деловой репутации[223].

Е.В. Шаклеина выделяет две группы неимущественных прав некоммерческих организаций - право на индивидуализацию (праео использования своего наименования, места нахождения, иных средств индивидуализации) и право на объединение. Подчеркивается, что

ІІ6

неимущественные права некоммерческих организаций связаны с имущественными правами1.

Данная классификация представляє гея незавершенной, поскольку не упоминает многие другие неимущественные права некоммерческих организаций.

Также неясна оценка автором права на объединение, в одном месте работы оно упоминается как самостоятельное право, в другом — как группа неимущественных прав'1.

Для коммерческой организации одним из основных прав выступает право на занятие предпринимательской деятельностью, содержание которого требует особою рассмотрения.

М.Н. Громова определяет правомочие на собственные активные действия в рамках права па занятие предпринимательской деятельностью как возможность: П выбирать любой вид и сферу предпринимательской деятельности: 2) выступать в гражданском обороте от собственного имени; 3) использовать любые средства и способы осуществления предпринимательской деятельности; 4) совершать конкурентные действия для получения наибольшей прибыли; 5) устанавливать цены ка производимые товары и оказываемые услуги; 6) распоряжаться прибылью, получаемой от данной деятельности и др.

Автор отмечает, что управомоченное лицо самостоятельно определяет структуру предпринимательской деятельности, которая может осуществляться единолично, с учетом найма работников или представительства юридического лица[224] [225] [226].

Все вышеперечисленные виды реализации права на занятке предпринимательской деятельностью, за исключением привлечения

работников и представителей, не охватываются правом на управление внутренними делами юридического лица.

Относить же последний вид действий к праву на занятие предпринимательской деятельностью, на наш взгляд, неоправданно. Специфики, характерной для предпринимательской деятельности, эти действия не содержаг. Работники или представители могут привлекаться, в том числе, для осуществления некоммерческой деятельности, например, религиозной организацией.

Мы также поддерживаем мнение Б.И. Пугинского о том, что па основании права управления различаются организационно-правовые формы, а на основании нрава на предпринимательскую деятельность - функциональные виды юридических лиц1.

Оба рассматриваемых права возникаю! с момента создания юридического лица. Зарубежным правопорядком известны случаи, когда реализация участниками своих прав на занятие предпринимательской деятельностью предваряет и выступает основанием возникновения организации. Такая ситуация известна немецкому законодательству: «Компания необходимым образом возникает вместе с вашим делом. Это верно, как только с согласия всех участников от имени будущего ^•акционерного обтцества> заключается сделка»2.

В целом же, право на занятие предпринимательской деятельностью и право юридического лица на управление внутренними делами охватывают разные сферы. Предпринимательская деятельность осуществляемся т.о внешних отношениях организации, право управления внутренними делами - во внутренних отношениях.

Различная природа данных прав подтперж'дается как существованием некоммерческих организаций, основной целью деятельности которых не является извлечение прибыли, так и существованием юридических лид,
которые вообще не вправе заниматься предпринимательской деятельностью. К последним относятся субъекты, осуществляющие властную деятельность в сфере государственною и муниципального управления (часть 1 ст. 34 Конституции РФ)1.

Вопросам классификации прав юридических лиц вообще и личных неимущественных прав в частности стали уделять внимание не так давно. Одни авторы относят определенные права к группе имущественных прав, а другие авторы рассматривают эти права как неимущественные. В отсутствие четких критериев классификации неимущественных прав юридических лиц обратимся к классификациям прав граждан.

М.Н. Малеииа предложила следующие группы личных неимущественных прав, не связанных с имущественными правами, граждан, выбрав в качестве критерия цель их осуществления: 1) личные неимущественные права, обеспечивающие физическое и психическое благополучие (целостность) личности: права на жизнь, на здоровье, физическую и психическую неприкосновенность, на благоприятную окружающую среду: 2) права, обеспечивающие индивидуализацию личности: права па имя, индивидуальный облик и голос, на честь, достоинство, деловую репутацию; 3) права, обеспечивающие автономию личности в обществе: права на тайну частной жизни и нрава на неприкосновенность частной жизни[227] [228].

Автор при этом отмечает, что данную классификацию нельзя считать завершенной. Она будет совершенствоваться в процессе уточнения правовой природы содержания отдельных прав, а также с учетом возникновения новых прав и изменения законодательства[229].

Л.О. Красавчикова объединила личные неимущественные права граждан в две группы - связанные с физическим существованием (право на жизнь, сохранение физического здоровья, психическое благополучие, энерго-информационное поле, благоприятную окружающую среду, собственное достоинство) и с социальным существованием (права, которые дают возможность человеку вести активную социальную деятельность)’.

В.С. Толстой выделяет группу прав, обеспечивающих физическое существование гражданина (право на жизнь, здоровье, на биополе, психическое благополучие, право на достоинство, на благоприятную окружающую среду), и группу прав, обеспечивающих социальное бытие физического лица (право на личную жизнь, право на выбор частной деятельности, на выбор места жительства, на внешний облик, право на имя, право на честь и деловую репутацию)2.

Говоря о цели осуществления субъективных прав, мы предполагаем, что рано или поздно она будет достигнута. Для личных неимущественных прав такую цель установить невозможно, поскольку для их обладателя важна возможность определенного поведения в течение всего периода существования лица. С этой позиции в качестве классификационного критерия более подходит термин «интерес».

В общей классификации личных неимущественных прев субъективное право на управление внутренними делами юридического лица следует включить в группу прав, связанных с социальным существованием (Л.О. Красавчикова). В этой группе необходимо предусмотреть специальный вид прав - права, обеспечивающие социальное взаимодействие индивидов.

К данному виду прав может быть также отнесено право физического лица на предоставление полномочий представителю, права физических лиц на ведение совместной деятельности.

Субъективное право на управление внутренними делами осуществляется в рамках неимущественного правоотношения по управлению делами, которое существует одновременно с одним или несколькими имущественными правоотношениями.

По мнению В.П. Мозолина, отношения в хозяйственных товариществах и обществах имеют сложную структуру. В начальной верхней части находится правоотношение генерального типа, охватывающее организационные, имущественные, управленческие и информационные отношения.

Генеральное правоотношение возникает из закона и учреди тельного договора (договора об образовании акционерного общества) и прекращается с ликвидацией, реорганизацией хозяйственного товарищества или общества. На основе генерального правоотношения и в границах его действия функционируют индивидуальные правоотношения между участниками соответствующего товарищества и общества. •

Субъектами генерального и индивидуальных внутренних правоотношений (инвестиционно-партнерских отношений) признаются три группы лиц: 1) участники, 2) органы хозяйственных товариществ, 3) хозяйственные товарищества и общества как юридические лица1.

Полагаем, что существует два вида отношений с участием юридического лица: неимущественные, связанные с имущественными (сфера управления внутренними делами), а также имущественные отношения.

Выделение генерального правоотношения, по-видимому, объясняется желанием автора учитывать прав и интересы юридического лица при
анализе инвестищюнно-партнерскнх отношений. Это подтверждается и тем, что среди общих принципов законодательства о хозяйственных товариществах и обществах названы верховенство интересов организации, лояльность к ней и внутренняя информированность участников о делах товарищества и общества*.

Потому и приходится говорить о «верховенстве интересов организации», что ее органы управления действуют не своей волей и в своем интересе, но от имени организации при осуществлении ее субъективных прав и исполнении обязанностей.

И.В. Козлова указывает, что в литературе корпоративные отношения, возникающие между корпорацией как юридическим лицом, ее участниками (членами) и третьими лицами (управляющими), рассматриваются как самое гоя тельный вид гражданско-правовых

отношений, имеющих ярко выраженный организационно-имущественный

2

характер .

Субъектами отношений являются...корпоративная организация и се участник, имеющий корпоративные права, а также управляющие юридического лица. Объектом корпоративных отношений является не отдельное действие или совокупность действий организации, а ее деятельность, а также результаты такой деятельности'.

Содержание корпоративного отношения - права и обязанности, которые возникают для каждого из участников корпоративного отношения, включая само юридическое лицо и лиц, действующих в
качестве его органов или совершающих иные юридические и фактические действия в рамках этого отношения (членов совета директоров и др.)1

Особенность корпоративной сделки в том, что она может создавать корпоративные права и обязанности для других участников корпоративного отношения (самого юридического лица, его учредителей (участников, членов) и управляющих) даже в тех случаях, когда отдельные субъекты этого отношения не принимали участия в совершении давней сделки или высту пили против ее совершения[230] [231].

Автор отмечает, что корпоративные отношения существуют в любой коммерческой или некоммерческой организации, построенной на началах членства (фиксированного участия)[232] [233] [234], между любым юридическим лицом, его учредителями и субъектами, осуществляющими функции его органов, даже если юридическое лицо относится к категории так называемых учреждений1.

II.II. Пахомова определяет корпоративные отношения как «социально-экономические взаимосвязи субъектов, направленные га объединение их имущества и деятельности для достижения общих целей и удовлетворения однопорядковых интересов, существующие в различных организационных формах»3. При этом указывается на возможность применения к публичным образованиям по аналогии некоторых принципов организации корпоративных отношений[235] [236].

П.В. Степанов понимает отношения между исполнительным органом и акционерным обществом как онутриоргапизащюниые обязательственные отношения'.

По мнению А.А. Зурабяна, объектом корпоративных отношений является организация деятельности (обеспечение функционирования) юридических лиц корпоративного типа. Данные отношения в коммерческих и некоммерческих организациях являются организационно- имущественными. Автор выделяет виды корпоративных отношений (КО):

1) КО, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией корпораций;

2) КО при формировании единой воли корпорации и выражении ее вовне;

3) КО, возникающие при распределении прибыли/иных благ, связанных с деятельностью корпорации (для коммерческих корпораций) и с достижением социально-политических и иных общественно значимых целей (для некоммерческих корпораций)1.

Я.М. Гритане полагает, что корпоративные отношения возникают вследствие любых форм социального объединения, организационная форма которых может иметь, либо не иметь правового статуса в системе законодательства'.

Столь значительное отличие приведенных определений ке свидетельствует в пользу выделения корпоративных отношении в качестве особых правовых отношений, отличающихся по предмету и методу регулирования. При выделении корпоративных отношений допускается смешение личных неимущественных отношений, связанных с имущественными (создание, реорганизация, ликвидация организации), и имущественных отношений (распределение прибыли).

Термин «корпоративные отношения» может использоваться для обобщения правовых отношений с участием корпораций без претензий га своеобразие и уникальность применимых к ним предмета и метода правового регулирования.

Первенство в выделении организационных отношений принадлежит

исполнительным органом и акционерным обществом И Хозяйство и право. 2002. № 12. С. 92.

‘ Зурлбин А.Л. Указ. соч. С. 8-9, 11.

2 Грнганс Я.М. Указ. соч. С. 1-2,6.

О.А. Красавчикову, который признавал за организационно-правовыми отношениями госорі-анов и государственных орі-анизацнп, предприятий, главным образом, административно-правовой характер, однако в целом определял организационные отношения как основанные на началах координации или субординации социальные связи, которые направлены на упорядочение (нормализацию) иных общественных сношений, действий их участников либо на формирование социальных связен1.

Ученый допускал, что они сопровождают такие этапы в развитии названных образований как реорганизацию и прекращение.

І Іриведенньїе теоретические концепции ученых о необходимости выделения особых отношений с участием юридических лиц, как нам кажется, базируются на исходных положениях теории О.А. Красавчикова.

Однако данная теория объясняла хозяйственные отношения советского периода развития іражданского права. В настоящее время ока не в полной мере применима к отношениям с участием юридических лиц и требует дополнительной аргументации.

Таким образом, в выделении организационных, корпоративных или иных подобных отношений нет необходимости. Все указанные отношения представляется возможным отнести либо к группе имущественных, либо к группе неимущественных отношений.

Следует также поддержать позицию авторов, считающих, что необходимо преодолеть существующий приоритет в правовом регулировании имущественных отношений. Имущественные и неимущественные отношения следует рассматривать как равнозначные[237] [238].

<< | >>
Источник: Косякин Кирилл Сергеевич. СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА НА УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИМИ ДЕЛАМИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права:

  1. Материалы к теме: «Система права»
  2. §2. Основные критерии определения национальности юридических лиц.
  3. 1.1. Формирование и развитие концепции прав и свобод человека и гражданина и механизма их обеспечения: российский и зарубежный опыт
  4. Оглавление
  5. §1. Развитие учения о категории «управление делами юридического липа»
  6. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  7. 2.2. Гражданско-правовые ограничения субъективного права юридического лица на управление внутренними делами
  8. § 2. Правовая природа организации управления акционерным обществом
  9. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  10. Оглавление
  11. §1. Развитие учения о категории «управление делами юридического липа»
  12. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  13. 2.2. Гражданско-правовые ограничения субъективного права юридического лица на управление внутренними делами
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -