§ 3.2. Институт международного контроля как элемент институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам

Исследование вопроса о сущности международного контроля[461] в науке международного права не является новым. Вместе с тем отсутствие позитивной нормы международного права, определяющей международный контроль, не только осложняет унификацию подходов к его пониманию, но и обеспечивает интерес исследователей.

Интересным является тот факт, что, по мнению большинства юристов-международников, международный контроль представляет собой важнейшее средство обеспечения выполнения международных договоров[462] и сложившийся международно-правовой институт. При этом в подавляющем большинстве случаев сущность международного контроля определяется через его предназначение и цели контрольной деятельности. Так, И.И. Котляров отмечает, что основное предназначение контрольных механизмов состоит в том, чтобы «... путем проверки убедиться, насколько соответствуют действия государств принятым международным обязательствам»[463]. Следует согласиться с мнением ученого, о том, что институт международного контроля имеет, прежде всего, превентивное значение для обеспечения выполнения международных обязательств государств. Такого же мнения придерживается Р.М. Валеев[464]. Примечательно, что А.М. Ибрагимов, исходя из предупредительного характера международного контроля, склонен делать вывод о его малой эффективности. Ученый полагает, что «...институт контроля олицетворяет собой малоэффективную попытку гарантировать выполнение принятых государствами обязательств»[465]. По мнению А.М. Ибрагимова, международный контроль «.концептуально сводится лишь к проверке соблюдения обязательств и формулировке рекомендаций по оптимизации процесса выполнения договора», что может свидетельствовать о его меньшей эффективности по сравнению, по крайней мере, с международными гарантиями[466].

По мнению С.Ю. Марочкина, основной функцией международного контроля является установление соответствия фактического поведения государств правовым предписаниям путем проверки (наблюдения, инспекций, заслушивания докладов, представления информации)[467]. Такое понимание международного контроля, по утверждению автора, следует считать типичным и устоявшимся. Фактическое выполнение зависит в основном от сознательно-волевого характера действий самих субъектов международного права. Наличие международного контроля само по себе не обеспечивает выполнение обязательств, утверждает И.И. Котляров; для этого нужны «.добрая воля и добросовестность партнеров по договору»[468]. На той же позиции стоит Л. Буса, полагающий, что основную гарантию законности в международной жизни составляет не столько международный контроль, сколько добровольное выполнение государствами своих обязательств[469].

C точки зрения Р.М. Валеева, международный контроль представляет собой «... основанную на общепризнанных принципах и нормах международного права деятельность субъектов международного права или созданных ими органов, заключающуюся в проверке соблюдения государствами международно-правовых обязательств и в принятии мер по их выполнению»[470]. По мнению Е.Ю. Устиновой, международный контроль - это «... основанная, как правило, на международном договоре и осуществляемая в соответствии с основными принципами и нормами международного права деятельность субъектов международного права или созданных (уполномоченных) ими органов по проверке соблюдения государствами международных договорных обязательств с целью обеспечения их надлежащего выполнения»[471].

Отдельные аспекты института международного контроля, в частности применительно к ограничению вооружений, разоружению, атомной энергии, рассматривает Р.М. Тимербаев[472]. Ученый определяет международный контроль как средство обеспечения выполнения соглашений по ограничению вооружений. При этом основными целями контрольной деятельности следует считать, по его мнению, соблюдение условий международного договора и предотвращение его нарушений[473].

Небезынтересно определение международного контроля, предлагаемое О.И. Тиуновым, который полагает, что международный контроль, являясь одним из средств обеспечения международно-правовых норм, «.заключается в действиях субъектов международного права по предупреждению нарушений взятых ими на себя обязательств и по проверке их соблюдения в целях полного, добросовестного и своевременного выполнения»[474].

А.С. Гавердовский занимает позицию, согласно которой «.контроль используется при наличии фактов нарушения принципов и норм международного права»[475]. Такая позиция представляется спорной, так как международный кон- троль вероятнее всего представляет собой деятельность по установлению фактов нарушения принципов и норм международного права. При обнаружении же указанных фактов появляются правовые основания для применения норм института международно-правовой ответственности.

Спорным представляется определение международного контроля, предлагаемое А.Г. Фастовым и С.Г. Нистратовым. Авторы понимают под международным контролем особую гарантию законности, представляющую собой конвенционную деятельность специализированных органов, организаций, учреждений и их должностных лиц по предупреждению, выявлению и устранению фактов нарушения законности субъектами международных правоотношений[476]. Полагаем, оперирование понятием «законность» некорректно. Думается, более правильным будет использование в данном контексте понятий «международный правопорядок» и «верховенство права».

По мнению болгарского юриста П. Радойнова, международный контроль предназначен для точного соблюдения предписаний международного права. Ученый полагает, что международный контроль представляет собой совокупность правовых действий, совершаемых органами международных организаций или отдельными государствами на постоянной основе от имени международного права с целью точного исполнения его норм. При этом автор стоит на позиции первостепенной роли международных организаций в осуществлении международного контроля, которая обусловлена наличием у них правотворческой функции и специального предназначения[477].

Понимание института контроля польским юристом Я. Симонидесом сводится к проверке деятельности или осуществлению определенной функции посредством проверки. Я. Симонидес утверждает, что контроль предполагает действие механизма, целью которого является установление факторов или их оценка с точки зрения соответствия определенным стандартам или нормам права. По мнению ученого, международный контроль должен осуществляться общими органами и состоять в определении того, соответствует ли поведение субъектов международного права принятым на себя обязательствам или образцам контроля[478].

По мнению американского ученого К. Пьерагостини, контроль - это средство, при помощи которого можно определить, функционирует ли международный договор должным образом[479]. При этом автор указывает, что международный контроль выполняет две функции. Во-первых, он дает возможность своевременно обнаружить нарушения и тем самым позволить стороне-нарушителю предпринять необходимые меры для обеспечения действенности договора. Во-вторых, сама опасность обнаружения нарушений договора и последующей реакции на них играет роль сдерживающего фактора для будущих нарушений[480]. К. Пьерагостини справедливо полагает, что назначение международного контроля состоит в том, чтобы выделить грубые ошибки, неправильное понимание и просчеты в выполнении международного договора и таким образом побудить стороны к длительному рациональному взаимодействию. Если государство становится стороной в договоре, чтобы преследовать свои интересы, утверждает Пьерагостини, то оно будет оставаться стороной этого договора до тех пор, пока договорные нормы будут способны защищать вышеназванные интересы. Соответственно, сторона договора не будет намеренно нарушать международный договор, поскольку он действует в интересах этой стороны. Следовательно, международный контроль обеспечивает функцию раннего предупреждения с тем, чтобы способствовать рационализации принятия решений на высоком властном уровне[481].

С точки зрения коллектива авторов Стокгольмского института исследований международного мира, многообразие подходов и мнений по вопросу об определении понятия международного контроля объясняется неразберихой в лингвистических и психологических аспектах исследуемого явления, зачастую увязывающих контрольную деятельность с проведением тщательных инспекций и иных контрольно-надзорных мероприятий. Между тем, если вести речь, например, о ранних договорах по разоружению, в понятие международного контроля вкладывался много больший смысл и содержание, нежели простое наблюдение или проверка поведения государства, нарушающего их договорные обязательства[482].

Американский политолог К. Аделман, анализируя проблему международного контроля в отношении международных договоров о безопасности, указывает, что в американской доктрине произошел пересмотр понятия «адекватный международный контроль» в сторону «эффективного международного контроля». Адекватный контроль понимался как способность достаточно рано обнаруживать нарушения договора и своевременно реагировать в целях обеспечения безопасности государства. Эффективный же контроль означает способность обнаруживать любое нарушение вне зависимости от степени его значимости[483]. Автор указывает позицию США как требующую улучшения контрольных мер для выполнения международных договоров, высказывая при этом сожаление, что понятие международного контроля над выполнением договора смешивается с понятием соблюдения международного договора[484]. Принимая в расчет указанную точку зрения, следует учитывать ее устойчивую политическую окраску, во многом обусловленную политическим противостоянием Соединенных Штатов Америки и Советского Союза. В этом смысле юридическая составляющая авторской позиции К. Аделмана не представляется надежной.

Небезынтересной представляется позиция еще одного американского ученого - У. Джексона, который полагает, что международный договор призван оценивать в равной степени риски и преимущества для международной безопасности, а также политические риски и преимущества для каждой участвующей в договоре стороны. При таком подходе международный контроль должен восприниматься не только как оценка деятельности сторон договора на предмет возможных нарушений, но иметь и более глубокий смысл[485]. Международный контроль, по мнению автора, следует рассматривать не только с технической, но и с политической точки зрения: «...правильно понимаемые меры международного контроля могут быть также и мерами укрепления доверия»[486].

Некоторыми особенностями отличается определение международного контроля, предлагаемое А.Н. Талалаевым. Международным контролем, по мнению ученого, следует считать согласованную деятельность государств или международных организаций по проверке соблюдения государствами принятых на себя договорных обязательств с целью обеспечения их точного и неукоснительного выполнения[487]. А.Н. Талалаев субъектами контрольной деятельности считает государства и международные организации, тогда как подавляющее большинство авторов относит к таковым все субъекты международного права. Однако такую позицию А.Н. Талалаева не следует считать противоречивой, поскольку фактически международный контроль и осуществляется именно этими двумя субъектами. Более спорным представляется утверждение о необходимости обеспечения «точного и неукоснительного» выполнения международных договорных обязательств. Такое требование действительно применимо к международным договорам, содержащим обязательства конкретного (абсолютного) характера. В качестве примеров можно привести обязательства о количественных ограничениях обычных вооружений и техники в рамках Договора об обычных вооруженных силах в Европе от 19 ноября 1990 г.[488] или обязательства не превышать установленное договором количество межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок, пусковых установок и зарядов к ним, тяжелых бомбардировщиков и их ядерных вооружений по Договору между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений от 8 апреля 2010 г.[489] В то же время большое количество международных договоров содержит обязательства, выражающиеся «оценочными» категориями. В этом случае точность и неукоснительность их выполнения может быть недостижима из-за отсутствия единообразия в понимании и толковании положений договора[490].

Функционально-целевой подход к пониманию сущности международного контроля позволяет, в частности, по мнению Е.Ю. Устиновой, выделить ряд основных функций международного контроля, в том числе: 1) функцию оценки соблюдения международных договорных обязательств; 2) превентивную функцию; 3) функцию укрепления доверия между участниками международного договора и обеспечения уверенности в его надлежащем выполнении; 4) функцию урегулирования неясных вопросов, связанных с соблюдением международного договора[491]. Полагаем, выделение функции укрепления доверия верно лишь отчасти, так как возможно в ситуации реального выполнения международных договоров. Если же в результате международной контрольной деятельности вскрывается невыполнение международных договорных обязательств, то ситуация с укреплением доверия меняется на противоположную, в особенности при системном невыполнении.

Необходимо заметить, что все предлагаемые определения называют функции международного контроля, не раскрывая его сущности как института международного права, что, в свою очередь, предполагает исследование международноправовых норм, каждая из которых имеет совершенно определенное предназначе- ние - регулировать международные отношения. Воздействие норм международного права на поведение субъектов международного права является причиной возникновения соответствующих правоотношений[492]. Полагаем, решение научной задачи по обоснованию юридической природы международного контроля должно быть сопряжено с пониманием последнего как особого международного правоотношения с присущей ему структурой. Такая методология укладывается в рамки институционального подхода, принятого за основу научного познания в настоящем исследовании, так как именно правоотношения (реальные взаимодействия) служат доказательством существования правовой нормы и, отчасти, ее эффективности.

Общетеоретический подход к пониманию правоотношений выделяет в их структуре такие элементы, как объект, субъекты и содержание, выраженное, прежде всего, в совокупности взаимных прав и обязанностей; кроме того, основанием возникновения любого правового отношения служит определенный юридический факт. Среди исследователей института международного контроля сложилось мнение о существовании ряда специфических признаков этого правового явления, которые зачастую сводятся к обозначению субъектно-объектных особенностей международного контроля и его договорной основы[493]; при этом содержательные характеристики, без которых немыслимо правоотношение, теряются из виду. Полагаем, подход к анализу международного контроля через закрепленные нормами международного права элементы «контрольного» правоотношения может служить методологической основой дальнейшего исследования.

Объект международного контроля. Применительно к правоотношениям неимущественного характера принято говорить о юридическом объекте, т.е. о фактическом поведении, а не о конкретных материальных благах. Правоотношением считается отношение, неразрывно связанное с деятельностью, поведением субъектов права[494]. Юридическим объектом международного контроля должно выступать выполнение обязательств по международному договору (т.е. поведение). В этом отношении мнения большинства ученых совпадают, хотя и содержат некоторые теоретические нюансы. Так, И.И. Котляров, С.Ю. Марочкин, Я. Симони- дес в качестве объекта международного контроля называют соответствие пове- дения/действий государств принятым обязательствам/правовым предписаниям[495]. А.Н. Талалаев, О.И. Тиунов, Р.М. Валеев, Е.Ю. Устинова, П. Радойнов[496] говорят о соблюдении государствами принятых на себя международно- правовых/договорных обязательств. А.М. Ибрагимов, Л. Буса[497] используют термин «выполнение» обязательств. Интересны мнения А.С. Гавердовского, который объектом международного контроля считает нарушения принципов и норм международного права[498], а также А.Г. Фастова и С.Г. Нистратова, предлагающих в качестве объекта международного контроля рассматривать нарушения международной законности[499]. Зарубежные авторы еще больше увлекаются теоретизированием и в качестве объекта международного контроля называют функционирование международного договора (К. Пьерагостини[500]), а также риски и преимущества для международной безопасности и сторон в договоре (У. Джексон[501]).

Международная договорная практика дает довольно отчетливый ответ на вопрос об объекте международного контроля. Так, нормы Договора о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения от 11 февраля 1971 г. объектом международ- ного контроля называют «соблюдение положений договора», «выполнение обязательств, принятых по договору» (ч. ч. 1, 2 ст. III). Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений от 8 апреля 2010 г.

объектом международного контроля признает «выполнение обязательств по договору» (преамбула Договора). Уставом Международного Агентства по атомной энергии устанавливается, что объектом контрольной деятельности инспекторов Агентства является соблюдение обязательств государств, а также соблюдение мер в области здравоохранения и безопасности (ст. ХІІ.А.6 Устава МАГАТЭ). Договор о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г. содержит норму, согласно которой объектом международного контроля также выступает выполнение обязательств, принятых в соответствии с Договором (ч. 1 ст. III).

Таким образом, первым элементом правоотношения по осуществлению международного контроля выступает его объект, а именно выполнение договорных обязательств сторонами международного договора. В этой связи необходимо отметить, что общей концептуальной основой выполнения международных договорных обязательств выступают институт обязательности международных договоров и принцип добросовестного выполнения обязательств по ним.

Субъекты международного контроля. Давая определение понятию «международный контроль», большинство ученых концентрируют внимание на целях и предназначении международного контроля, отчетливо определяя его объект. В то же время не менее важной составной частью рассматриваемого правоотношения является его субъектный состав. И в этом смысле позиции юристов- международников выглядят не столь очевидно. Так, А.Н. Талалаев в качестве субъектов международного контроля указывает государства и международные организации[502]. По мнению О.И. Тиунова, все субъекты международного права могут выступать и субъектами международного контроля[503]. Р.М. Валеев и

Е.Ю. Устинова, кроме субъектов международного права, называют создаваемые (уполномоченные) последними органы[504].

Думается, вопрос об определении круга субъектов международного контроля тесным образом связан с выделением форм международного контроля. И.И. Котляров, исследуя формы международного контроля, указывает, что последний может осуществляться, во-первых, органами международных организаций; во-вторых, специально создаваемыми государствами международными контрольными органами; в-третьих, самими государствами посредством органов государственной власти[505]. Следует отметить, что И.И. Котляров называет и четвертую форму международного контроля, а именно сочетание международных и национальных процедур проверки. Однако, такая форма контроля, имея, безусловно, самостоятельное значение, не добавляет новых видов субъектов международного контроля.

По мнению Е.Ю. Устиновой, к формам международного контроля следует относить неинституционную (простую) и институционную. Простая форма предполагает осуществление международного контроля государствами, а при институционной форме контроля презюмируется создание специальных контрольных органов или осуществление международного контроля международными органи- зациями[506].

Несмотря на различия в указанных мнениях относительно терминологии, применяемой к обозначению форм международного контроля, сущностная составляющая едина - среди субъектов международного контроля (контролирующие субъекты) можно выделить: 1) международные организации и их органы, 2) специально создаваемые контрольные органы, 3) государства. При этом, однако, следует иметь в виду, что субъектный состав правоотношения международного контроля расширяется за счет подконтрольных субъектов, которыми могут выступать любые субъекты международного права - участники определенных международных договоров.

Международная договорная практика подтверждает выдвинутый нами тезис о субъектах правоотношений по осуществлению международного контроля и служит доказательством существования соответствующего международноправового института. Так, в международном гуманитарном праве Женевскими конвенциями 1949 г. и Дополнительными протоколами 1977 и 2005 гг.[507] к ним предусматривается, что международный контроль за выполнением положений Женевских конвенций и Дополнительных протоколов осуществляется: 1) воюющими сторонами: «по просьбе одной из сторон, находящихся в конфликте, должно быть начато расследование в порядке процедуры, подлежащей установлению между заинтересованными сторонами, по поводу всякого утверждения о нарушении Конвенции» (ст. 132 Женевской конвенции III); 2) державами- покровителъницами: «представителям или делегатам держав-покровительниц будет разрешено посещать все места, где находятся военнопленные... и они будут иметь доступ во все помещения, используемые военнопленными ... представителям и делегатам держав-покровительниц будет предоставлена полная свобода в отношении выбора мест, которые они пожелают посетить. (ст. 126 Женевской конвенции III, ст. 143 Женевской конвенции IV); 3) Международной комиссией по установлению фактов: в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 90 Дополнительного протокола I учреждается международная комиссия по установлению фактов, которая компетентна «расследовать любые факты, которые, как предполагается, представляют собой серьезное нарушение, как оно определяется Конвенциями и Протоколом, или другое серьезное нарушение Конвенций или Протокола» (п. «с» ч. 2 ст. 90 Дополнительного протокола I); 4) Международным комитетом Красного Креста: представители Международного комитета Красного Креста пользуются такими же правами, как представители или делегаты державы- покровительницы (ст. 126 Женевской конвенции III, ст. 143 Женевской конвенции

IV). Таким образом, в правоотношении по осуществлению международного контроля за выполнением договорных обязательств по международному гуманитарному праву участвуют такие субъекты контроля, как государства, специально созданный международный контрольный орган и международная (неправительственная) организация.

Международные договоры в сфере международного права окружающей среды[508] подтверждают правильность наших выводов о субъектном составе международного контроля. Так, Рамочной конвенцией ООН об изменении климата от 9 мая 1992 г.[509] предусмотрено учреждение специальной Конференции, являющейся высшим органом, регулярно рассматривающим вопрос об осуществлении Конвенции и любых связанных с ней правовых документов, и выносящим решения, необходимые для содействия эффективному осуществлению Конвенции (ст. 7). Кроме того, функция по контролю выполнения положений Рамочной конвенции возложена на Вспомогательный орган, который оказывает содействие Конференции в оценке и обзоре эффективного осуществления положений Конвенции (ст. 10 Конвенции). Конвенцией о биологическом разнообразии предусматривается учреждение Конференции, которая «постоянно следит за выполнением Конвенции» (ст. 23 Конвенции). Наряду с Конференцией учреждается Вспомогательный (многоотраслевой) орган для предоставления научных, технических и технологических консультаций в целях обеспечения Конференции своевременными консультациями в связи с осуществлением Конвенции (ст. 25 Конвенции). В данном случае основными субъектами международного контроля выступают специально создаваемые для обеспечения выполнения международных договорных обязательств органы.

В соответствии со ст. 14 Протокола об охране окружающей среды к Договору об Антарктике от 4 октября 1991 г.[510] для обеспечения соблюдения Протокола стороны Договора об Антарктике от 1 декабря 1959 г.[511] организуют индивидуально или коллективно инспекции наблюдателей в соответствии со статьей VII Договора об Антарктике, которая предусматривает право каждой из сторон Договора назначать наблюдателей в целях обеспечения соблюдения положений Договора об Антарктике. Приведенный пример иллюстрирует случай, когда субъектом международного контроля выступают субъекты международного права - участники международного договора.

Международно-правовые нормы, предусматривающие в качестве субъекта международного контроля существующую международную организацию, можно выделить в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия и Устава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Так, Договор о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г. предусматривает, что «каждое из государств-участников Договора, не обладающих ядерным оружием, обязуется принять гарантии, как они изложены в соглашении... с МАГАТЭ в соответствии с Уставом МАГАТЭ. исключительно с целью проверки выполнения его обязательств, принятых в соответствии с Договором» (ст. III). При этом пп. 2 п. В ст. III Устава МАГАТЭ от 23 октября 1956 г. предусматривает именно контрольную функцию Агентства.

Содержание международного контроля. Правоотношение - связь между субъектами посредством субъективных прав и юридических обязанностей. Это особая форма связи через права и обязанности, которые закреплены в нормах объективного права. В правоотношении субъекту управомоченному всегда противостоит субъект обязанный[512]. Содержательной основой любого правоотношения по осуществлению международного контроля выступает обязанность субъектов контроля действовать в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Эти принципы и нормы выступают в качестве универсальных критериев правомерности осуществления международного контроля. Так, Р.М. Валеев отмечает, что «...международный контроль следует определить как основанную на общепризнанных принципах и нормах международного права (выделено автором) деятельность субъектов международного права или созданных ими органов.»[513]. И.И. Котляров отмечает, что международная контрольная деятельность должна соответствовать, прежде всего, принципам суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела государств, добросовестного выполнения обязательств[514]. Такой подход к пониманию международного контроля позволяет нам говорить о тесной связи контрольной деятельности как средства обеспечения выполнения международных договорных обязательств с институтом обязательности международных договоров и принципом добросовестного выполнения обязательств. По мнению Р.М. Тимербаева, международный контроль, в частности, за разоружением должен быть подчинен принципу невмешательства во внутренние дела государств. Кроме того, автор полагает, если контроль осуществляется ради контроля и отрывается от собственно практического разоружения, то в этом случае контрольная деятельность вступает в противоречие с общепризнанными принципами международного права[515].

Следуя общей методологической линии исследования международного контроля как правоотношения, нужно отметить, что анализ содержательной составляющей международного контроля в целом соответствует изучению различных методов контрольной деятельности. И.И. Котляров к таким методам относит представление отчетов, докладов, обмен информацией, наблюдение, посещение объектов, установление контрольных постов, проведение консультаций, рассмот-

рение жалоб и др.[516] По мнению Р.М. Валеева, международный контроль осуществляется в формах обмена информацией, докладов, отчетов, консультаций, наблюдения, инспектирования, расследования, арбитражного и судебного контроля. Е.Ю. Устинова в числе методов международного контроля называет отчеты о выполнении договоров, доклады, обмен информацией, наблюдение, проверки на месте, посещение объектов, установление контрольных постов, инспекции, расследование, проведение консультаций и др.[517] При этом автор не склонна относить так называемый международный судебный и арбитражный контроль, а также обращения и жалобы к методам международного контроля. Согласимся с Е.Ю.

Устиновой в том, что деятельность международного суда и арбитража должна рассматриваться в качестве самостоятельных элементов институционального механизма обеспечения выполнения международных договорных обязательств.

Содержанием международного контроля выступают взаимные права и обязанности субъектов правоотношения, нашедшие отражение в международной договорной практике. Полагаем, анализ соответствующих норм международных договоров следует проводить, рассуждая о правоотношении международного контроля в целом.

Так, в сфере международного ядерного права[518] правоотношение международного контроля, предусмотренное нормами ст. XII Устава МАГАТЭ, имеет следующие элементы. Объектом международного контроля является соблюдение обязательств относительно того, не используются ли (не будут ли использоваться) исходные и специальные расщепляющиеся материалы, расщепляющиеся продукты в военных целях, а также соблюдение обязательств (мер) в области здравоохранения, безопасности и других условий, установленных специальным соглашением между государством и МАГАТЭ. Следует обратить внимание, что юри- дическим фактом возникновения правоотношения международного контроля является соответствующее международное соглашение. При этом интересны случаи, когда международный договор заключен в форме обмена нотами. Субъектом контрольной деятельности выступает Агентство (т.е. международная организация), подконтрольным субъектом является любое государство-участник международного договора. Содержание правоотношения вытекает из взаимных прав и обязанностей субъектов, а именно: в соответствии с пп. 6 п. А ст. XII Агентство имеет право посылать на территорию «государства-получателя» инспекторов. Соответственно, такое государство обязуется принять инспекторов на своей территории при том, что инспектора назначаются Агентством по консультации с заинтересованным государством. Инспектора Агентства имеют право доступа в любое время в любое место, ко всем данным и ко всем лицам, имеющим дело с материалами, оборудованием или установками, подлежащими контролю. Подконтрольное государство обязано обеспечить такой доступ. Заинтересованное государство вправе требовать, чтобы инспектора МАГАТЭ сопровождались представителями данного государства, не препятствуя при этом осуществлению инспекторами возложенных на них функций. Рассмотренный пример правоотношения международного контроля позволяет оценить практическую применимость таких методов контроля, как инспектирование или посещение объектов.

В сфере международного права окружающей среды норма ст. 7 Рамочной конвенции ООН об изменении климата[519] предусматривает контрольное правоотношение. При этом объектом контроля является осуществление Конвенции и любых связанных с ней правовых документов, которые могут быть приняты Конференцией участников Конвенции. Субъектом контрольной деятельности выступает Конференция как высший орган Конвенции, призванный содействовать эффективному осуществлению Конвенции (ч. 2 ст. 7 Рамочной конвенции). Основанием возникновения правоотношения международного контроля (юридическим фактом) является сама Рамочная конвенция ООН, а не дополнительное соглашение, как в предыдущем рассмотренном нами случае. Содержание правоотношения международного контроля включает в себя следующие права и обязанности: Конференция имеет право оценивать осуществление Конвенции сторонами, а также экологические, экономические и социальные последствия мер, принятых сторонами договора, их совокупное воздействие и прогресс в реализации Конвенции. Конкретные обязательства, выполнение которых будет оценивать Конференция (т.е. юрисдикция Конференции), четко обозначены в ст. 4 Конвенции[520]. При этом стороны обязаны предоставлять Конференции необходимую для такой оценки информацию (п. «е» ч. 2 ст. 7 Рамочной конвенции). По результатам проведенной оценки Конференция утверждает и обеспечивает публикацию докладов об осуществлении Конвенции, а также выносит рекомендации участникам договора по любым вопросам, необходимым для осуществления Конвенции (п. п. «f», «g» ч. 2 ст. 7 Рамочной конвенции). Приведенный пример иллюстрирует такие методы контроля, как обмен информацией, представление докладов, оценка последствий осуществления договора.

Выводы. Подводя итог проведенному анализу, следует сделать следующие выводы. Во-первых, международный контроль как международное средство обеспечения выполнения обязательств по международным договорам нередко является объектом анализа в науке международного права с точки зрения объектносубъектного либо функционально-целевого подходов к определению международного контроля. Во-вторых, полагаем методологически верным является такой подход к анализу сущности международного контроля, который представляет его в виде правоотношения (волевого отношения). В-третьих, контрольное правоотношение имеет необходимые элементы: объект, субъекты и содержание. Объектом международного контроля является выполнение обязательств по международному договору. Субъектами контрольной деятельности могут выступать международные организации и их органы, специально создаваемые контрольные органы и государства. При этом подконтрольными субъектами являются любые субъекты международного права - участники определенного международного договора. Содержание правоотношения международного контроля включает взаимные права и обязанности субъектов при том, что основной и общей обязанностью выступает необходимость соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права. В-четвертых, международный контроль следует представить в виде отношения между субъектами (государствами, международными организациями или специально создаваемыми контрольными органами, с одной стороны, и участниками международного договора - с другой), урегулированного общепризнанными принципами международного права и нормами международного соглашения, направленного на выполнение договорных обязательств и выраженного в совокупности взаимных прав и обязанностей субъектов правоотношения.

<< | >>
Источник: Симонова Наталья Сергеевна. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ДОГОВОРАМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме § 3.2. Институт международного контроля как элемент институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам:

  1. § 1.1. Понятие, виды и функции санаторно-курортного лечения как элемента системы социального обеспечения
  2. ГЛАВА 4. ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. 4.3. Место институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  4. § 3. Конституционный контроль как элемент конституционноправового механизма реализации права на судебную защиту в США
  5. Симонова Наталья Сергеевна. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ДОГОВОРАМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016, 2016
  6. Оглавление
  7. Глава 1. Предпосылки формирования, понятие и элементы институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  8. § 1.1. Понятие и элементы институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  9. § 1.2. Принцип pacta sunt servanda как предпосылка формирования институциональногомеханизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  10. § 1.4. Значение принципа добросовестного выполнения обязательств, принятых по Уставу ООН, для формирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  11. § 2.1. Сущность и назначение условий добросовестного выполнения обязательств по международным договорам
  12. § 3.1. Понятие средств обеспечения выполнения обязательств по международным договорам и их историческая ретроспектива
  13. § 3.2. Институт международного контроля как элемент институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -