КУРС БУМАЖНЫХ ДЕНЕГ И ИХ ПОКУПАТЕЛЬНАЯ СИЛА

Ценность бумажных денег как орудий обращения, опреде-ляемая ценностью представляемого ими «всеобщего товара» (металла), колеблется в зависимости от выпущенного их количества. Само собой разумеется и вытекает из всего сказанного ранее, что полного соответствия между ценностью бумажных денег и их количеством не бывает: вместе с изменением количества бумажноденежных знаков изменяются и условия оборота (масса товаров, средний уровень товарных цен.
скорость обращения денег и т. д.), и тогда влияние количества денежных знаков на их ценность может компенсироваться. Только при неизменности тех факторов, которые в своей совокупности образуют условия оборота, только при неизменности общей конъюнктуры товарного рынка, только при неизменности потребностей товарооборота в орудиях обращения ценность бумажных денег будет изменяться соответственно их количеству, будет ему обратно пропорциональна, т. е. увеличение количества бумажных денег поведет к соответственному уменьшению ценности каждой денежной единицы, и, обратно, уменьшение их количества непосредственно вызовет повышение ценности денежной единицы.
Но что значит повышение или понижение ценности бумажноденежной единицы, колебание этой ценности? В чем проявляется изменение ценности денежной единицы?
Ценность всех товаров выражается в их ценах, которые являются денежным выражением их ценности. Но если деньги выражают ценность всех других товаров, то, очевидно, изменение ценности самих денег должно непосредственно отразиться на товарных ценах, выраженных в ценности этих денег. Увеличение ценности денег проявляется в том, что денежное выражение ценности товаров, т. е. их цены, соответственно понижаются; уменьшение ценности денег проявляется в том, что цены товаров соответственно повышаются. В удешевлении или вздорожании товаров отражается изменение ценности денег.
Ценность бумажных денег определяется тем количеством благородного металла (золота), которое представляется, символизируется ими, и отражается она в товарных ценах.
Между количеством бумажных денег и средним уровнем товарных цен всегда будет определенное соотношение . При прочих равных условиях (неизменности условий оборота), это соотношение будет выражаться в обратной пропорциональности между количеством бумажно-денежных знаков, пущенных в обращение, и средним уровнем товарных цен. Но это соотношение будет наблюдаться между количеством денежных знаков и средним уровнем товарных цен. Средний же уровень товарных цен является результирующим ряда слагаемых, цен отдельных товаров, цен продуктов различных отраслей народного хозяйства, цен товаров, производящихся и циркулирующих в различных местностях, и т. д... И само собой разумеется, если можно говорить об обратной пропорциональности между количеством бумажно-денежных знаков и средним уровнем товарных цен, то это вовсе не значит, что то же соотношение установится между количеством денежных знаков и ценами отдельных товаров. Влияние количества выпущенных бумажных денег на цены отдельных товаров гораздо сложнее.
Средний уровень товарных цен складывается из цен отдельных товаров; предположим, что ценность отдельных товаров не изменилась, что цены отдельных товаров, выраженные в «всеобщем эквиваленте», тоже не изменились, т. е., иначе говоря, предположим, что на стороне товаров нет причин, которые вызвали бы изменение цен отдельных товаров; возможно ли в этом случае изменение отношения между ценами товаров, если эти цены будут выражены в бумажных деньгах?
На первый взгляд кажется, что такого изменения соотносительных (выраженных в ценности бумажных денег) цен товаров быть не может. В самом деле, предположим, при данной ценности бумажно-денежной единицы цена товара А равна 5 денежным единицам, товара Б — 8 денежным единицам, товара В — 11 денежным единицам и т. д. Отношение между их ценами будет равно 5 : 8 : И. Предположим далее, что ценность денежной единицы упала в 2 раза; казалось бы, что в этом случае цена А должна будет равняться 10 денежным единицам, товара Б — 16 денежным единицам, товара В — 22 денежным единицам. Тогда отношение между ценами товаров будет равно 10 : 16 : 22, или, иначе, 5 : 8 : 11, т. е. соотносительные цены останутся без изменения.
Но в действительности это не наблюдается. Влияние изменения ценности бумажно-денежной единицы на цены отдельных
товаров не сразу обнаруживается совершенно одинаково, и восстановление прежнего соотношения между ценами отдельных товаров является результатом медленного и постепенного процесса изменения цен отдельных товаров.
В конечном счете, соотносительные цены товаров не могут измениться в зависимости от изменения количества денежных знаков; количество это может соответственно изменить средний уровень товарных цен, но соотносительные цены товаров должны остаться без перемены. Но это последнее — неизменность соотносительных цен товаров — нарушается и восстанавливается только в результате довольно продолжительного процесса, который следует рассмотреть более подробно.
Это рассмотрение должно помочь понять не только общие законы образования ценности денег, но и ориентироваться в довольно сложной структуре денежного аппарата.
Это явление, заметим кстати, определяет социальное содер-жание бумажно-денежного обращения. Если бы все товары одновременно и в одинаковой степени повышались в цене, никто бы не терял и никто бы не выигрывал от бумажно-денежного обращения.
Но, как будет показано в дальнейшем, бумажные деньги затрагивают различные социальные группы неодинаковым образом, и это происходит как раз вследствие изменения соотносительных цен товаров, вследствие медленного и только постепенного приспособления товарных цен к изменившейся ценности денежной единицы.
Кроме того, надо заметить еще следующее. Бумажные деньги в силу своей природы имеют узкую сферу обращения, которая определяется государственными границами. Каналы национального денежного рынка могут быть заполнены бумажно-денежными знаками, но в сфере международного оборота бумажные деньги, отмеченные национальной печатью, государственные по своему существу, циркулировать в качестве орудия обращения не могут; здесь в качестве таковых могут циркулировать только те денежные знаки, которые могут и в действительности выполняют функцию мировых денег, — деньги металлические, золотые.
Таким образом, и при господстве бумажно-денежного обращения остается надобность в полноценных металлических денежных знаках. Золото-деньги, вытесненное из каналов национального денежного обращения, все же является необходимым национальному рынку для международных платежей, и эта надобность, очевидно, будет тем большей, чем более втянуто государство с бумажно-денежным обращением в сферу международного, мирового товарообмена.
Деньги-золото не выполняют функции орудия обращения в сфере внутреннего национального обмена; но в золоте, как в деньгах, обнаруяшвается все же потребность.
И если ценность бумажных денег отражается на ценах товаров (поскольку они выражаются в бумажных деньгах), то эта же ценность может отражаться и на золоте. Золото так же про-тивопоставляется в этом случае деньгам, как и все циркулирующие товары.
Золото может быть рассматриваемо как обыкновенный товар, и все то, что можно говорить о влиянии количества бумажно-денежных знаков на цены товаров, может быть отнесено также и к золоту.
Но, с другой стороны, золото является специфическим товаром, удовлетворяющим специфические потребности; вот почему количество бумажно-денежных знаков влияет на цену золота несколько иначе, нежели на цены других товаров; или, иначе, .денежное выражение ценности золота или его цена может изменяться не в той пропорции, в какой изменяются цены всех других товаров.
Снова следует подчеркнуть, что в конечном счете, в результате более или менее продолжительного времени, изменение цены золота и цен других товаров, выраженных в бумажных деньгах, должно оказаться совершенно одинаковым; но это только в конце концов — впоследствии, в процессе же изменения количества бумажных денег движение цен на золото и на другие то-вары может быть и неодинаковым.
То же относится и к другим товарам. Не все товары и не в оди-наковой мере непосредственно изменяют свои цены под влиянием изменения количества бумажно-денежных знаков. Но потребность в золоте до такой степени специфична, что изучение проблемы ценности бумажных денег может быть в значительной степени облегчено, если делать различие между изменением оценки их золотом (одна форма проявления их ценности) и изменением оценки их товарами вообще (другая форма проявления ценности бумажных денег).
Такое различение тем более необходимо, что в первом случае мы имеем дело, главным образом с ценностью бумажных денег за пределами государственных границ, во втором — на внутреннем рынке.
Выражение ценности бумажных денег в золоте может быть обозначено, как курс бумажных денег, их ц е н а. Выражение ценности бумажных денег в товарах может быть названо поку-пательной силой бумажных денег.
С этой точки зрения имеет большое значение предложенное еще А. Вагнером различение между депрециацией бумажных денег и понижением их ценности.
Депрециацией (Entwertung) бумажных денег называется уменьшение ценности бумажно-денежных знаков в сравнении с цен-
ностью той металлической монеты, которую этот знак заменяет. Это уменьшение может выразить как повышение ценности монеты по сравнению с бумажным знаком или же как понижение ценности бумажно-денежных знаков по сравнению с металлической монетой. Выражают его обычно тем, что констатируют лаж на металлическую монету или же констатируют дизажио на бумажные деньги. Лажем называется прибавка, с которой идет металлическая монета в сравнении с одноименным ей бумажно-денежным знаком; например, когда золотой рубль равен такому же бумажному плюс 50 коп., то говорят, что в этом случае лаж равен 50%. Дизажио, наоборот, называется убавка, с которой идет бумажный знак в сравнении с одноименной монетой: если бумажный рубль равен золотому минус 40 коп., т. е. 60 золотым копейкам, то дизажио равно 40 коп., или же 40%. В депрециации выражается курс бумажных денег, их цена.
Понижением ценности (Wertverminderung) бумажных денег называется уменьшение ценности бумажных денег в сравнении с ценами товаров, т. е. уменьшение покупательной силы денег. Понижение ценности бумажных денег выражается в повышении цен товаров. Понижение ценности бумажных денег означает понижение покупательной их силы.
Следует снова повторить, что депрециация бумажных денег и понижение их ценности, курс бумажных денег и их покупательная сила должны полностью совпадать, и действительно, при продолжительном существовании бумажно-денежного обращения, если количество бумажных знаков в течение долгого времени не изменяется, стабилизируется (и при неизменности общей конъюнктуры товарного рынка), депрециация совпадает с понижением ценности бумажных денег, лаж совпадает с вздорожанием товарных цен, курс бумажных денег совпадает с их покупательной силой: при неизменности общей народнохозяйственной конъюнктуры как лаж, так и вздорожание товаров будут обратно пропорциональны количеству циркулирующих бумажных денег; при неизменности этого количества как курс бумажных денег, так и их ц е н а будут изменяться в одном направлении и в одинаковой мере, в зависимости от общей конъюнктуры товарного рынка. Но это совпадение может быть результатом только более или менее продолжительного процесса приспособления товарного оборота, установления равновесия между товарными ценами, восстановления соотносительных цен товаров, как они должны были бы установиться при нормальных условиях товарообмена, которые, несомненно, нарушаются бумажно-денежным обращением.
В странах с бумажной валютой всегда наблюдается следующее явление: «Обнаруживающееся в иностранных вексельных курсах изменение цены денег данной валюты и данной страны ни в каком случае не совпадает вполне с изменениями покупательной
силы этих денег для внутренних продуктов и внутренней работы; последние происходят в действительности гораздо медленнее, и поэтому, в особенности при беспрерывном падении вексельного курса, деньги еще долгое время могут удержать внутри страны свою покупательную силу на гораздо большей высоте. Если после этого курс приходит в спокойное состояние, то хотя и можно ожидать постепенного уравнения курсовой цены денег и ц е н ы их внутри страны, однако этот процесс совершается тем медленнее, чем многочисленнее население, чем более вяло внутреннее ¦ее торговое движение и чем вообще ниже экономическая культура страны» .
Отсутствие равенства между ценой бумажных денег и их покупательной силой, между высотой лажа и степенью вздорожания товарных цен объясняется специфическими особенностями золота как товара, удовлетворяющего специфические потребности.
Признание необходимости различать цену бумажных денег от покупательной их силы, признание возможности несовпадения размера лажа и степени повышения товарных цен не опровергает ли все наши суждения о том, что бумажные деньги не являются самостоятельным мерилом ценностей товаров, что и при бумажно-денежном обращении в качестве мерила ценностей выступает металл (мысленно представляемый)?
«. . .Если лаж, — пишет М. Туган-Барановский, — не определяет покупательной силы бумажных денег, то каким образом можно утверждать..., что бумажные деньги не являются самостоятельным мерилом ценности, а таковым остается и при господстве бумажных денег металл, на который эти деньги обозначены? Если бы. . . оценке товаров на (бумажные) деньги предшествовала оценка самих бумажных денег на металл, то, очевидно, изменение оценки бумажных денег на металл — иначе говоря, изменение лажа — не могло бы не выражаться в изменении то-варных цен. Если мерилом ценности при господстве бумажной валюты остается металл, то всякое колебание ценности бумажных денег в металле неизбежно должно отражаться на товарных ценах в бумажных деньгах» .
И далее: «... если металл является мерилом ценности, то при всяком изменении лажа должна изменяться цена товара, выраженная в бумажных деньгах; изменение бумажной цены товара и должно доказывать, что бумажные деньги не составляют самостоятельного мерила ценностей. Если же цена товара... может
оставаться в бумажных рублях одной и той же, будет ли лаж высок или низок, то это доказывает, что металл не является мерилом: этой цены, ибо цена остается неизменной, а количество металла, которому она соответствует, изменяется» .
Поэтому бумажные деньги, по мнению М. Туган-Барановского, «должны быть признаны деньгами в полном смысле этого- слова, т. е. самостоятельным мерилом ценности, нисколько не менее, чем металлические деньги» .
И в другом месте: «Мерилом ценности в стране с единой бумажной валютой являются бумажные, а не металлические деньги» .
Соображения эти, кажущиеся на первый взгляд правильными, все же не могут служить опровержением высказанных нами суждений, ибо они в значительной степени бьют, так сказать, мимо цели.
Дело в том — и это чрезвычайно важно подчеркнуть, — что лаж всегда совпадает с вздорожанием товарных цен, покупательная сила денег равна их цене, но это совпадение, это равенство проявляется лишь постепенно, в результате более или менее продолжительного времени. Лаж не может немедленно воздействовать на товарные цены, ибо вообще установление равновесия между ценами всех товаров — процесс, результаты ко-торого не могут сказаться непосредственно и немедленно.
В реальной жизни установление равенства между ценой бл - мажных денег и покупательной их силой осложняется еще постоянным колебанием лажа, его изменением. Если бы лаж в силу тех или иных обстоятельств оставался бы некоторое время в ста-ционарном состоянии, то тогда равенство между ценой бумажных денег и покупательной их силой было бы скорее достигнуто. Постоянное же колебание лажа препятствует установлению такого равенства.
Цена бумажных денег и покупательная их сила — явления чрезвычайно сложные, и определяются они целым рядом факторов, находящихся в постоянном процессе изменения. Вот почему, рассматривая данные явления в процессе их образования, приходится констатировать несовпадение между высотой лажа и степенью вздорожания товарных цен. То же приходится сказать и относительно вздорожания цен различных товаров: не все товары в одинаковой степени повышаются в цене вследствие понижения покупательной силы денег, хотя, с другой стороны, в конце концов, после некоторого промежутка времени, если покупательная сила денег перестает колебаться, все товары одинаково повышаются в своих ценах.
Рассматривая, таким образом, процесс образования цены бумажных денег и покупательной их силы в динамике, приходится констатировать полное совпадение их; рассматривая же тот же процесс встатике, в каждый отдельный момент, можно констатировать и несовпадение цены бумажных денег и покупательной их силы.
Непосредственно с этим связано другое утверждение М. Туган-Барановского, которое, если только признать его правильным, может служить опровержением развитых нами соображений относительно ценности бумажных денег.
По мнению М. Туган-Барановского, «. . .неверно, будто лаж выражает собою, с принципиальной стороны, отношение ценности бумажной валюты к металлической монете, на которую эта валюта обозначена» .
Лаж выражает «отнюдь не цену бумажной валюты в расценке на металл, а нечто обратное — цену иностранной валюты в бумажной валюте данной страны. Существенно тут, конечно, не то, как котируется вексельный курс — как цена иностранной валюты в туземной валюте или же, наоборот, как цена туземной валюты в иностранной валюте. Это касается только способа котировки вексельного курса и ни малейшим образом не затрагивает существа дела — один способ котировки всегда может быть обращен в другой.
Напротив, настаивая на том, что лаж есть результат расценок иностранной валюты на туземную валюту, мы касаемся самого существа лажа. Если бы была правильна теория Вагнера, согласно которой лаж выражает собой цену бумажной валюты в металле, то мерилом ценности бумажной валюты являлась бы, в конце концов, все же металлическая денежная единица. Металл сохранял бы все свое значение, как верховный измеритель ценности, ибо если все другие ценности измеряются в стране с бумажцо-денежным обращением бумажной валютой, то все же самая-то бумажная валюта измеряется в своей ценности металлом. Таким образом, при таком понимании природы лажа приходится вернуться к теории, отрицающей самостоятельную ценность бумажных денег. . . Чтобы внести полную стройность в теорию лажа, нужно совершенно определенно признать, что лаж выражает собой вовсе не цену бумажной валюты в металле, а цену иностранной валюты в бумажной. Бумажная денежная единица является в стране с бумажными деньгами таким же всеобщим мерилом ценности, как и металлическая единица в стране с металлической денежной системой» .
Все эти суждения М. Туган-Барановского основаны в значительной степени на недоразумении.
Что значит: «лаж выражает цену бумажной валюты в иностранной»? Чем такое определение отличается от данного нами? При обоих определениях лаж одинаково должен считаться вытекающим из отношения между ценностью бумажных денег и ценностью металла, на который они обозначены.
В самом деле. Если, например, говорят, что русский рубль упал в 2 раза, что лаж равен 100%, что это значит? По мнению М. Туган-Барановского, это означает, что русский рубль оценивается в английской, положим, валюте в 2 раза ниже. Но ниже чего? Очевидно, ниже того, как он расценивался раньше, до господства бумажных денег в России. Но тогда, до бумажных денег, оценка русской денежной единицы (золотой) в английской валюте определялась соотношением между ценностью золота, содержащегося в русской денежной единице, и ценностью золота, содержащегося в английской денежной единице.
Один фунт стерлингов равен 9,45 золотого рубля. Теперь же один фунт стерлингов будет равен 18,90 бумажного рубля. Бумажный рубль упал, в сравнении с одноименной монетой, в 2 раза и во столько же раз в сравнении с иностранной валютой (английским фунтом стерлингов); таким образом, выразить падение ценности русского рубля в иностранной валюте то же, что выразить падение этого рубля в сравнении с металлической монетой, на нем обозначенной. Лаж равен 100%. Даже если полагать, что в лаже выражается расценка туземной бумажной валюты в иностранной, все же придется признать, что этот лаж в 100% выражает де- прециацию бумажных денег в сравнении с металлическими деньгами, на которые они обозначены, ибо и то и другое обозначение в сущности одно и то же.
Иначе, на первый взгляд, обстоит дело в том случае, если мы сравниваем бумажные деньги с какой-нибудь бумажной же иностранной валютой, ценность которой тоже, в сравнении с металлом, упала, когда, следовательно, мы выражаем ценность одних бумажных денег в других бумажных же деньгах. Но, как нетрудно доказать, и в этом случае уменьшение ценности бумажных денег в сравнении с металлом хотя и не будет иметь числового совпадения с уменьшением ценности бумажных денег относительно иностранной бумажной валюты, но первое будет определяющим для второго.
В самом деле. Предположим, в дополнение к прежнему примеру, что в Англии установилось бумажно-денежное обращение и что вследствие инфляции курс бумажных денег пал, т. е. ценность бумажных денег в сравнении с золотом упала. Предположим, английский фунт стерлингов пал в 1,5 раза. Лаж на золото равен 50%. В этом случае, очевидно, английский фунт будет оцениваться не в 9,45 золотых рублей, а только в 6,3 золотых рубля (9,45 : 1,5=6,3).
Как же тогда выразится ценность бумажного рубля в бумажной английской валюте?
Один фунт стерлингов равен 6,3 золотого рубля, бумажный же рубль упал в 2 раза, следовательно, один фунт будет равен 6,30x2=12,60 бумажных рублей.
Таким образом, бумажный рубль в сравнении с металлом пал в 2 раза, в сравнении же с фунтом стерлингов — только в lVg раза (12,60 : 9,45=1V3).
К такому же результату можно прийти и иначе.
При существовании золотой валюты в обеих странах
1 фунт стерлингов = 9,45 зол. руб.
При падении ценности бумажного рубля в 2 раза 1 фунт стерлингов = 18,90 бум. руб.
При одновременном возникновении лажа на английский фунт в 50%, т. е. падение в 1% раза,
1 фунт стерлингов = 9,45 х (2 : 1,5) 9,45х 11/3 = 12,60 бум. руб.
Таким образом, хотя в этом случае степень падения ценности бумажных денег, выраженной в золоте, и не совпадает со степенью падения ценности их, выраженной в иностранной валюте (в числовом своем выражении), но связь между этими курсами сохраняется как раз отнесением того и другого к ценности золота. Ценность бумажных денег, выраженная в иностранной валюте, является производной двух величин: ценности туземных денег, выраженной в металле, и ценности иностранной валюты, выраженной в том же металле.
Возможность различной оценки бумажных денег в золоте и в товарах не может, таким образом, служить доказательством самостоятельной ценности бумажных денег, доказательством того, что бумажные деньги являются самостоятельным мерилом ценностей.
Сама же эта возможность объясняется специфическими условиями обращения бумажных денег.
2
209
14 И. А. Трахтенберг
И при бумажно-денежном обращении потребность в золоте, как в товаре вообще, а главным образом в золоте, как в мировых деньгах, не исчезает; ценность золота выражается в бумажных деньгах и, очевидно, чем потребность в золоте будет большей, тем ценность золота, выраженная в бумажных деньгах, будет выше, т. е. тем большим будет лаж; и, наоборот, чем потребность в золоте будет меньшей, тем ценность золота, выраженная в бумажных деньгах, будет меньшей, тем лаж будет ниже. Потреб-
йость эта постоянно и чрезвычайно сильно колеблется, следовательно, и лаж колеблется вверх и вниз.
Ценность бумажных денег определяется ценностью того количества металла, представителем которого бумажные деньги являются, причем это количество отнюдь не равно тому количеству, которое написано на бумажных знаках; но ценность бумажных денег принимает форму цены, курса бумажных денег (как ценность товаров вообще принимает форму цены), который колеблется в зависимости от потребности в золоте и в полном соответствии с колебанием объема этой потребности.
Какая же потребность в золоте остается и при бумажно-денежном обращении? Какова величина этой потребности? Насколько и как эта потребность колеблется? Ответы на эти вопросы дают ключ к разумению законов образований курса (цены) бумажных денег.
Потребности эти чрезвычайно разнообразны, и каждая из этих потребностей отличается одна от другой как по своей интенсивности, напряженности, глубине и размеру, так и по своей изменчивости.
Наименее значительной и наименее изменяющейся потребностью является потребность в золоте для промышленных целей. Эта потребность не так велика, и заметное изменение ее происходит только через сравнительно большие промежутки времени. Любовь к роскоши, развитие эстетического вкуса, удовлетворяемого изделиями из золота, покупательная мощь населения, могущая быть направленной на спрос на золотые изделия, развивающаяся с ростом национального богатства и т. д., — все это изменяется чрезвычайно медленно. К тому же эта потребность совершенно одинакова как в эпоху металлического обращения, так и во время господства бумажных денег. Количество циркулирующих денежных знаков на эту потребность большого влияния не оказывает, или если оказывает, то не непосредственное. Это влияние может сказаться лишь в той мере, в какой бумажно-денежное обращение вызывает перераспределение национального дохода, рост нищеты на одном полюсе, роскоши — на другом. Но даже это косвенное воздействие большого значения в смысле усиления спроса на золото для удовлетворения эстетических потребностей дать не может.
Удовлетворяя эту потребность, золото выступает как обыкновенный товар, и изменение его цены происходит так же, как и изменение цен других товаров, что подробнее будет рассмотрено ниже. Но и при рассмотрении вопроса о колебании курса бумажных денег, лажа на золото, эта потребность не может не быть учтенной.
Гораздо большее значение имеет другая потребность: потребность в металле (деньгах) как средстве сохранения ценностей. Эта потребность довольно велика, а главное, чрезвычайно измен
яю
чива. Вот почему колебание курса бумажных денег, !лажа*на золото, весьма сильно зависит от спроса на деньги как средство сохранения ценностей.
Совершенно очевидно, что бумажные деньги функцию средства сохранения ценностей не выполняют. Функцию эту они не выполняют, во-первых, потому, что сама их ценность производна, они не имеют, как говорят, самостоятельной ценности, и, во-вторых, потому, что их ценность колеблется. Колеблющаяся же ценность служить средством сохранения ценностей, конечно, не может. Едва ли кто-либо, желая сохранить богатство, будет это делать посредством накопления бумажно-денежных знаков. Поступать так можно только по невежеству, которое в результате оплачивается довольно дорого.
Потребность же в орудиях сохранения ценностей и при бумажно-денежном обращении остается, и эта потребность образует усиленный спрос на золото.
Спрос этот чрезвычайно изменчив. Прежде всего потребность в орудиях сохранения ценностей вместе с развитием капиталистического хозяйства проявляет тенденцию к сокращению.
В самом деле, в условиях докапиталистического хозяйства единственным, пожалуй, способом обогащения было накопление, сохранение ценностей. С возникновением же капитала как само-возрастающей ценности средством обогащения является не накопление ценностей, денег, а превращение их в капитал. В капиталистическом хозяйстве ценности не сохраняются, а пускаются в оборот. В процессе кругооборота капитала создаются новые ценности (ценность рождает ценность) и достигается цель обога-щения. Рыцарем современного капиталистического общества выступает уже не барон Пушкина или скупец Мольера, а Саккары (из романа Золя «Деньги»), Ротшильды, Морганы, Рокфеллеры и т. д., т. е. лица, умеющие не просто копить, сохранять деньги, а пускать их в оборот.
Но все же и в капиталистическом хозяйстве по многим причинам, вытекающим из самого характера кругооборота капитала, его воспроизводства и накопления, некоторая часть ценностей в течение известного времени остается в виде денег как сокровища, еще не превратившегося в капитал. Вот почему и при развитом капиталистическом хозяйстве во всякое время известная часть денег должна оставаться в виде сокровища, орудия сохранения ценностей. Функцию же орудия сохранения ценностей выполняет золото, почему и при бумажно-денежном обращении эта потребность в золоте остается. Если, сообразно самому характеру капиталистического хозяйства, потребность эта при металлическом обращении относительно невелика, то она значительно усиливается в периоды бумажно-денежного обращения.
К этому можно добавить, что сохранение денег в том или ином размере необходимо также и для нормальной работы денежного
14* 211
аппарата. Как мы видели ранее, необходимое для оборота количество денежных знаков постоянно изменяется, так как причины, определяющие это количество (масса товаров, скорость обращения денег и т. д.), чрезвычайно и постоянно меняются. Поэтому и денежный аппарат должен быть эластичным, т. е. спо-собным к постоянному расширению и сокращению. По прекрасному выражению К. Маркса, «то деньги должны притягиваться в качестве монеты, то монета должна отталкиваться в качестве денег». Поэтому, «чтобы действительно циркулирующая денежная масса соответствовала постоянно степени полной насыщенности сферы обращения, количество золота и серебра, находящееся в каждой стране, должно быть больше того, что требуется в каждый данный момент для монетной функции» .
Таким образом, в условиях капиталистического хозяйства сохраняется потребность в золоте как средстве сохранения ценностей, но, с другой стороны, потребность эта чрезвычайно изменчива.
Капиталистическое хозяйство внутренне противоречиво; развитие капиталистического хозяйства сопровождается явлениями, не только способствующими этому развитию, но и противоречащими ему; капиталистическое хозяйство развивается не только путем постепенной эволюции, но и путем болезненного процесса прекращения его развития, не только путем постоянного расширения его производственного механизма, но и путем перерывов в деятельности этого механизма; капиталистическое хозяйство развивается циклично, оно не характеризуется постоянным ростом национального богатства, расцветом хозяйства, развитием его производительных сил: расцвет хозяйства всегда чередуется с периодами упадка, кризиса.
Цикличностью развития капиталистического хозяйства следует объяснить большую изменчивость потребности в золоте как средстве сохранения ценностей.
В нормальное, так сказать, время, в фазисе промышленного подъема, расцвета народного хозяйства, деньги ценятся только как орудие обращения, только как средство для покупки и про-дажи товаров, как орудие купли-продажи; в это время для капиталистического хозяйства только «товар — деньги». В эпоху кризиса, фазисе промышленного упадка, когда в обращении товаров происходит заминка, когда неограниченный рост товарного производства наталкивается на ограниченную емкость рынка, когда произведенные товары не находят себе сбыта вследствие отставшего развития покупательной мощи населения, в это время капиталистическое хозяйство ищет в деньгах не орудие обращения, не простое средство купли-продажи товаров, — в них оно
ищет богатство само по себе, ценность, олицетворяющую богатство в чистом виде, отвлеченное от каких бы то ни было конкретных полезных свойств; в это время капиталистическое хозяйство справедливо полагает, что только «деньги — товар». «Еще вчера буржуа, опьяненный расцветом промышленности, рассматривал деньги сквозь дымку просветительной философии и объявлял их пустой видимостью: «Только товар — деньги». «Только деньги— товар!» — вопят сегодня те же самые буржуа во всех концах мирового рынка. Как олень жаждет свежей воды, так буржуазная душа жаждет теперь денег, этого единственного богатства» п.
Потребность в деньгах как выполнителях функции орудия сохранения ценностей постоянно изменяется в зависимости от хозяйственной конъюнктуры; и состояние народного хозяйства, таким образом, оказывает непосредственное влияние на высоту лажа, на курс бумажных денег.
Здесь следует снова подчеркнуть, что ценность бумажных денег в общем и целом определяется ценностью того количества металла, которое ими представляется; но эта ценность является той осью, той средней, вокруг которой вращается цена бумажных денег как выражение ценности этих денег; курс может быть и выше, может быть и ниже этой ценности в зависимости от целого ряда факторов, к которым надо причислить и состояние народнохозяйственной конъюнктуры; влияние же хозяйственной конъюнктуры сказывается в изменении потребности в деньгах (золоте) как орудиях сбережения ценностей; в такие моменты народнохозяйственного развития, когда потребность в деньгах, выполнителях функции орудия сохранения ценностей, увеличивается, курс бумажных денег падает, или лаж на золото повышается, когда потребность в сбережении уменьшается, курс бумажных денег повышается, или лаж на золото понижается.
Аналогично сменам народнохозяйственных фазисов действуют и другие явления, вызывающие так называемую панику, как, например, война, революция и т. п.
В такие времена обыкновенно замечается падение курса бумажных денег, наблюдается тенденция к росту лажа. Это последнее явление часто объясняют уменьшением доверия к государственной власти. Но вряд ли такое объяснение может считаться удовлетворительным. В этих случаях проявляется то же, что и при сменах народнохозяйственной конъюнктуры, т. е. проявляется в большей степени стремление к сбережению; потребность в деньгах как орудиях сохранения ценностей увеличивается.
Всякие социально-политические потрясения, как революция, война, связаны с хозяйственным потрясением; они неизбежно влекут за собой известные, часто весьма крупные, изменения в товарообмене, вносят большую или меньшую пертурбацию в товар-
ный оборот, связаны с известным большим или меньшим перераспределением капиталов и производительных сил; естественно, конечно, что в таких случаях возникает стремление к сохранению ценностей не в виде товаров — конкретных полезностей, а в виде денег как носителей абстрактной формы богатства. Увеличивается спрос на золото, что ведет к депрециации бумажных денег, по-нижению их цены, повышению лажа на золото.
Так же надо объяснить влияние на высоту лажа других явлений, например побед или поражений на войне.
Известно, что обычно поражение ведет к большей депрециации бумажных денег, повышению лажа на золото; наоборот, победы ведут к понижению лажа. Таких примеров можно было бы привести сколько угодно; это наблюдалось во время всех войн, это же наблюдалось и во время происходившей последней (первой. — Ред.) мировой войны. Повышение или понижение лажа, вызываемое победами или поражениями, склонны часто объяснять также увеличением или уменьшением доверия к государству: если государство терпит поражение, доверие к нему падает, в результате чего лая{ повышается, и, наоборот, если государство одерживает победы, доверие к нему повышается, что ведет к падению лажа, к повышению курса бумажных денег этого государства.
Такое объяснение едва ли может быть признано удовлетворительным. С другой стороны, повышение и понижение лажа в этих случаях нельзя объяснить также только изменением потребности в орудиях сбережения ценностей. В этих случаях имеют значение два обстоятельства.
Первое заключается в следующем. Как вытекает из развитой выше общей теории ценности бумажных денег, количество бумажноденежных знаков непосредственно отражается на их ценности: при прочих равных условиях, ценность бумажных денег, определяемая ценностью представляемого ими металла, обратно пропорциональна их количеству. С увеличением количества бумажных денег понижение их ценности неизбежно. Поражение же на войне делает в общем и целом неизбежным новые выпуски бумажно-денежных знаков. И если после военного поражения, хотя и до новых выпусков, замечается повышение лажа, то это отчасти объясняется тем, что рынок заранее учитывает неизбежное увеличение выпусков бумажных денег и связанные с этим последствия.
Во-вторых, и в этих случаях играет роль также и повышение потребности в орудиях сбережения ценностей, стремление сохранить себя от неизбежных потерь вследствие падения ценности бумажных денег, связанного с (ожидаемым) увеличением их количества. Каждый держатель бумажных денег в ожидании нового их выпуска, который должен отразиться на их ценности, стремится превратить их в золото; это увеличивает спрос на золото, а это ведет к падению цены бумажных денег, к повышению лажа. Этим же объясняется, что в такие моменты лаж возвышается
даже больше, нежели это непосредственно вызывается увеличением (ожидаемым) количества бумажно-денежных знаков.
Таким образом, потребность в деньгах как орудиях сохранения ценностей увеличивает спрос на золото, что непосредственно отражается на высоте лажа, определяет его колебание вверх и вниз около средней, обусловливаемой ценностью самих бумажных денег как представителей металла, как выполнителей денежных функций орудия обращения.
Но самой значительной, имеющей наибольшее значение, сохраняющейся и при господстве бумажных денег, потребностью в золоте является потребность в нем как выполнителе функции мировых денег. В качестве мировых денег бумажные деньги выступать не могут. Циркуляция бумажных денег носит резко очерченный национальный характер.
Другое дело — деньги металлические. Металл легко облекается в форму национального монетного бытия, но также легко и сбрасывает с себя национальный мундир, превращается в слиток, могущий с такой же легкостью принять в любой стране форму местной монеты. Для всемирной же торговли требуются, очевидно, такие деньги, выполняющие роль всеобщего эквивалента, на которых не было бы и следа национальности, или, во всяком случае, чтобы этот след легко бы стирался, исчезал.
Для международной торговли требуются интернациональные деньги. Мировыми же деньгами могут быть только деньги металлические. Поскольку и при бумажно-денежном обращении проявляется потребность в мировых деньгах, постольку проявляется потребность в золоте.
Здесь не мешает заметить следующее обстоятельство. Иногда эта потребность проявляется в несколько иной форме, которая затемняет истинное положение вещей и усложняет понимание разбираемого явления.
Иногда потребность в золоте как выполнителе функции мировых денег проявляется в виде потребности просто в заграничных деньгах. Положим, Россия по внешней задолжности должна уплатить Франции известную сумму денег. Для такой расплаты Россия нуждается во французской валюте, французских франках. Франки могут быть и не металлические. В этом случае как будто возникает потребность не в золоте, а в иностранных денежных знаках. Но результаты от этого нисколько не меняются. Размен туземных денег на иностранную валюту, даже и на не металлическую, может производиться и непосредственно, но соизмерение их приходится делать только через посредство приравнивания денежных знаков обеих стран к золоту. Кроме того, сальдо по международному балансу надо и можно покрыть только золотом.
Итак, и при господстве бумажно-денежного обращения сохраняется потребность в золоте как выполнителе функции мировых денег. Ясно, конечно, что, при прочих равных условиях,
чем эта потребность будет большей, тем лаж будет выше, или же курс бумажных денег будет ниже; и, наоборот, чем эта потребность будет меньшей, тем лаж будет ниже, или же курс бумажных денег будет выше.
Чем же определяется потребность в мировых деньгах, чем определяется количество золота, необходимое для выполнения функции мировых денег?
«Мировые деньги, — говорит К. Маркс, — функционируют как всеобщее средство платежа, всеобщее покупательное средство и абсолютно общественная материализация богатства вообще (universal wealth). Функция средства платежа, средства, служащего для расчетов по международным балансам, преобладает. . . . Международным покупательным средством золото и серебро служат по существу тогда, когда внезапно нарушается обычное равновесие обмена веществ между различными нациями. Наконец, они функционируют как абсолютно общественная материализация богатства там, где дело идет не о купле или платеже, а о перенесении богатства из одной страны в другую, и где это перенесение в товарной форме исключается или конъюнктурой товарного рынка или самой поставленной целью» .
Главное значение имеет функционирование мировых денег в качестве всеобщего платежного средства и абсолютного воплощения богатства вообще.
Всеобщим платежным средством деньги выступают в международном товарном обмене. Чем больше приобретается товаров за границей, тем, очевидно, надо обладать большим количеством тех денег, которые выполняют функцию мировых денег, т. е. денег металлических.
С другой стороны, всякая страна не только импортирует товары из-за границы, но и экспортирует товары внутреннего производства за границу. Часть товаров ввезенных может быть оплачена товарами же. Наличными деньгами приходится оплачивать только разницу между ввозом и вывозом, если первый превышает последний.
Характер торгового баланса, таким образом, определяет потребность в мировых деньгах, в золоте. При благоприятном торговом балансе, превышение вывоза над ввозом, золота для расплаты по внешней торговле не понадобится; при неблагоприятном торговом балансе, превышении ввоза над вывозом, потребность в золоте обнаружится. Чем торговый баланс более неблагоприятен,, т. е., чем больше ввоз товаров (по их ценности) превышает вывоз^ тем, очевидно, потребность в мировых деньгах, в золоте, будет большей. С увеличением же потребности в золоте уменьшается оценка бумажных денег, увеличивается лаж.
Торговый баланс, следовательно, является весьма важным фактором, влияющим на высоту лажа, на депрециацию бумажных денег. Часто этот фактор играет преобладающую роль. Кроме того, фактор этот чрезвычайно изменчив, и всякое его изменение вызывает соответственное колебание лажа.
Ценность бумажных денег как орудий обращения определяется ценностью представляемого ими металла; цена же бумажных денег МОЯІЄТ колебаться в зависимости от фактической потребности в тот или иной момент в золоте; потребность, вызываемая характером товарного баланса, оказывает весьма существенное влияние на оценку бумажных денег, повышает или понижает лаж.
В 90-х годах прошлого столетия перед реформой денежного обращения в России много стараний было направлено на то, чтобы остановить колебание лажа. Одним из весьма действующих и правильных способов для этого было достижение благоприятного торгового баланса. И только это достижение дало возможность с успехом провести реформу.
Необходимо, впрочем, оговориться, что торговый баланс рассматривается здесь как один из элементов платежного баланса.
Мировые деньги являются абсолютным воплощением богатства вообще. В такой роли они выступают при перемещении из одной страны в другую денег как капитала, или, вернее, при перемещении капитала в денежной форме. С этой точки зрения, например, прилив иностранного капитала в страну и отлив его имеют немаловажное значение. Отлив капиталов в денежной форме составляется из процентов по займам, из прибылей, получаемых в предприятиях иностранцев и увозимых за границу, трат путешественников за границей и т. д. Прилив капиталов составляют деньги^ импортируемые для различного рода производительных целей,, постройки фабрик, заводов, организации торговых предприятий, займы, совершаемые за границей, и т. д.
Если отлив денег как абсолютного воплощения богатства вообще будет больше прилива, очевидно, потребность в золоте будет обнаруживаться, в противном случае, если прилив будет больше отлива, потребности в благородном металле не будет. Чем отлив капиталов в денежной форме будет большим в сравнении с приливом, тем, очевидно, большей будет потребность в наличном золоте.
Указанные два момента — международная торговля товарами и перемещение капиталов в денежной форме — в своей совокупности образуют так называемый платежный баланс.
Заметим, кстати, что прилив иностранных капиталов с этой точки зрения играет двоякую роль. С одной стороны, прилив иностранных капиталов оказывает благоприятное воздействие на платежный баланс. Но, с другой стороны, поскольку по этим капиталам необходимо платить проценты, постольку в течение всего.
времени уплаты будет сказываться неблагоприятное воздействие на платежный баланс.
С этой точки зрения, прилив иностранных капиталов в Россию в 90-х годах прошлого столетия имел большое значение в смысле улучшения платежного баланса, что являлось крайне необходимым для завершения денежной реформы. Но зато это же обстоятельство дало с точки зрения платежного баланса и отри-цательные результаты: уплата по этим капиталам, в виде ли процентов по займам, в виде ли увоза за границу прибыли, получавшейся иностранцами из их предприятий, ложилась тяжелым ^бременем на платежный баланс.
Сальдо по платежному балансу образует потребность в золоте как в мировых деньгах. Чем более неблагоприятен платежный баланс для страны с бумажно-денежным обращением, тем будет в ней обнаруживаться большая потребность в золоте, а значит, тем большей будет депрециация бумажных денег, тем выше будет лаж на золото (или дизажио на бумажные деньги).
Отсюда надо сделать выводы, несколько смягчающие наши суждения о торговом балансе. При благоприятном торговом балансе платежный баланс может оказаться неблагоприятным, как это наблюдалось в Германии. Обратно, платежный баланс может оказаться благоприятным даже при наличии неблагоприятного торгового баланса, как это в течение долгого времени наблюдалось в Англии. Существенным является платежный баланс, и там, где он складывается, главным образом из торгового баланса, последний приобретает исключительно преобладающее значение.
Таковы главнейшие факторы, влияющие на образование лажа и его колебание.
Ценность бумажных денег определяется ценностью того количества металла, которое представляется ими; количество же это определяется общими условиями товарного рынка.
Ценность же денег проявляется в их цене, в их курсе. А этот последний может быть и выше и ниже их ценности. Приспособле-ние цены бумажных денег к их ценности является длительным процессом, притом, при непрекращающихся выпусках бумажноденежных знаков, процессом беспрерывным и в сущности бесконечным. В каждый же отдельный промежуток времени курс этот зависит от спроса на металл, не исчезающий и при бумажно-денежном обращении. Спрос этот вытекает из потребностей в золоте, главнейшие из которых следующие:
Потребность в золоте для промышленных целей. Эта потребность относительно невелика и более или менее постоянна.
Потребность в -золоте как средстве сохранения ценностей. Эта потребность с развитием капиталистического хозяйства обнаруживает тенденцию к сокращению. Но, с другой стороны, растяжимость денежного обращения, изменчивость требований товарного рынка в денежных знаках вызывают необходимость в су-
ществовании постоянного запаса денежных знаков, то вовлекаемых в оборот, то отталкиваемых из каналов денежного обращения. Кроме того, потребность в золоте как орудии сохранения ценностей чрезвычайно изменчива. В зависимости от общей народнохозяйственной конъюнктуры, эта потребность то доходит до минимума в период оживления промышленности, то достигает максимальных размеров в периоды кризисов, хозяйственного застоя.
Эта потребность особенно усиливается при бумажно-денежном обращении, так как бумажные деньги функций средства сохра-нения ценностей не выполняют.
3. Потребность в золоте как единственном материале мировых денег. Эта потребность велика, постоянна, но чрезвычайно изменчива, зависит главным образом от состояния платежного баланса.
3
Переходим к вопросу о понижении ценности бумажных денег, к вопросу об их покупательной силе12а.
Ценность всех товаров находит свое выражение в деньгах. Возвышение товарных цен при неизменности их ценности и прочих условий, влияющих на образование цен, может произойти только лишь вследствие изменения ценности денежных знаков. Это в сущности значит, что денежное выражение ценностей товаров стало иным. Раньше какой-либо продукт, аршин сукна, оценивался в 10 руб., но если ценность денег понизилась вдвое, то, при прочих равных условиях, при неизменности ценности сукна, денежное выражение ценности аршина сукна или же цена аршина сукна будет равна не 10, а 20 руб.
Казалось бы, что эта переоценка, новое денежное выражение ценностей товаров, должна была бы быть для всех без исключения товаров совершенно одинаковой. Соотносительные цены товаров при изменении ценности денег должны были бы остаться без изменения.
Так оно и было бы, если бы сразу всем товарам противостояли все денежные знаки, если бы выпущенные бумажно-денежные знаки сразу равномерно оседали бы в каналах денежного обращения. Но в реальной жизни этого как раз и не происходит. Денежные знаки рассасываются в порах народного хозяйства, распространяются по каналам товарного обращения лишь постепенно,
12а Ценность (стоимость), представляемую бумажными деньгами, и их покупательную силу отождествлять нельзя: ценность (стоимость), представляемая бумажными деньгами определяется стоимостью того количества золота, которое представляется знаком денег в обращении, покупательная же их сила определяется стоимостью массы товаров, которую можно фактически приобрести за данный денежный знак, что в свою очередь зависит также от стоимости товаров и от степени отклонения товарных цен от стоимости {Прим. ред.).
этим самым вызывая неодинаковость и неравномерность повышения цен различных товаров, денежного выражения их ценностей.
Сложные условия товарообмена создают то, что одни товары могут повыситься в своей цене даже больше, нежели это вызы-вается изменением ценности денег (если и предполагать неизменность всех других условий, обусловливающих цены товаров), другие же товары могут непосредственно совсем не испытать на себе изменение цен или же повыситься в цене далеко в меньшей пропорции, нежели понизилась ценность денег.
Проникновение и распространение бумажных денег по каналам денежного обращения рисуется в следующем виде.
Денежные знаки распространяются по каналам товарного обращения постепенно, и постепенность этого распространения бывает различна: по отраслям народного хозяйства, по территории и, наконец, по различным социальным группам.
Бумажные деньги выпускаются государством потому, что оно нуждается в тех или иных продуктах, для приобретения которых обычных средств у него не хватает. Выпуском бумажных денег государство создает возможность приобрести нужные ему продукты, повышая этим самым спрос на эти продукты. Естественно, конечно, что цены на эти продукты повышаются; причем повышение цен на эти продукты может быть даже большим, чем это вызывается общим увеличением количества бумажных орудий обращения.
В самом деле. Если представить себе ту отрасль производства, где изготовляются нужные и приобретаемые государством посредством выпуска бумажных денег товары, как изолированное хозяйство, то окажется, что непосредственно в этом хозяйстве количество орудий обращения увеличилось в чрезвычайной степени.
Предположим, во всей стране до сего времени циркулировало денежных знаков на 1 ООО ООО руб. Государство выпускает орудий обращения еще на 1 ООО ООО руб. Этим самым количество орудий обращения удваивается. Ценность бумажного рубля, при неизменности общих условий товарного оборота, доляша понизиться вдвое. Но для той отрасли народного хозяйства, куда впервые сразу попадают вновь выпущенные денежные знаки, увеличение количества орудий обращения, по крайней мере временно, будет большим, чем вдвое, и неудивительно, что цены на товары, производимые данной отраслью народного хозяйстваt повысятся больше, чем в 2 раза.
Заметим, процесс выпуска бумажных денег гораздо сложнее. Приведенный пример — только теоретическая схема, но так или иначе соответствующая действительности, правильно рисующая контуры ее.
Итак, прежде всего повышение товарных цен, притом очень большое, замечается в тех отраслях народного хозяйства, на
производство которых государство прежде всего предъявляет спрос.
Но эта отрасль народного хозяйства не является изолированной от других. Из данной отрасли денежные знаки переходят в другие, создавая своим появлением изменение денежного выражения ценностей товаров или их цен.
Бумажные деньги обыкновенно чаще всего выпускаются во время войны, поэтому вздорожание товарных цен прежде всего коснется продуктов, необходимых для войны. И только постепенно это вздорожание распространяется на другие товары, поскольку и в какой мере расширяется спрос на них.
Само собой разумеется, что степень повышения цен на различные товары, вследствие обрисованного процесса постепенного распространения бумажно-денежных знаков по каналам товарного обращения, не может быть одинаковой: интенсивность спроса, удовлетворяемого посредством вновь выпущенных денежных знаков, не одна и та же.
Конечно, если представить, что выпуски бумажных денег прекратились, то спустя некоторое время, с равномерным рас-пространением денежных знаков по каналам товарного обращения, повышение цен для всех товаров было бы совершенно одинаковым: при неизменности ценности всех товаров денежное выражение их ценностей изменилось бы в одном и том же направлении и в одной и той же мере, так что соотносительные цены вновь вернулись бы к тому состоянию, в каком они пребывали до выпуска бумажных денег.
Но выпуски бумажных денег обычно бывают беспрерывны и выпускаются они постепенно. Если, предположим, за тот или иной год был выпущен миллион бумажно-денежных единиц, то влияние этих выпусков сказывается не только через год, но проявляется все время в течение года. Вот почему различия в повышениях товарных цен сохраняются в течение долгого времени, с другой стороны, вариации в различиях повышения все время изменяются.
Постепенность выпуска бумажных денег и распространения их по каналам денежного обращения ссздает различие в повышении товарных цен или, что то же, в понижении ценности бумажных денег, также и территориальное.
Повышение товарных цен, притом повышение чрезвычайное, прежде всего замечается в тех местах, где впервые новые бумажноденежные знаки появляются. И только потом, постепенно, эти денежные знаки все более и более распространяются по различным частям страны, вызывая повышение товарных цен, которые являются показателем уменьшения покупательной силы бумажных денег.
В центрах промышленности и торговли это вздорожание будет замечаться раньше, а потому и в более резкой форме, чем в от-
сталых в торгово-промышленном отношении местностях; в больших городах понижение покупательной силы бумажных денег обнаружится раньше и резче, нежели в захолустных деревушках.
Процесс выравнивания повышения товарных цен, вызванного понижением ценности бумажных денег, не может закончиться быстро.
С одной стороны, быстрота этого выравнивания зависит от степени развития народного хозяйства страны с бумажно-денежным обращением, созданной до сего торговой связи между различными частями страны, развития транспорта, обмена и т. д. С этой точки зрения выравнивание вздорожания товарных цен будет происходить гораздо быстрее в Германии или Англии, чем в России, быстрее в России, нежели в Китае.
С другой стороны, процесс этого выравнивания может происходить безостановочно и непрерывно без достижения конечных результатов, если выпуск бумажных денег не прекращается и происходит беспрерывно.
Третий момент, определяющий постепенное рассасывание бу- мажно-денежных знаков в порах народного хозяйства, заключается в неравномерном и неодновременном их оседании среди различных групп населения.
Бумажные деньги выпускаются государством и для целей государства. Прежде всего они попадают к тем социальным группам, которые являются непосредственно контрагентами государства: поставщикам покупаемых государством товаров, чиновникам и т. д. Отсюда деньги распространяются среди тех групп, которые являются контрагентами указанных лиц: производителей сырья, торговых посредников и т.
д.
Процесс этого распространения, это, если так можно выразиться, социальное распределение бумажно-денежных знаков не может найти точного изображения, ибо оно зависит и видоизменяется от целого ряда обстоятельств: структуры хозяйства, экономической политики государства и т. д.
«При одних условиях, — пишет С. А. Фалькнер, — он (бу- маяшо-денежный поток. — И. Т.) осаждается преимущественно у первых получателей новых денежных знаков, у поставщиков и контрагентов хозяйствующего государства: такова, например, обстановка военно-полицейского и крупнокапиталистического хозяйства, платящего по воепным заказам прогрессивно-взвинченные цены.
При других условиях новые деньги не задерживаются у первых получателей, но проскальзывают дальше и собираются в руках либо торговых посредников, либо еще дальше — у самостоятельных производителей, владельцев сырья и продовольствия: таково положение в демократическом государстве, сурово таксирующем доходы своих непосредственных контрагентов — синдицированную пролетариатом крупную промышленность, но не
имеющем возможности также контролировать доходы более удаленных от его воздействия и экономически более распыленных групп.
В одних случаях тенденцию скопления имеют вновь выпускаемые деньги; в других случаях они лишь замещают собою опустевшие места старых, скопляющихся как бы самопроизвольно» .
Процесс распространения денежных знаков по каналам де-нежного обращения может принимать самые различные формы. Этот процесс бывает различным в зависимости от того, для каких целей выпускаются деньги, в какой хозяйственной обстановке, и от того, в каком состоянии находится народное хозяйство и т. д.
«Опыт показывает нам (это можно обосновать и теоретически) следующую по степени последовательность нервозности: раньше и сильнее всего отражается инфляция на торговле иностранными деньгами (как самым подвижным и ходовым мировым товаром), за нею следует оптовая торговля, в то время как цены розничной торговли стоят в третьем ряду, заработная плата — в четвертом, жалованье служащим — в пятом, доходы умственных и вообще не «ходовых» и потому не имеющих массовой организации членов хозяйства — обычно в шестом ряду, — и лишь тогда происходит (если только происходит) приспособление доходов той части населения, которая живет не повседневным заработком, но прежними сбережениями или за счет благотворительности.
Заслуживает внимания еще и другое различие в темпе приспособления, что с необходимостью вытекает из только что сказанного: по общему правилу, цены на предметы первой необходимости и издержки производства далеко не так быстро приспособляются к изменениям меновой способности платежных средств, как обращающиеся в мировой торговле товары. Производитель обычно производит еще некоторое время по тем же или приблизительно тем же ценам, что и раньше, в то время как импортер па заграничном рынке за ту же номинальную сумму своей валюты получает меньше благ, чем прежде. Его способность к ввозу таким образом, ослабляется, если только повышенная потребность в ввозе не обеспечивает ему больше возможностей сбыта и не дает ему, таким образом, и большую сумму денег. Все эти конвульсии продолжаются до тех пор, пока внутренние цены мало- помалу не приблизятся к положению цен мирового рынка» 14.
Мы привели разнообразные схемы, рисующие процесс распространения денежных знаков по каналам денежного обращения. Все они соответствуют действительности, но ни одна из них, само собою разумеется, не отражает вполне точно той или иной конкретной действительности. Жизнь дает самые различные комбинации, и конкретная действительность являет переплетение-
различных процессов рассасывания бумажно-денежных знаков Б обороте.
Указанные моменты, вызывающие неодинаковость возвышения цен различных товаров, надо всегда иметь в виду при анализе отдельных конкретных примеров изменения покупательной силы денег, понижения их ценности.
Понижение ценности денежных знаков ведет, таким образом, не только к номинальной переоценке всех товаров, как это может показаться на первый взгляд. Понижение ценности денег — процесс весьма сложный, а проявление его в сложной обстановке товарного хозяйства дает весьма разнообразные причудливые результаты, которые могут быть объяснены только общей теорией ценности бумажных денег, рассматриваемых как орудия обра-щения, и только как орудия обращения.
Необходимо отметить, что неодинаковость повышения товарных цен, неодинаковость, обусловливаемая самой природой бумажно-денежного обращения, ведет к тому, что влияние бумажных денег далеко не одинаково для различных классов населения. Если бы понижение ценности денежной единицы вело бы только к номинальной переоценке всех товаров, соотносительные цены всех товаров оставались бы без изменения, и тогда если бы и создавались неудобства для оборота, то они были бы не так велики. Во всяком случае эти неудобства одинаково ощущались бы всеми классами населения. В самом же деле все обстоит не так просто. Изменение покупательной силы денег, далеко не одинаковое для всех товаров, самым различным образом затрагивает интересы разных слоев населения, создает невыгоды, притом весьма и весьма большие, для одних, приносит пользу, часто весьма большую, другим.
4
Во всех своих суждениях о покупательной силе денег мы исходили до сих пор из предположения о постоянстве «всех прочих условий», т. е. неизменности всех (кроме ценности бумажных денег) ценообразующих факторов, а также неизменности потребностей товарооброта в орудиях обращения.
В действительности же эти «все прочие условия» не остаются постоянными, находятся в процессе непрерывного изменения. При анализе реальной практики бумажно-денежного обращения необходимо иметь это в виду.
Покупательная сила бумажных денег отражается в ценах товаров, выраженных в ценности бумажных денег; но, с другой стороны, цены товаров могут изменяться под воздействием и других причин, разнообразных ценообразующих факторов, лежащих, так сказать, на стороне товаров. Это можно сказать и относительно отдельных товаров, движение цен которых может
временно, в силу вышеразвитых соображений, представить значительные различия и большие отклонения от движения среднего уровня товарных цен. Отвлечемся от этих временных отклонений и модификаций и предположим, что покупательная сила денег исчерпывающе находит свое отражение в среднем уровне товарных цен.
Покупательная сила бумажных денег зависит от их коли-чества, но, с другой стороны, эта покупательная сила зависит также и от потребности товарооборота в орудиях обращения.
Потребности же товарооборота, как мы знаем, складываются под воздействием следующих главнейших факторов: массы товаров, ценности их и вообще ценообразующих моментов (кроме, конечно, ценности самих орудий обращения), скорости циркуляции денег и товаров, развития и характера кредитных организаций и т. д.
Когда мы поэтому наблюдаем в тот или иной момент, в том или ином месте падение (или повышение) покупательной силы денег, то далеко не всегда можно утверждать, что это произошло вследствие увеличения (или уменьшения) их количества. Причиной могут быть разнообразные моменты.
Количество бумажных денег может увеличиваться, даже очень значительно, покупательная же сила их — остаться без изменения (или даже повыситься). Увеличение количества бумажных денег может компенсироваться соответственным увеличением массы циркулирующих товаров, соответствующим уменьшением скорости циркуляции денег или же соответственным сокращением кредита и т. д.
Количество бумажных денег может уменьшиться и очень значительно, покупательная же сила — остаться без изменения (или даже понизиться): уменьшение этого количества может сопровождаться соответственным уменьшением массы циркулирующих товаров или соответственным увеличением скорости циркуляции денег и т. д.
Наконец, при неизменности количества обращающихся бумажных денег покупательная их сила может упасть (или подняться); это МОЇКЄТ произойти потому, что уменьшилась (или увеличилась) масса различных товаров, или потому, что уменьшилась (или увеличилась) ценность товаров, или потому, что сократился (или получил большее развитие) кредит, или потому, что увеличилась (или уменьшилась) скорость обращения денег и т. д.
Ясно поэтому, что параллелизма между движением количества бумажных денег и их покупательной силой никогда не бывает.
В качестве иллюстрации высказанного остановимся на бу- мажно-денежном обращении России последних 10 лет.
Перед мировой войной в обращении циркулировало денежных знаков около 2,5 млрд. руб.; согласно официальным данным, на первое января 1914 г. числилось в обращении денег на 2403 млн.
руб., из них кредитных билетов — на 1665 млн. руб., золота — на 494 млн. руб., серебра и меди — на 244 млн. руб. Если предполагать цифру золотой монеты несколько преувеличенной, так как статистика учитывала ее на основании данных о чеканке и, следовательно, недоучитывала утечку металла из каналов денежного обращения, то можно, с известною вероятностью, полагать, что фактически денег циркулировало на 2200— 2300 млн. руб.
С начала войны начинается усиленный рост выпусков кредитных билетов, превратившихся из банкнот в типичные бумажные деньги. Из оборота быстро исчезает золото, а затем уже в середине 1915 г. — серебро и медь. К концу 1915 г. каналы денежного обращения целиком заполняются бумажно-денежными знаками, количество которых на 1 января 1916 г. достигает 5617 млн. руб. Таким образом, в течение 2 лет общая масса циркулирующих орудий обращения увеличилась в 2,44 раза.
Покупательная же сила рубля, как она выразилась в среднем уровне товарных цен, пала, но в гораздо меньшей степени. Принимая 1913 г. за 1, всероссийский индекс Центрального бюро статистики труда оказывается к 1 января 1916 г. равным только 1,43.
Падение покупательной силы рубля начинает обнаруживаться только в середине 1915 г.; вначале увеличение количества выпущенных орудий обращения в значительной степени компенсировалось изменением других факторов, определяющих потребность оборота в деньгах, представителями которых являются циркулирующие орудия обращения.
Прежде всего необходимо указать на то, что в течение первых 1—IV2 лет исчезли металлические деньги всякого рода, как золотые, так серебряные и медные. Образовавшуюся пустоту надо было заполнить. Поэтому выпуски бумажных денег вначале нисколько не отражались на покупательной их силе. Значение этого момента не так велико, но не учитывать его нельзя.
Гораздо большее значение имело усиление товарооборота в стране, увеличение массы обращавшихся товаров. Война вызвала и усилила целый ряд новых производств, наконец, мобилизация миллионов крестьянского населения имела своим результатом чрезвычайно сильный рост товарности крестьянского хозяйства: то, что раньше потреблялось этими миллионами, добывалось ими же самими в деревне, так что крестьяне (в известной своей части) не покупали хлеба, мяса, они это потребляли как продукт своего собственного хозяйства; теперь вся эта масса продуктов закупалась государством через посредников, и таким образом эти продукты превращались в товар.
Не меньшее значение имела дезорганизация кредитного дела. Война вызвала определенные заминки в сфере кредитных отношений, поэтому количество кредитных сделок с самого начала
значительно сократилось. Вначале это сокращение явилось результатом дезорганизации сложившихся товарных связей, потом кредитные сделки не могли получить большего развития вследствие неустойчивости ценности денег.
Наконец, необходимо указать на то, что во время войны, в особенности в первые годы, наблюдается усиление тенденций к накоплению денег отдельными лицами, в частности некапита-листическими элементами страны. Усиленный приток денег в деревню, вызванный увеличением товарности крестьянского хозяйства, дал возможность отдельным крестьянам накапливать подчас немалые суммы. Если накопление капиталистическими группами не означает сокращения денег в обороте, так как эти группы обычно вкладывают накопленные деньги в банки, то накопление крестьянами происходит другим образом. Бумажные деньги не являются средством сохранения ценностей, но в начале их циркуляции крестьяне считали возможным их накоплять, и, таким образом, известная часть бумажных денег оседала в «кубышках». За свое невежество крестьяне жестоко поплатились, но в первые годы войны это «невежество» спасало бумажный рубль.
Все указанные моменты увеличивали потребность товарооборота в орудиях обращения и поэтому создавали тенденции, преодолевавшие влияние, которое оказывалось увеличившимся количеством денег на покупательную их силу. Несмотря на увеличение общего количества орудий обращения в 2!/2 раза, покупательная их сила пала только в 1V2 раза.
С начала 1916 г. до Февральской революции, до свержения самодержавия, продолжался выпуск бумажных денег в еще более усиленном размере. За 14 месяцев, с 1 января 1916 г. до 1 марта 1917 г., выпущено было бумажно-денежных знаков еще на 6,2 млрд. руб.; таким образом общая денежная масса возросла до 11,8 млрд. За 14 месяцев, следовательно, она увеличилась в 2,1 раза. Приблизительно настолько же пала покупательная сила рубля. Всероссийский индекс Центрального бюро статистики труда на 1 марта 1917 г. равен был 3,15; следовательно, за 14 месяцев покупательная сила рубля пала в 2,2 раза.
За весь период с 1 января 1914 г. до 1 марта 1917 г. общая масса орудий обращения возросла с 2,3 млрд. до 11,8 млрд., т. е. увеличилась в 5,1 раза, покупательная же сила пала только в 3,15 раза.
15*
227
После Февральской революции выпуск бумажных денег продолжается в еще большем размере. За 8 месяцев до Октябрьской революции, т. е. с 1 марта до 1 ноября 1917 г., общая денежная масса возрастает с 11,8 млрд. до 22,4 млрд., т. е. увеличивается почти в 2 раза (1,9 раза). В это время в обороте не только не обнаруживается тенденций, противодействующих воздействию увеличивающегося количества денег, но, наоборот, и потребность оборота в орудиях обращения, . вследствие наступившей общей
дезорганизации хозяйства, бойкота города деревней и т. д., значительно сокращается. Неудивительно поэтому, что покупательная сила денег падает еще в большей степени, нежели увеличивается их количество. Всероссийский индекс Центрального бюро статистики труда к ноябрю 1917 г. достигает 10,2; таким образом, покупательная сила денежных знаков пала в 3,2 раза.
История денежного обращения Советской России может быть разделена на четыре периода. Первый — период военного коммунизма — с 1 ноября 1917 г. до середины 1921 г. Второй — период новой экономической политики — с середины 1921 г. до конца 1922 г. Третий — период внедрения в оборот банковых билетов (червонцев) — с конца 1922 г. до начала 1924 г. и, наконец, четвертый — период изъятия советских денежных знаков из оборота и замена их твердыми казначейскими знаками.
Первые два являются периодами исключительного господства бумажных денег, поэтому мы остановимся только на них.
Сравнение обоих этих периодов представляет большой интерес потому, что оба они характеризуются совершенно противоположными тенденциями, в значительной степени обусловливавшимися различным отношением государственной власти к самому денеж-ному механизму. Бумажно-денежное обращение складывается, как мы уже говорили, под сильным воздействием государственной власти, поэтому экономическая политика государства имеет для денежного обращения большое значение.
Как бы государство ни стремилось использовать бумажноденежную эмиссию, оно в своих мероприятиях должно исходить, и в действительности исходит, из необходимости, в конечном счете, ликвидировать бумажно-денежное обращение. Но как раз этот мотив в первый рассматриваемый нами период не был определяющим. Это обстоятельство необходимо иметь в виду для пра-вильного понимания процессов, происходивших в денежном механизме в первые два периода Советской власти.
Первый период характеризуется отмиранием товарных связей. Соответственно этому ставился вопрос не о преобразовании денежного механизма, не о ликвидации бумажно-денежного обращения, а о ликвидации самого денежного аппарата.
Второй же период, развязавший рыночные отношения, вос-становивший товарные связи, сделавший вновь акт купли-про- дажи основным методом связи, вызвал вновь строгие требования к тому механизму, основной функцией которого является обслуживание меновых сделок.
В первый период, когда рыночная связь уступала место организованному планомерному распределению имеющихся в распоряжении общества продуктов, когда категория Т (товара) уступала место категории П (продукту), роль денег становилась все более и более незначительной, и как экономическая катего-рия — деньги постепенно исчезали. С этой точки зрения проблема
денежного сбрашеїшя, вопрос о рациональной организации денежного механизма не могли выражать практической потребности дня.
И не случайно, а совершенно закономерно и правильно в эпоху военного коммунизма проблема преобразования денежного механизма и не ставилась. Пролетарской революции в наследство достался уже расстроенный денежный аппарат, можно и надо было его использовать для целей революции, но о его преобразовании говорить не приходилось. Раз товарное хозяйство быстро отмирает, уступая место другому типу хозяйства, раз социальные связи, основанные на обращении товаров, уступают место новым социальным связям, основанным на организованном взаимном предоставлении продуктов, то деньги и денежная система рассматриваются не в аспекте усовершенствования денежного механизма, а в аспекте его использования. Ставится вопрос не о реорганизации денежного механизма, аотом, как и как долго можно его еше использсвать.
Выпуск бумажных денег определяется исключительно нуждой государства в средствах. Оно снабжает народное хозяйство денежными знаками в таком количестве, в каком они хозяйству не требуются. Возникает огромное несоответствие между потребностями товарооборота и количеством выброшенных в каналы денеячного обращения денежных знаков. Это несоответствие усугубляется еще тем, что одновременно сокращается товарный оборот, заменяющийся организованным распределением. Таким образом, одновременно количество циркулирующих денежных знаков увеличивается, а потребность в них оборота уменьшается. Отсюда невероятное падение ценности денежных знаков.
Нижеследующие данные характеризуют эволюцию нашего денежного обращения до середины 1921 г., т. е. до введения или, вернее, перестройки нашего хозяйства на началах провозглашенной еще в марте 1921 г. новой экономической политики (табл. 1).
Как видно из приведенных данных, к 1 ноября 1917 г., т. е. моменту Октябрьской революции и установления Советской власти, в обращении находилось бумажек уже на 22,4 млрд. руб.
Совершенно ясно, что после установления Советской власти процесс увеличения денежной массы должен был продолжаться, а принимая во внимание обстоятельства, на которые было указано выше, а также и то, что одновременно с дальнейшими выпусками денег ценность их уменьшалась, станет понятным, что темп этого увеличения должен был все более и более ускоряться. Количество циркулирующих денег с 1 ноября 1917 г. до 1 июля 1921 г. увеличилось с 22,4млрд. руб. до 2347 млрд., т. е. в 104,8 раза.
Само собой разумеется, что такое огромное увеличение циркулирующих орудий обращения само по себе не могло не оказать своего влияния на покупательную силу бумажно-денежной единицы. Покупательная сила денег непрерывно падает. Но падение
Таблица 1
Денежное обращение в 1917—1921 гг. 15\r\n Находились в обраще-нии Всероссий-ский индекс Центрального бюро стати-стики труда (1913 г. = 1) Реальная ценность обращения денежной массы\r\n млрд. рублей принимая данные к 1 ноября 1917 г. за 100 млн. руб. принимая
данные к 1 ноября 1917 г. за 100\r\nК ноября 1917 г. 22,4 100,0 10,2 2196,0 100,0\r\n» января 1918 » 27,3 121,8 20,8 1334,4 60,7\r\n» : апреля 1918 » 33,6 150,0 43,2 781,4 35,6\r\n» июля 1918 » 43,3 193,3 88,6 486,5 22,2\r\n» октября 1918 » 51,0 227,8 93,5 542,6 24,7\r\n» января 1919 » 60,8 271,4 164,0 270,7 12,3\r\n» апреля 1919 » 74,5 332,6 336,0 221,7 10,1\r\n» июля 1919 » 100,3 447,8 656,0 152,9 6,9\r\n» октября 1919 » 148,2 651,6 923,0 160,6 7,3\r\nь января 1920 » 225,0 1000,4 2420,0 93,0 4,2\r\n» апреля 1920 » 340,6 1520,5 4770,0 71,4 3,3\r\n» июля 1920 » 511,0 2280,1 8140,0 62,9 2,9\r\n» октября 1920 » 745,2 3326,8 9620,0 77,5 3,5\r\n» января 1921 » 1169,0 5218,8 16 800,0 69,6 3,2\r\n» апреля 1921 » 1687,0 7531,3 35 700,0 47,3 2,2\r\n» июля 1921 » 2347,0 10 477,7 80 700,0 29,1 1,3\r\nпокупательной силы денег происходит не только благодаря этому. Еще в большей степени этому процессу способствует общее расстройство народного хозяйства, общее падение производительных сил, а главное, колоссальное, непрерывно продолжающееся сжатие товарного обращения.
lie только увеличение количества денег вызывает падение покупательной их силы, но это происходит также и потому, что сокращается масса реализуемых товаров, уничтожается кредит. К этому надо прибавить то, что денежные знаки даже у самых отсталых слоев населения перестают выполнять функцию средств сохранения ценностей и, наконец, значительно усиливается скорость обращения денег. Вследствие быстрого падения ценности бумажно-денеяшого знака никто его не задерживает у себя, и скорость его циркуляции достигает колоссальных размеров.
Неудивительно поэтому, что ценность бумажно-денежного знака пала в значительно большей степени, нежели увеличилось их количество.
Как видно из приведенных в табл. 1 данных, на 1 ноября 1917 г. всероссийский индекс Центрального бюро статистики труда равен 10,2, к первому же июля 1921 г. он поднимается до 80 700,0.
Таким образом, при увеличении обращающейся денежной массы в 105 раз товарные цены поднялись в 7912 раз. Ясно, что указанные выше факторы на стороне товаров сыграли значительно большую роль, нежели увеличение количества обращающихся денежных знаков.
Интересно отметить, что реальная ценность всей денежной массы, исчисленная во всероссийском индексе Центрального бюро статистики труда, резко пала. Уже к 1 марта 1917 г. реальная ценность всей денежной массы равнялась 3746 млн. руб. К 1 ноября того же года она падает до 2196 млн. руб. Далее происходит процесс беспрерывного падения реальной ценности, и она к 1 июля 1921 г. достигает 29,1 млн. руб. Таким образом, с 1 ноября 1917 г. до 1 июля 1921 г. реальная ценность всей денежной массы понизилась более чем в 75 раз.
То, что товарный оборот, требовавший до войны денежных знаков на 2,5 млрд. руб., обслуживался теперь только 29,1 млн. руб., доказывает, насколько было сокращено товарное обращение, явившееся в определенной мере результатом общей политики государства по вытеснению товарного менового оборота организованным распределением продуктов .
Второй период, начало которого надо считать приблизительно с середины 1921 г., являет собою эпоху с прямо противоположными тенденциями.
Новая экономическая политика, провозглашенная в первой половине 1921 г., ввела новые принципы в народное хозяйство. С точки зрения денежного обращения, наиболее важной чертой нэпа является восстановление товарных связей.
Допуская вначале рыночный оборот только в местном масштабе, а затем все расширяя объем рыночных отношений, переводя отдельные государственные промышленные предприятия на начала так называемого хозяйственного расчета, нэп создал такую обстановку, при которой основной формой хозяйственной связи становится обмен и существенной категорией советской экономики становится товар.
Указанная черта новой экономики вызвала с неизбежностью перемену в значении денежного механизма. Деньги как мерило ценностей, деньги как орудие обращения вступают в свои права и представляют свои претензии. Замиравший было товарный оборот начинает предъявлять больше требований на денежные знаки, и денежное обращение приобретает вновь опору и основу своего существования и развития.
Финансовая политика государства в новых условиях уже не может строиться в расчете на умирание денег. Если в начале этого периода еще сохранялись надежды на развитие простых товарообменных отношений, то уже вскоре жизнь показала, что развитие начал новой экономической политики неизбежно связано с развитием денежно-торговых отношений.
Табл. 2 дает картину дальнейшей эволюции нашей денежной системы до конца 1922 г., когда, с введением в обращение червонца,
Таблица 2
Денежное обращение в 1921—1923 гг.\r\n Находилось в обраще-нии Всероссий-ский индекс Центрального бюро стати-стики труда Реальная ценность обращения денежной массы\r\n млрд. руб. принимая данные к 1 июля 1921 г. за 100 млн. руб. принимая данные к 1 июля 1921 г. за 100\r\nК 1 июля 1921 г. 2347 100,0 80 700 29,1 100,1\r\n» 1 октября 1921 » 4534 193,2 81 900 55,4 190,5\r\n» 1 января 1922 » 17 540 747,3 22 800 60,9 205,8\r\n» 1 апреля 1922 » 81 222 3460,7 2 524 000 32,2 110,6\r\n» 1 июля 1922 » 320 497 13 655,6 5 795 000 55,3 190,0\r\n» 1 октября 1922 » 913 708 38 930,9 7 342 000 124,4 427,2\r\n» 1 января 1923 » 1 994 500 84 980,8 21 240 000 93,9 322,7\r\nначинается новая глава в истории денежного обращения Великой российской революции.
Количество циркулирующих в обращении бумажных денег за полтора года, с 1 июля 1921 г. до 1 января 1923 г., увеличилось с 2347 млрд. до 1 994 500 млрд., т. е. в 850 раз.
Всероссийский индекс Центрального бюро статистики труда дает увеличение с 80 700 до 21 240 000, т. е. в 263,2 раза. Поскольку бюджетный индекс отражает общее вздорожание цен,, надо прийти к заключению, что падение покупательной силы денег происходило медленнее, нежели увеличение общей массы циркулирующих денег. Это явилось следствием как того, что народное хозяйство в это время начинает оправляться, растет общая продукция промышленности, так и того главным образом, что это время характеризуется значительным расширением торгового оборота; рост торговли создает такие условия, при которых большему количеству денежных знаков противостоит большее количество торговых сделок, для которых требуется все большее и большее количество орудий обращения.
Естественным результатом указанных тенденций явилось то, что реальная ценность денежной массы не только перестала падать,
но, наоборот, стала очень сильно увеличиваться. 1 июля 1921 г. реальная ценность всей денежной массы, исчисленная по всероссийскому индексу статистики труда, равнялась 29,1 млн. руб., к 1 января 1923 г. она достигла 93,9 млн. руб., т. е. увеличилась в 3,2 раза. Таким образом, российский опыт бумажно-денежного обращения последнего десятилетия подтверждает зависимость покупательной силы бумажных денег как от их количества, так и от многообразных факторов товарного оборота, определяющих потребность его в орудиях обращения.
Само собою разумеется, что параллелизма в движении количества циркулирующих орудий обращения и их покупательной силы никогда не наблюдается, ибо количество денежных знаков является одним, и далеко не преобладающим, фактором, определяющим покупательную силу бумажных денег.
5
До сих пор мы рассматривали отдельно явление депрециации бумажных денег и понижения их ценности, или, иначе, явление лажа и изменение ценности денег, выраженной в товарных ценах,, курс бумажных денег и покупательную их силу.
Попытаемся теперь рассмотреть оба эти явления в их совокупности, взаимодействии.
В сущности депрециация бумажных денег и понижение их ценности, цена бумажных денег и покупательная их сила должны были бы быть одинаковыми. Но фактически в каждый отдельный момент это не наблюдается, и происходит это вследствие специфических и сложных условий денежного обращения, постепенности рассасывания денежных знаков в порах народного хозяйства, многообразия функций, выполняемых деньгами, различий этих функций, весьма существенных и имеющих огромное значение с точки зрения циркуляции денежных знаков.
Основной закон таков: ценность бумажных денег определяется ценностью металла, ими представляемого. При неизменности условий товарного оборота ценность денег обратно пропорциональна их количеству и, наоборот, при неизменности их количества ценность бумажных денег изменяется в зависимости от изменения всех тех факторов, которые в своей совокупности образуют общую конъюнктуру товарного рынка. Курс же бумажных денег и покупательная их сила находят свое выражение в форме лажа и в повышении товарных цен.
В конечном счете, в тенденции, высота лажа должна совпадать с повышением товарных цен, но, в силу указанных уже условий, уравнение цены бумажных денег и покупательной их силы происходит только в результате долгого процесса, общего приспособления всего товарного оборота к новым условиям денежного обращения.
До этого приспособления оценка бумажных денег на золото м оценка бумажных денег на товары происходят в различные моменты, в различной обстановке, в различных условиях.
Но эти моменты, обстановка, условия взаимно сталкиваются, переплетаются; поэтому та и другая оценки взаимно друг на друга влияют. В особенности это относится к сфере обращения тех товаров, которые являются объектами международного обмена. Здесь чаще всего сталкиваются оценки; поэтому здесь в наибольшей мере заметно взаимное их друг на друга воздействие.
Для того чтобы лучшим образом изучить это взаимодействие, надо, по возможности, расчленить сферы обращения товаров, в которых различным образом проявляется это взаимодействие. Это расчленение, конечно, -«е может полностью охватить всего разнообразия и сложности явления, но, как схема, оно может играть большую роль для ориентировки в вопросах бумажноденежного обращения.
Такую классификацию товаров, на движение ценности которых оказывает влияние движение лажа, дал А. Вагнер .
Все товары А. Вагнер разделяет на три группы:
Предметы ввоза.
Предметы вывоза.
Предметы внутреннего производства и потребления.
Первые две из этих групп товаров в свою очередь могут быть
подразделены на подгруппы.
Первая группа, предметы ввоза, разделяется на:
Предметы, производимые только за границей, в данной «стране не производимые.
Предметы, производимые не только за границей, но производимые и в данной стране.
Вторую группу, предметы вывоза, тоже можно разделить на две аналогичные подгруппы:
Предметы, которые производятся только в данной стране л за границей, куда они вывозятся, не производятся.
Предметы, которые производятся и в данной стране и за границей.
Наименьшее влияние оказывает лаж на оценку товаров третьей группы, а наибольшее влияние на первую подгруппу первой же группы. Рассмотрим каждую из этих групп и подгрупп товаров в отдельности.
1?1. Товары, ввозимые из-за границы и только за границей производимые.
Зависимость оценки этих товаров от высоты лажа очевидна. Ведь всякие ввозимые товары приходится оплачивать звонкой монетой, золотом. Если эти товары в действительности оплачиваются бумажно-денежными знаками, то все же перевод бумажных
денег на иностранную валюту или на золото, сравнение ценности первых и вторых производиться должны. Как общее правило, по отношению к этим товарам можно сказать, что их вздорожание будет пропорционально лажу, товары вздорожают в размере лажа.
Предположим, Россия ввозит из Германии электрические лампочки. Предположим так же, что эти лампочки в России вовсе яе производятся .
Лампочка в России, пока существовало металлическое (золотое) обращение, стоила 1 руб. 1 руб. равен 2 германским маркам. (В действительности 1 руб. равен 2,1601 германской марки, но для округления мы предполагаем 1 руб. равным 2 маркам). В этом случае, следовательно, за лампочку импортер получал 2 марки. Теперь предположим, ценность бумажного рубля падает вдвое, лаж на золото достигает 100%. Это значит, 1 руб. будет оцениваться в 1 германскую марку. Импортер, для того чтобы получить свои 2 марки, должен будет продавать электрическую лампочку не за 1 руб., а за 2. Цена товара повысилась вдвое, на 100%. Товар вздорожал на высоту лажа. А это значит, что оценка бумажного рубля как по отношению к золоту, так и по отношению к товарам понизилась в одинаковой степени; или, точнее, курс рубля, т. е. ценность бумажного рубля, выраженная в золоте, и покупательная сила рубля, т. е. ценность того же рубля, выраженная ценой данного товара, одинаково вдвое понизились. Депрециация бумажного рубля равна понижению его ценности, наблюдается полное совпадение обеих форм выражения ценности бумажных денег.
Но и это совпадение может несколько осложниться и видоизмениться в зависимости от конкретных условий торговли электрическими лампочками. Могут проявиться такие факторы, которые, хотя бы в течение некоторого времени, удержат подъем цен этих товаров, задержат их вздорожание.
Главнейшие из этих факторов следующие.
Во-первых, возможно, что до появления лажа было ввезено в страну с бумажно-денежным обращением достаточно большое количество лампочек. Эти лампочки были уже оплачены по прежней расценке. Часть спроса (не весь) эти прежде ввезенные лампочки удовлетворяют. В этом случае, очевидно, что цена их повысится, но может повыситься и не на всю высоту лажа. В течение некоторого времени, пока эти запасы не будут исчерпаны, рыночная цена лампочек может установиться не на 2 руб., а, положим, на 1,5. С исчерпанием запасов положение становится другим. Цена лампочек неизбежно должна повысится на высоту
лажа. Но в течение некоторого времени это может и не наблюдаться. И, таким образом, ценность бумажных денег, выраженная в золоте, и ценность их, выраженная в товаре, могут и не совпадать. Депрециация бумажных денег будет не совпадать с понижением их ценности, курс бумажных денег не будет равен покупательной их силе.
Во-вторых, всякое повышение товарных цен обыкновенно1 ведет к уменьшению их потребления. Это замечается в той или иной степени по отношению ко всем товарам. И в данном приведенном нами примере может случиться то же самое. Вздорожание, притом на 100%, электрических лампочек может повести к тому, что многим придется отказаться от пользования ими,, обращаться с ними станут бережнее и осторожнее и т. д. Все это- поведет к уменьшению спроса на данный товар. А при прочих равных условиях понижение спроса должно повести к падению товарной цены. Лампочка будет продаваться не за 2 руб., как это следует из основных наших заключений, а, положим, 1 руб. 80 коп. Опять-таки, реальная жизнь вносит коррективы в основную тенденцию и видоизменяет проявление общего закона.
Оба указанных фактора могут действовать одновременно, и тогда несовпадение депрециации бумажных денег с понижением, их ценности будет еще большим, нежели при действии каждого из этих факторов в отдельности.
Заметим, кстати, и следующее. Как видно из изложенногог при бумажно-денежном обращении установление товарных цен является процессом, еще более сложным, чем при нормальных условиях денежного обращения. К тому же, что опять-таки вытекает из всего изложенного, товарные цены при бумажно-денежном обращении находятся в процессе постоянного изменения. Кроме всех тех факторов, которые вообще при всяких условиях оказывают влияние на установление товарных цен, действует еще один, весьма сильно действующий, притом непостоянный: изменение ценности самих денег, посредством которых оцениваются все товары, в которых выражается ценность всех других товаров.
Переходим ко второй подгруппе первой группы товаров.
1,2. Товары, ввозимые из-за границы, но производимые также- и в данной стране.
По отношению к этим товарам понижение ценности денег едва ли будет совпадать с депрециацией денег. Ё сущности этот пример аналогичен предыдущему, причем производимые в стране товары могут быть приравниваемы запасу, который в предыдущем примере задерживал вздорожание товаров.
Предположим, электрические лампочки привозятся из Германии, но производятся также и в России. При изменении ценности бумажных денег, появлении лажа в 100% импортер, для того чтобы получить ту же цену (2 марки), должен продавать лампочки за 2 руб. Но производство внутри страны могло и не
измениться. Издержки производства могли остаться без изменения: цены на сырье, вспомогательные материалы остались прежними. В этом случае внутренний производитель может продавать лампочки и дешевле 2 руб. Производство внутри страны будет действовать таким же образом, как в первом примере запасы товаров данного рода, причем запасы эти имеют более постоянный характер, нежели в первом случае.
Само собою разумеется, задерживающее влияние внутреннего -производства на повышение товарных цен является временным: вместе с распространением дороговизны на все товары, на сырье, вспомогательные материалы, рабочую силу и т. д., т. е. вместе с соответствующим вздорожанием всех элементов производства, цены на производимые продукты неизбежно повысятся в размере лажа.
Впрочем, необходимо заметить, что вздорожание некоторых элементов производства всегда отстает от лажа. Цена рабочей силы, заработная плата никогда не достигает в своем возвышении размера лажа. Вот почему и вздорожание продуктов этого производства (электрических лампочек) может и не совпадать с величиной лажа.
С другой стороны, в этом случае действует и другой фактор, на который указывалось в предыдущем примере, а именно: понижение потребления вздорожавших продуктов, что также может задержать процесс уравнения депрециации бумажных денег -с понижением их ценности, курса бумажных денег с их покупательной силой.
Таковы основные моменты, определяющие влияние лажа на товарные цены. А так как лаж и товарные цены являются формами выражения ценности денег, то сказанным, следовательно, ж обрисовывается конкретное проявление этой ценности в его различии, поскольку оно выражается в золоте и товарах, в депрециации бумажных денег и в понижении их ценности.
Вторую группу товаров, на цены которых оказывает влияние движение лажа, составляют предметы вывоза, также могущие быть подразделенными на две подгруппы.
II,!. Товары, вывозимые за границу, но которые не производятся за границей,
Надо ясно себе представить, о чем идет речь. Речь идет о тех товарах, которые производятся в стране с бумажно-денежным обращением в излишке, так что получается возможность вывозить их за границу, а с другой стороны, о товарах, за границей не производимых. Затем речь идет о том, как складывается цена на этот товар на внутреннем рынке, т. е. рынке страны, в которой господствует бумажно-денежное обращение.
Цена эта, очевидно, прежде всего складывается под воздействием не только внутреннего спроса, но и внешнего. Если бы не было спроса на заграничных рынках, цены обнаруживали бы
тенденцию к понижению. Спрос на внутреннем рынке плюс спрос на внешнем рынке — таков один из сложных факторов, влияющий на образование цены данного товара.
Какое же влияние может оказать лаж в этом случае?
Ответить на этот вопрос легче всего посредством примера.
Предположим, из России вывозятся в Германию самовары. Это такой товар, который производится только в России, который в Германии не производится. В то же время в России самоваров производится такое число, что за удовлетворением спроса остается излишек, который находит себе место на германском рынке.
Для простоты опять-таки предположим, что 1 руб. (золотой) равен 2 маркам. Далее, во всех вычислениях относительно цены отбросим расходы по оплате перевозки товаров, таможенных пошлин и т. д.
Само собою разумеется, в общем и целом, за вычетом, повторяем, только что указанных издержек, цена на самовары в Германии и в России не может быть не одинаковой.
Предположим, при господстве металлической валюты цена самовара определенного качества в России равна была 10 руб. Это значит, что в Германии самовар продавался за 20 марок.
Но Россия вступает на путь бумажно-денежного обращения. Курс бумажных денег начинает колебаться, появляется лаж на золото. Положим, лаж достигает 100%.
Уменьшение ценности русских бумажных денег, очевидног не может оказывать непосредственного воздействия на товарные цены за границей. В Германии ценность денег (металлических марок) не изменилась. Следовательно, нет никаких оснований, чтобы цена самовара, выраженная в марках, изменилась; эта цена остается равной 20 маркам. Но для русского экспортера самоваров эти 20 марок составляют уже не 10 руб., а 20 руб. Это обстоятельство не может не оказать своего влияния и на цены на внутреннем рынке. При возможности продавать самовары в Германии за 20 руб., цена в 10 руб. на внутреннем рынке удержаться не может. Вывоз самоваров увеличится, предложение- на внутреннем рынке уменьшится, это же вызовет тенденцию- к повышению цен самоваров. С другой стороны, усиленный вывоз самоваров за границу увеличит там предложение, и, при прочих равных условиях, в Германии должна обнаружиться тенденция к падению цен на самовары. Первое обстоятельство, уменьшение- предложения на внутреннем рынке, будет способствовать подъему цен на самовары до 20 руб.; второе обстоятельство, увеличение- предложения на внешнем рынке, будет понижать цену самовара вниз, до 10 марок, или 10 руб. Цена, очевидно, будет больше 10 и меньше 20 руб., она установится между 10 и 20 руб. В зависимости от целого ряда условий: от относительного значения внутреннего и внешнего спроса, от интенсивности общего предложения товара и т. д. цена будет ближе к 10 руб. или к 20 руб. Сыг-
рает, конечно, известную роль и уменьшение потребления данного товара вследствие его вздорожания. Предположим, цена установится в 17 руб. Таким образом, в этом случае применительно к товарам исключительно внутреннего производства г но вывозимым за границу лаж оказывает повышательное влияние,, хотя и не на всю свою величину.
Опять повторяем, с распространением дороговизны, связанной с понижением ценности денег, на все товары, а следовательно, и па товары, составляющие элементы производства самоваровг цена товаров повысится независимо, но зато и в уровень с лажем. Но это случится только в конце сложного, и притом при постоянных выпусках бумажных денег, непрекращающегося процесса выравнивания депрециации бумажных денег и понижения их ценности.
Непосредственное же влияние лажа на цены рассматриваемых товаров, несомненно, будет повышательное; но, с другой стороны, удорожание этих цен не будет достигать величины лажа.
2. Вторую подгруппу второй группы товаров составляют товары, вывозимые за границу, но и за границей производимые.
Предположим, самовары, вывозимые из России в Германиюг производятся также и в Германии. Русские экспортеры наталкивают,ся на внешнем рынке на конкуренцию местного производства. Это обстоятельство будет служить условием относительного понижения рыночной цены самоваров на внешнем рынке, что в свою очередь не может не отразиться и на образование- цен на рынке внутреннем. Цена на самовар, как это вытекает из предыдущего примера, должна будет установиться между 10 и 20 руб. То обстоятельство, что самовары производятся также и в Германии, явится фактором, приближающим действительную цену, которая установится как на внешнем, так и на внутреннем рынках, ближе в сторону 10, а не 20 руб.
В предыдущем примере мы предположили, что цена самовара установится равной 17 руб. Теперь же, следовательно, эта цена будет несколько ниже, положим, равна 15 руб.
Таким образом, по отношению к группе рассматриваемых нами товаров лаж хотя и действует повышающим образом на товарные цены, но возвышение этих цен будет меньше величины лажа, даже меньше соответственного возвышения, которое можно было констатировать в предыдущем случае, когда мы предполагали, что производство вывозимого товара является как бы монополией страны с бумажно-денежным обращением и не встречает конкуренции в заграничном производстве.
Наконец, третья группа товаров — это:
Товары исключительно внутреннего производства и потребления.
Цены этих товаров подвергаются наименьшему воздействию со стороны лажа. Даже больше того, непосредственно лаж не
•оказывает никакого влияния на цены товаров исключительно внутреннего производства и потребления.
Вздорожание этих товаров всегда отстает от лажа. К таким товарам можно, между прочим, отнести такие «товары», как рабочая сила, услуги лиц интеллигентных профессий, чиновников и т. д.
Эти товары не экспортируются за границу или, во всяком случае, с трудом вывозятся. Рост заработной платы (цена рабочей силы), гонораров (цена услуг лиц интеллигентных профессий, .литераторов, врачей, адвокатов и т. д.), жалований (цена услуг учителей, чиновников, служащих и т. д.) всегда отстает, если даже и он замечается, от роста лажа, роста общей дороговизны.
Рассмотренные группы товаров не исчерпывают всего разнообразия товарного оборота, но основные вариации в колебаниях товарных цен приведенная классификация устанавливает.
То, что сказано, уже показывает, как сложно влияние бумажно-денежного обращения на товарные цены, как ценность денег различно выражается в их курсе и покупательной силе.
Лаж воздействует на товарные цены и притом самым причудливым образом. Конечно, основная тенденция, могущая найти свое полное выявление только в результате долгого процесса, сводится к равенству депрециации бумажных денег и понижения их ценности. Но основная тенденция в своем проявлении может видоизменяться и видоизменяется под влиянием разнообразных •сложных условий товарного обмена, как внутреннего, так и внешнего.
6
До сих пор мы рассматривали воздействие лажа на товарные цены. Но и товарные цены в свою очередь воздействуют на лаж.
Как уже ранее указывалось, высота лажа определяется спросом на золото, потребностью в нем для расплаты за ввозимые товары. Чем больше ввоз превышает вывоз, тем потребность в золоте как материале мировых денег возрастает, и тем более, при прочих равных условиях, повышается лаж. И наоборот, чем больше вывоз превышает ввоз, тем спрос на золото будет меньшим и тем, следовательно, лаж будет ниже. Соотношение между вывозом товаров за границу и ввозом их из-за границы является весьма важным фактором, определяющим высоту лажа.
Это же соотношение в значительной степени зависит от уровня товарных цен. Если цены товаров стоят на низком уровне, вывоз их увеличивается; с другой стороны, низкие цены не могут служить приманкой для ввоза их, так что, при прочих равных условиях, в этом случае ввоз сокращается.
Если же товарные цены повышаются, результаты будут прямо противоположные: вывоз товаров обнаружит тенденцию к сокращению, а ввоз будет увеличиваться.
Таким образом, низкие товарные цены дают преимущество вывозу над ввозом, а значит, сокращают потребность в золоте и, следовательно, действуют понижающим образом на лаж; высокие товарные цены, усиливая ввоз товаров, увеличивают спрос на золото, повышают лаж.
Эти основные тенденции могут, конечно, видоизменяться самым различным образом под влиянием разнообразных факторов: изменения товарных цен за границей, конкуренции и т. д., и т. д. С другой стороны, эта основная тенденция может быть осложнена встречным влиянием лажа на товарные цены." Вообще взаимодействие между двумя явлениями, взаимное их влияние друг на друга всегда дает пестрые, сложные результаты.
Лаж большей частью оказывает повышательное влияние на товарные цены; высокие же товарные цены действуют повышающим образом на лаж. Казалось бы, цены в таких случаях должны были бы повышаться бесконечно и беспрерывно. Но как раз само это повышение может вызвать целый ряд противодействующих условий, которые могут весьма чувствительным образом задержать повышение товарных цен.
Попытаемся рассмотреть взаимное отношение лажа и товарных цен применительно к каждой группе разобранных нами выше товаров, и мы заметим, как сложны результаты этого взаимодействия
1?1. Товары, ввозимые из-за границы и только за границей производимые. Здесь лаж повышает товарные цены и притом на всю высоту лажа. Повышение цен на ввозимые товары, очевидно, усиливает потребность в золоте, которым можно расплатиться за эти товары, и, следовательно, неизбежно вызовет тенденцию к еще большему увеличению лажа, так как спрос на золото увеличивается. Увеличение лажа должно повести к еще большему вздорожанию товаров и т. д.
Конечно, ввоз товаров, притом определенного рода, еще не определяет характера торгового баланса. Этот последний является результатом и ввоза и вывоза, притом разнообразных товаров. Но для теоретического анализа допустимо рассмотрение изолированно каждой группы товаров, отвлекаясь на время от влияния всей их совокупности.
Но беспрерывное повышение товарных цен само по себе должно вызвать противодействующие тенденции. Увеличение товарных цен не может быть бесконечным. Возвышение их может дойти только до известного предела, за которым оно неизбежно и непременно наталкивается на препятствия: уменьшение потребления данных товаров, замена их какими-либо суррогатами и т. д.
241
16 И. А. Трахтенберг
Поэтому хотя вздорожание цен на ввозимые товары и содействует еще большему повышению лажа, но это повышение имеет иногда весьма узкие пределы. С этой оговоркой приходится констатировать повышательное влияние вздорожания цен това-
ров, ввозимых из-за границы и только за границей производимых, на лаж.
Еще большие ограничения терпит указанная повышательная тенденция по отношению к товарам.
2. ввозимым из-за границы, но производимым и внутри страны.
В этом случае повышение товарных цен непосредственно на-талкивается на конкуренцию внутреннего производства. Увеличение цен заграничных товаров уменьшает спрос на них. Количество ввозимых товаров, могущих быть проданными, уменьшается. Общая ценность ввозимых товаров поэтому может и не увеличиться, следовательно, может и не увеличиться и потребность в золоте для оплаты данных товаров, следовательно, и лаж но подвергнется повышательному воздействию со стороны изменившихся цен.
Несколько иначе воздействует на лаж изменение цен товаров второй группы.
!, товаров, вывозимых за границу, но за границей не производимых.
Увеличение цен этих товаров создает тенденцию к благоприятному торговому балансу, следовательно, уменьшает спрос на благородные металлы, выполняющие функцию мировых денег. Уменьшение же этого спроса оказывает понижающее влияние на лаж. Но, с другой стороны, повышение цен этих товаров может уменьшить количество вывозимых товаров вследствие уменьшения их потребления, так что вывоз по общей своей ценности и не увеличится. В таком случае констатированное выше влияние может и не обнаружиться или же оно будет незначительным.
Еще большее ограничение это понижательное влияние встретит на товарах.
П,2, вывозимых за границу, но и производимых за границей, так как, кроме других ограничивающих факторов, в этом случае некоторую роль сыграет конкуренция местного производства на заграничном рынке.
Наконец, изменение цен последней группы товаров.
только внутри страны производимых и только здесь потребляемых, очевидно, непосредственного влияния на лаж не окажет. Мы говорим — непосредственного, ибо косвенное влияние и здесь может сказаться. Товары этого рода могут оказаться средствами производства вывозимых или ввозимых товаров, и тогда вздорожание их отзовется и на лаже.
Если эти товары являются средствами производства для товаров, хотя и производимых в данной стране, но также привозимых и из-за границы, то вздорожание их вызовет повышение издержек производства товаров, которым приходится конкурировать с продуктами иностранного производства. Это же обстоя-тельство позволит возвысить цены на ввозимые товары, уменьшит противодействие увеличению ввоза. Таким образом, лаж обнаружит
тенденцию к повышению, обусловленную вздорожанием цен товаров внутреннего производства и потребления.
4Мы рассматривали до сих пор влияние лажа на товарные цены и влияние товарных цен на лаж отдельно в отношении отдельных групп товаров.
В реальной жизни это взаимное воздействие сочетается с взаимным влиянием отдельных групп товаров друг на друга. Получается чрезвычайно сложная и пестрая картина образования лажа и установления товарных цен.
7
До сих пор мы рассматривали влияние лажа на цены ввозимых и вывозимых товаров, исходя из отношений страны с бумажноденежным обращением со страной с металлической твердой валютой.
При сношении двух стран с колеблющейся бумажной валютой строение цен будет происходить несколько иначе: цены подвергнутся воздействию лажа (и обратно) не только туземной валюты, но и иностранной. Если, положим, мы будем рассматривать торговлю России с Германией, причем, как в первой, так и во второй стране господствует бумажно-денежное обращение, и золото ходит с лажем, то цены в России (как и в Германии) будут складываться не только под воздействием лажа на золотой рубль, но и лажа на золотую марку.
Едва ли необходимо подробно рассматривать это сложное воздействие двух лажей по всем группам товаров. Для примера остановимся только на одной группе товаров, ввозимых из-за границы и только за границей производимых.
Положим, Россия ввозит электрические лампочки из Германии. Как в России, так и в Германии бумажно-денежное обращение. Лаж на золото по отношению к рублю равен 100%, по отношению к германской марке —50%. Какое влияние будет оказывать лаж на цены лампочек в России?
Если бы в Германии была твердая металлическая валюта, то, как мы видели ранее, вздорожание лампочек соответствовало бы лажу.
Но цены германского рынка также подвергаются воздействию лажа. Для Германии строение цен на лампочки будет совершаться согласно рассмотренной в нашей схеме группе товаров II,!, т. е. вывозимых за границу и там не производимых. Цены в Герт мании вздорожают на величину, меньшую лажа. Если, предположим, лампочки при твердой валюте оценивались в 2 марки, то теперь, при лаже в 50%, та же лампочка будет оцениваться не в 3 марки, а, примерно, в 2,7 марки.
Такую сумму германский импортер получит при продаже лампочек в Россию за 1,8 руб. каждую.
16* 24а
Таким образом, раньше лампочка в России стоила 1 руб., при отсутствии лажа в Германии — 2 руб., теперь — 1,8 руб., т. е. лампочки вздорожают относительно менее величины лажа.
То же можно было бы рассмотреть по отношению ко всем остальным группам товаров. Во всех случаях мы нашли бы влияние обоих лажей, причем в зависимости как от группы товаров, так и от отношения между двумя лажами цены строятся (понижаются и повышаются) различно.
Кроме того, необходимо еще заметить следующее. Международная торговля не ограничивается связью двух стран. В реальной жизни цена того или иного товара складывается в результате торговых связей между рядом стран как с твердой металлической валютой, так и колеблющейся бумажной. Поэтому цена товара на внутреннем рынке подвергается воздействию не только лажа на туземную валюту, но и других многообразных лажей различных валют.
Поэтому предложенная выше схема отнюдь не может считаться конкретным описанием конкретной действительности.
Она дает только руководящие указания для того, чтобы разобраться в сложном явлении взаимного воздействия лажей и товарных цен. Само собой разумеется также, что во всей схеме мы исходим из предположения неизменности всех ценообразующих факторов, кроме ценности самих денег. Это, конечно, является теоретическим допущением, не имеющим конкретного воплощения в реальной жизни.
Данный нами анализ дает характеристику отдельных элементов образования лажа и товарных цен. Реальная же жизнь представляет многообразные комбинации этих элементов. Знание отдельных элементов дает возможность ориентироваться и в их комбинациях.
Ценность бумажных денег, определяемая ценностью представляемого ими металла, находит свое выражение в курсе денег и покупательной их силе. Обе формы выражения ценности денег могут отличаться друг от друга в процессе установления соответствия между ними.
Ясно представить себе этот процесс — значит усвоить себе и теорию ценности бумажных денег и реальное выявление ее, основную тенденцию и конкретное ее воплощение; а только это усвоение дает возможность как ориентироваться в сложных явлениях бумажно-денежного обращения, так и уяснить себе влияние бумажных денег на народное хозяйство.
Глава седьмая
<< | >>
Источник: И. А. ТРАХТЕНБЕРГ. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕ НИЕ И КРЕДИТ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ. 1962

Еще по теме КУРС БУМАЖНЫХ ДЕНЕГ И ИХ ПОКУПАТЕЛЬНАЯ СИЛА:

  1. ТЕОРИЯ ДЕНЕГ
  2. ЦЕННОСТЬ ДЕНЕГ
  3. КУРС БУМАЖНЫХ ДЕНЕГ И ИХ ПОКУПАТЕЛЬНАЯ СИЛА
  4. 2. ОБЕСЦЕНЕНИЕ ДЕНЕГ
  5.   ПОПЫТКИ СТАБИЛИЗАЦИИ ВАЛЮТЫ В ОТДЕЛЬНЫХ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ\r\n \r\n \r\n \r\n  
  6. МНОГО ЛИ ДЕНЕГ НУЖНО!
  7. ДУАЛИЗМ В ИЗУЧЕНИИ ДЕНЕГ
  8. ГЛАВА VII. БУМАЖНО-ДЕНЕЖНАЯ ИНФЛЯЦИЯ.
  9. ГЛАВА VIII. КРИТИКА ТЕОРИЙ ДЕНЕГ. ПРОБЛЕМА СУЩНОСТИ ДЕНЕГ.
  10. 3. Возникновение, сущность и функции денег
  11. § 6. Факт исторической непрерывности строения цен и его значение для понимания теории ценности денег.
  12. § 4. Природа ценности бумажных денег. — Долговая теория. — Юридическая теория.— „Представительная" теория. — Курсовая теория. —Функциональная теория.—
  13. § 4. Взаимодействие внутреннего и внешнего обесценения бумажных денег. — Взгляды Туган- Барановского.— Истинный характер взаимодействия.
  14. § 4. Ликвидация бумажно-денежного обращения имеет целью устранение ряда тяжелых хозяйственных фактов.
  15. § 6. Влияние эмиссии бумажных денег на товарные цены.—Динамика цен в 1914—1923 г.г.— Темп эмиссии и темп обесценения. — Переломный момент в обесценении рубля.
  16. § 7. Падение курса.—Развитие валютного рынка.
  17. § 4. Денежное обращение в Германии. — Марка во время и после войны. — Эмиссия. — Покупательная сила марки и ее курс. — Распродажа и „dumping". — Переломный момент в обесценении германской марки. — Безденежье.— Темп эмиссии и темп обесценения. — Иностранная валюта в Германии. — Валютные паллиативы. — Рентная марка и реформа 1924 г.
  18. Теории денег
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -