Почему Временное правительство решило, что России не нужны армия, полиция и госаппарат

Троцкисты, меньшевики и эсеры... и тому подобные являются не чем иным, как беспринципной, безыдейной бандой убийц, шпионов, диверсантов и вредителей... это не политическая партия, политическое течение, это банда уголовных преступников, и не просто уголовных преступников, а преступников, продавшихся вражеским разведкам.
А.
Я. Вышинский, из речи на процессе, 1938 г.
История будет благосклонна ко мне, ибо я сам пишу ее.
У. Черчилль
Как вы думаете, нужны ли России правоохранительные органы? «Странный вопрос, - скажет читатель, — конечно, нужны!»
Но ведь среди милиционеров и гаишников попадаются взяточники и нечестные люди, которых жадная до сенсаций пресса уже окрестила «оборотнями в погонах»?
Такие факты есть, но большинство сотрудников внутренних дел честно выполняют свой долг, и наличие в их рядах отдельных сомнительных личностей никак не мешает им охранять порядок в Российской Федерации.
А что вы скажете, если я предложу вам расформировать нашу ми-лицию? Распустить ее и сформировать вместо нее народное ополчение, которому и поручить охрану порядка? Не нравится? Приятно, возвращаясь вечером домой, видеть на улице милиционеров в форме? А если я еще предложу выпустить из тюрем всех уголовников, ведь это «оборотни в погонах» их туда засадили? Теперь, выйдя на свобо- ду, все насильники, убийцы и воры сразу перевоспитаются и больше насиловать, грабить и убивать не будут. Еще обязательно выпустить из колоний и тюрем всех «политических» заключенных. Думаете, речь идет о лимоновцах или Ходорковском? Нет, нужно освободить чеченских террористов! Ведь они взрывали начиненные болтами и шариками бомбы по сугубо политическим мотивам! И детей в Беслане убивали, и «Норд-Ост» захватили, требуя отделения Ичкерии от России!
А чтобы эффект был полный, все вышеуказанное надо сделать разом, одновременно. Сегодня распустить милицию, а завтра объявить всеобщую амнистию! Вот тогда в нашей стране наступит настоящая эра свободы, и все люди станут друг другу братьями...
Не подумайте, что автор сошел с ума. С ума сошло новое правительство России — Временное...
2 марта 1917 г. император Николай II отрекся от престола в пользу своего брата Михаила. 3 марта под давлением делегации Думы и особенно А. Ф. Керенского Михаил Александрович Романов отказался принимать власть до решения Учредительного собрания. А до созыва этого собрания власть перешла к Временному правительству. Именно эти господа почему-то решили, что полиция больше нашей стране не нужна. Лишними господа из Временного правительства посчитали и другие составляющие правоохранительной системы. Был упразднен Отдельный корпус жандармов и подвергнута кадровой чистке военная контрразведка! Столь удивительное решение было принято в разгар мировой войны, когда во всех воюющих странах строгости военного времени давно привели к сильному урезанию всевозможных свобод, если не к полной их ликвидации. В своем ли уме были господа министры, когда разгоняли полицию? Может быть, это какая-то досадная ошибка вкралась в решение нового кабинета?
Никакой ошибки не было, и все министры были вполне здравомыслящими людьми. Убедиться в этом очень легко — достаточно взять первый документ, вышедший из-под пера «временщиков». Назывался он «Декларация Временного правительства о его составе и задачах» и был опубликован 3 марта 1917 г. Пункт № 5 декларации прямо говорил:
«Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным ерганам местного самоуправления»
Странно. Разве господам из правительства не ясны простые истины, что во время войны роспуск полиции приведет к всплеску преступности и добавит лишние трудности в достижении долгожданной победы? Уже сам факт отречения царя — невиданный в русской истории — был тяжелым ударом по обороноспособности и боевому духу войск. Зачем же все это усугублять?
Разве когда-нибудь в истории, когда все силы государства были на-пряжены, производили тотальную перестройку государственного ме-ханизма? Каждый водитель знает, что для ремонта машины надо ее, как минимум, остановить. Никто не будет пытаться заменить проколотое колесо на полном ходу — ведь это грозит катастрофой! А первый пункт первого документа Временного правительства гласит:
«Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религи-озным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям и т. д.».
На свободу выйдут те, кто взрывал бомбы и убивал всевозможными способами граждан Российской империи в период нашей первой революции! В какой еще стране во время войны выпустили из тюрем всех тех, кто пытался разрушить эту страну еще совсем недавно? Не ищите, примеров в мировой истории не найдете!
Война — самое страшное испытание для народа и государства. Потери России на момент Февраля составляли несколько миллионов убитыми, ранеными и пленными. И это страшное количество во многом служило питательной средой для недовольства царским правительством. Что надо сделать для победы? Стараться свести потери к минимуму. А для этого — наводить порядок, железную дисциплину и жестко пресекать всякую возможность для вражеской агентуры под видом забастовок и стачек дезорганизовывать работу военных заводов и всей промышленности в целом. И уж ни в коем случае нельзя выпускать из мест заключения тех, кто сумел парализовать экономику России в 1905 г. Но Временное правительство через полторы недели своего правления объявило амнистию не только за политические, но и за уголовные и даже за воинские преступления! На свободу выходили не только убийцы идейные, но и простые душегубцы, убивавшие людей без всяких возвышенных мотивов. Оказались не внакладе и дезертиры — те, кто честно выполнял свой воинский долг, лежали в братских могилах, а они за казенный счет могли вернуться из мест заключения...
Вы слышали что-нибудь о забастовках во время Великой Отечественной войны? Были ли манифестации с требованием хлеба в бло-кадном Ленинграде? Разумеется, нет. В смертельной борьбе, которую ведут государства, нет места эгоизму и попытке выкроить для себя кусочек пожирней. Зачем же тогда Временное правительство вносит в свою декларацию пункт Л» 2:
«Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допускаемых военно-техническими условиями»?
\' Ь $
rff ft I t
^ \' \' v
N.M M/ .-v,\\ - - y.^jb "ИЇС I
Открытка с портретами членов Временного правительства, быстро и эффективно уничтоживших свою собственную Родину
Это как прикажете понимать? Какие могут быть полит ические свободы у солдат во время войны? У солдат и офицеров в период боевых действий одни обязанности. Неприятные - убивать других людей, которые носят форму неприятельской армии. И страшные для каждого нормального человека — умирать самим, когда этого потребуют их командиры. Других прав во время войны не было ни у римских легионеров, ни у гвардейцев Наполеона, ни у суворовских чудо-богатырей. Какие могут быть стачки, собрания и союзы в армии? В самых демократических странах никогда ничего подобного в армии не было. Попробуйте сегодня провести собрание или митинг в дивизии армии США, расквартированной в Ираке. Попытаетесь — угодите под трибунал. Потому что любая армия — это беспрекословное подчинение. И если это основное правило из нее убрать, то она сразу превратится в вооруженную толпу.
Это не то что прописная истина. Это понятно вообще любому нормальному человеку. Но члены Временного правительства этого не по-нимают. И поэтому вносят в декларацию пункт № 8:
«При сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении воинской службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам».
И снова мы почувствуем недоумение. О чем это говорят господа министры? Какие общественные права они имеют в виду? Если право кушать и спать, то его у солдат никто никогда не отнимает просто потому, что иначе они не смогут эффективно воевать. Что еще? Право на труд? Солдатский труд и так тяжел безмерно. Право на отдых? Вся страна вздохнет с облегчением после победы, а пока надо напрягать все силы. Помните советский лозунг: «Все для фронта, все для победы». Только так и может быть. Какие же еще права есть у граждан любой страны во время военного конфликта? Хоть убейте — не знаю. Может быть, имеется в виду право солдат на войну не идти и послать куда подальше своего командира? Устроить стачку.или манифестацию под красивым лозунгом «Долой войну»? Но как издающее такие декреты правительство собирается с такой армией выигрывать войну?
А кроме того, есть в декларации Временного правительства еще один замечательный пункт:
«Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших
участие в революционном движении».
Давайте называть вещи своими именами: воинские части, устроившие мятеж (революцию), собираются оставить в столице. Это значит, что распоясавшаяся солдатня поймет простой и очевидный факт — чтобы не попасть во фронтовую мясорубку, можно давить на власть! Можно даже ее менять! Но, может быть, в первый день своего существования Временное правительство просто было вынуждено немного «подлизаться» к погромщикам и бунтарям в серых шинелях? Потом оно втихую заберет обещание обратно и понемногу поменяет части столичного гарнизона? Нет, петроградский гарнизон останется на месте весь 1917 г. Приказ об отправке на фронт будет отдан накануне большевистского переворота и, как и все действия «временщиков», даст обратный результат: все солдаты встанут на сторону Ленина и его сторонников...
А еще через три дня после своего образования Временное правительство уволило всех представителей власти на местах (губернаторов и вице-губернаторов) с передачей их полномочий председателям губернских земских управ. Новую власть жители страны... должны были выбрать сами! Потому что на место уволенных губернаторов никого не назначили! Как и кто должен был формировать новые властные структуры, осталось совершенно непонятным. Точно так же непонятно было и то, как новая власть собирается управлять страной, если она сама себя лишила всех властных рычагов. Ведь «временщики», сразу придя к власти, не только распустили силовые структуры, но и умудрились за пару дней развалить всю судебную систему. Были упразднены Верховный уголовный суд. особые присутствия Правительственного сената, судебные палаты и окружные суды.
«Россия встала в феврале на путь демократии, но большевистская революция ее с этого истинного пути сбила». Так могут думать либо очень наивные, либо абсолютно незнакомые с историческими фактами люди. Есть, правда, її третья категория те, кто сознательно разрушал страну в 1917 г., те, кто до мелочей повторил сценарий того разрушения в 1991 г., а теперь мечтает развалить Россию в третий раз...
Но зачем же Временное правительство с упорством, достойным лучшего применения, разваливала и гробила собственную страну? Недаром мы изучали длинные и скучные программы русских партий. Ответ на вопрос находится именно там! Дело в том, что Временное правительство состояло из представителей тех партий, что написали свою программу в интересах не собственной Родины, а чудесной страны Источника финансирования, который все они считали образцом общественного устройства.
Давайте посмотрим на кадровый состав Временного правительства: за свою недолгую восьмимесячную жизнь оно поменяло его пять раз, практически полностью обновившись. В первом «играющем составе» тон задавали кадеты, имевшие шесть портфелей, два портфеля досталось октябристам, прогрессисты, трудовики (Керенский), беспартийные имели по одному портфелю. Глава правительства — кадет-князь Г. Е. Львов.
Респектабельные господа: пенсне, очки, усы и окладистые бороды. Буржуазия — так нам говорят историки. Это так — если считать кадетов и прогрессистов буржуазной партией. На самом деле их программа по своей разрушительной сути лишь чуть менее радикальна, чем программы эсеров или большевиков. Просто слова другие, но суть-то одна! Развалить империю, расколоть страну. И если впрямую кадеты в программе такого не написали, ограничившись «автономией», то в дальнейшем они добровольно уступят свое место в правительстве большим экстремистам. Уйдут господа в отставку тихо, без борьбы, не сделав никаких попыток спасти гибнущую страну.
Во втором правительственном составе (который вошел в историю под названием «Первое коалиционное правительство»): кадетов снова шесть, трудовик один, прогрессист один и двое беспартийных. Предсе-датель — вновь князь Львов. Вроде бы изменения минимальны, однако только на первый взгляд. Из правительства убрали две ключевые фигуры — октябриста Гучкова и кадета Милюкова. А Александр Федорович Керенский поменял амплуа: теперь он эсер! Так мимоходом Керенский вновь вступает в партию, за принадлежность к которой когда-то был арестован. Вместе с ним в правительство в качестве министра земледелия входит уже известный нам лидер социалистов-революционеров
Виктор Чернов. Кроме того, членами кабинета становятся меньшевики Скобелев и Церетели и один энес (народный социалист). Еще на что стоит обратить внимание, так это на перемены в обязанностях Керенского: в первом кабинете он министр юстиции, т. е. отвечает за амнистию террористов и убийц, теперь — военный министр. Вооруженными силами начинает руководить член партии, желающей осуществить «замену постоянной армии народной милицией»! Что же вы от него хотите?
Вновь приглядимся к очередному составу кабинета (Второе коалици-онное правительство). Наиболее консервативных октябристов уже нет вовсе, меньшевиков два, два энеса, двое беспартийных. Что с того, что кадетов в правительстве пять? Ведь премьером и военным министром одновременно становится Керенский. Эсер Авксентьев — министр внут-ренних дел, Чернов — министр земледелия. Ключевые министерства все у коллег Керенского. Партия эсеров становится правящей партией РоссииI Именно так и надо считать, так и надо оценивать шаги кабинета. Зачем же удивляться «странным» поступкам Александра Федоровича Керенского и его коллег? Почитайте программу социалистов-револю-ционеров, и все встанет на свои места.
После корниловского выступления правительство начинает называться Директорией. В ее составе эсер Керенский, меньшевик Никитин и трое беспартийных. Кто же правит в России? Правительство беспартийных? Нет, такого чуда в политике не бывает: у власти эсеры и социал-демократы, представители двух самых экстремистских партий России. У такого правительства и политика будет соответствующей: социал-демократ Ленин будет для таких господ-товарищей ближе, милее и понятнее генерала Корнилова и всего «реакционного» офицерства...
И наконец, в составе Третьего коалиционного правительства, которое в итоге большевики и арестуют, было два эсера и четыре меньшевика, четыре кадета и два прогрессиста. Представитель Радикальной демократической партии, побыв в прошлом кабинете министром госу-дарственного призрения, теперь стал министром финансов. А ключевые посты — у эсеров и меньшевиков...
Когда мы судим Временное правительство и оцениваем его поступки, надо просто понять, что его министры выполняли свои партийные программы и ничего более! Приди эти партии к власти не в 1917 г., а в другой год при другой обстановке, их поступки и шаги все равно преследовали бы только те цели, для которых эти партии и создавались! Ребята эти не заблуждались, они действовали вполне осознанно. И готовились к своим действиям заранее...
В мировую войну Россия вошла, имея уже четвертую по счету Думу. Были в ней эсеры, были и большевики, и меньшевики, и энесы, и про-грессисты, и кадеты. За горячими патриотическими речами в Думе, и за такими же убедительными критическими выступлениями больше-виков проступал один серьезный вопрос: о том, как надо себя вести. По опыту Русско-японской войны мы знаем, что антивоенная пропаганда начиналась нашими революционерами буквально на следующий день после начала военного конфликта. Лодку начинали раскачивать, ковырять в ней ножом дырочки и всячески стараться пустить ее на дно. Но в 1914 г. все поначалу было совсем по-другому. Россия должна не-сти на себе основную тяжесть борьбы с Германией, Австро-Венгрией и Турцией, давая возможность остальным «союзникам» по Антанте не-сти меньшие потери. Для успешного выполнения своих союзнических обязательств в тылу царской России должно быть спокойно. Следова-тельно, Источнику надо попросить буйных русских товарищей умерить страсти и внутри Российской империи пока ничего не затевать. Иначе огромная страна вместо борьбы с Германией может увязнуть в своих собственных проблемах. Как русские солдаты попадут на фронт, если русские железнодорожники, как в 1905 г., объявят всеобщую забастовку? Как и чем будет воевать русская армия, если русские рабочие остановят работу?
Первая мировая война началась 19 июля (1 августа) 1914 г. Просьба к нашим бунтарям пока посидеть тихо прозвучала в том же самом месяце. Бельгийский министр-социалист Эмиль Вандервельде обратился к обеим думским фракциям РСДРП с просьбой «строить свою тактику с учетом интересов европейской демократии, вынужденной в борьбе с Германией опираться на помощь России».
Кто такой для русских революционеров бельгийский министр госпо-дин Вандервельде? Руководитель Бельгийской рабочей партии, предсе-датель Международного социалистического бюро II Интернационала. Как говорится — «вор авторитетный». Но не настолько, чтобы по его просьбе социал-демократы отказались освободить угнетенный пролетариат Российской империи путем сокрушения самодержавия. Однако на его скромную просьбу прекратить, а точнее, не начинать подрывную деятельность в России, наши смутьяны откликаются с удивительной отзывчивостью. А ведь это странноі Ну какая им разница, какой резон вставать на одну сторону мирового конфликта: одни эксплуататоры воюют с другими, а пролетариату ведь надо придушить их всех! И бельгийских кровососов, и немецких, и российских! Конечно, это так, если исходить из интересов мифической мировой революции. Но когда тебя просит сам Источник финансирования — отказать совершенно невоз- можно. И вот уже нашим большевикам с меньшевиками капиталисты Антанты становятся значительно милее капиталистов Германии и Австро-Венгрии! В своем ответе на телеграмму бельгийца социал-демок-раты так и напишут: «...Мы заявляем Вам, что мы в своей деятельности в России не противодействуем войне».
Так пишут те, кто через неделю после японского удара по русскому флоту требовал заключения мира, т. е. капитуляции. Кто все два года войны всаживал нож в спину собственной армии, кто устраивал стачки, вооруженные восстания, теракты и диверсии в ее тылу и тем самым отвлекал значительные силы государства на борьбу с врагом внутренним. Да так успешно, что на внешнего супостата их уже не хватило! И вот в аналогичной ситуации, когда Германия объявила России войну, — они «не противодействуют»! С чего бы это? Неужели так любят Бельгию и лично ее министра-социалиста?
Это официально господин Вандервельде — всего лишь министр маленькой Бельгии. В других структурах его вес несоизмеримо выше, раз русские социал-демократы берут под козырек. А удивляться, что обращается к ним какой-то бельгийский министр, не надо — не может же такое обращение подписать руководитель спецслужб сильнейшей европейской державы...
Неправильно будет думать, что Вандервельде «дружил» только с социал-демократами и не пользовался авторитетом в среде эсеров. Уже после всех наших революций, в 1922 г., он выступал в Москве в качестве защитника (!) на процессе партии правых эсеров. На скамье подсудимых 34 члена и активиста ЦК. Главные обвинения более чем серьезные — организация убийств Володарского и Урицкого и покушения на Ленина. Каков, но вашему мнению, должен быть приговор, если Гражданская война еще едва закончилась, и страсти в стране накалены? Правильно, расстрельный. Точно так же посчитали и большевистские судьи: 15 подсудимых были приговорены к смертной казни. Но уж больно у них был хороший адвокат по фамилии Вандервельде, вот и заменили эсерам расстрел на различные сроки заключения...
Такое отношение и такое участие господина Вандервельде надо за-служить. И вот уже следом за членами РСДРП патриотами в одночасье становятся и лидеры эсеров Авксентьев и Аргунов, настаивающие на ведении войны до победного конца в составе Антанты. Другие лидеры — Натансон и Чернов выступают за прекращение войны, против аннексий и контрибуций. Но их позиция мягка, как растаявшее масло. В воюющей России не будет терактов, не будет эсеровских листовок. Пока джинну не придет команда вновь вылезать из бутылки...
Разделению революционеров на две части по их отношению к войне удивляться не надо. Это своего рода мимикрия, игра на публику. Даже те, кто становится ярым защитником отечества, защищать будут его весьма оригинально, готовя во время страшной войны государственный переворот и разворачивая под видом патриотической — антипра-вительственную пропаганду.
Первые свидетельства об этом относятся уже к концу 1914 г. Не прошло и нескольких месяцев войны, а «прогрессивная» думская общественность собирается на тайные совещания, вырабатывая планы развития антигосударственной пропаганды. 20 октября 1914 г. на квартире народного социалиста С. П. Мельгунова проходит собрание эсеров, энесов и трудовиков. Радушный хозяин, известный историк Мельгунов уже в эмиграции прославится своим описанием русской Гражданской войны и большевистских зверств. Чтобы все это могло случиться в 1918 г., надо было здорово постараться четырьмя годами ранее. В результате переговоров на свет появляется еженедельник «Наша жизнь». В первых числах января 1915 г. тиражом 50 тыс. экземпляров печатается его первый номер.
Ставшие в одночасье патриотами, революционеры из легальных фракций Государственной думы используют любую легальную возможность распространения подрывных брошюр в войсках. Для этой цели служит и Вольно-экономическое общество (ВЭО), способствующее печатанию литературы и ее отправке в лазареты к раненым солдатам. Содержание таких литературных «посылок» — антиправительственное, книш и газеты патриотического содержания, наоборот, задерживаются. Однако правоохранительные органы Российской империи ели свой хлеб не зря. Они фиксируют многочисленные попытки налаживания подобной про-паганды и в январе 1915 г. наносят удар: в Петрограде закрыты две типографии, печатавшие еженедельник «Наша жизнь». Тираж конфискован, арестованы издатель и редактор. 30 января правительство закрывает и служащее прикрытием для подрывной пропаганды Вольно-экономи- ческое общество.
Однако речи о гнилости самодержавия только тогда будут иметь успех, когда действительность будет им соответствовать. Иными словами — для успеха государственного переворота Россия должна вести войну неудачно! Нужно поражение от немцев для развития второй русской революции, как для зарождения первой требовался проигрыш японцам!
Подробности течения Первой мировой войны не входят в предмет рассмотрения данной книги. Желающих отошлем к литературе по истории мирового конфликта. Изучая эти материалы, надо обратить вни- мание на то, что в самые сложные моменты боевых действий Россия ни разу не получила реальной помощи от своих партнеров по Антанте, в нужные сроки, в нужном объеме и в нужном месте. Если немцы наступают на Восточном фронте, то на Западном французы и англичане по какой-то очень «объективной» причине сидят сложа руки. Они начнут наступать, только когда немецкое наступление на Россию закончится! И так будет всю войну! (Подробности по данному вопросу можно посмотреть в книгах автора «Февраль 1917-го: революция или спецоперация», «Кто убил Российскую империю?».)
Весной 1915 г. русская армия под натиском немцев отступает вглубь империи. Противник оккупирует Польшу, Галицию и часть Прибалтики. Основная причина неудач армии — снарядный голод. Немцы буквально засыпают наши войска снарядами, а русская артиллерия в ответ вынуждена молчать. Почему не было снарядов, толком неясно до сих пор. Ссылки на бардак и неготовность к войне несостоятельны. Даже на сегодняшний день на оружейных складах современной России хранятся миллионы сна-рядов. так и не попавших на фронт в Первую мировую войну.
Дело попахивает саботажем. Поверить в это сложно, но есть совершенно четкие аргументы в пользу такой точки зрения. Один из них — история с запуском в производство первого русского автомата модели В. Г. Федорова. В 1916 г. опытными образцами была вооружена специальная команда Измаильского полка. Оружие прошло испытание и обкатку в боевых условиях, и тогда в конце года было принято решение в самые кратчайшие сроки произвести 25 тыс. автоматов. Новым эффективным оружием планировали вооружить ударные части в пред-дверии готовившегося на весну 1917 г. наступления. Оно должно было привести к краху Германии и ее союзников.
И тут началось нечто, что весьма сложно себе представить. Выбранный в качестве подрядчика частный завод отказался выполнять заказ! В условиях военного времени это был невиданный поступок! В результате военное ведомство так и не смогло разместить производство всей партии автоматов. До февраля 1917 г. была выпущена лишь крохотная партия на казенном Сестрорецком заводе. Благодаря такому неприкрытому саботажу, автомат Федорова никакой боевой роли в войне сыграть не сумел. А уже после Февраля практически не стало и самой русской армии - тут уж не до таких мелочей...
Кто же организовывал этот саботаж? Германская агентура? Вопрос кажется сложным, но ответ на него, как ни странно, дать легко. Для этого мы снова должны перенестись в залы Государственной думы и в обставленные хорошей мебелью квартиры думских депутатов. Поражения русской армии и справедливая озабоченность обще-
ственности положением дел на фронте послужили поводом к созданию оргапизации, на счету которой не только загубленный русский автомат, но и сама проигранная война. Промышленники, крупная буржуазия решают взять дело снабжения армии, с которым так плохо справляется реакционное царское правительство, в свои руки. В этом активно участвуют представители партии кадетов и других думских фракций. 10 июля 1915 г. на свет появляется объединенный комитет Земского и Городского союзов (Земгор) — общественная организация, созданная для помощи власти. Земгор занимался мобилизацией мелкой и кустарной частной промышленности для нужд фронта, на деле превратившись в одно из самых главных орудий саботажа. Именно Земгору подчинялся тот безвестный нам завод, что отказался выпускать первый русский автомат. А возглавлял Земгор князь Львов, глава двух составов Временного правительства!
Поскольку «временщиков» еще никто и никогда в связях с германцами не обвинял, то отметем такое предположение и мы. Потому что более горячих сторонников Антанты и войны «до победного конца» сложно было себе представить. Выходит, что самый настоящий саботаж на русских военных заводах организовывала не германская, а совсем другая агентура...
Земгор — это вклад «прогрессивных» буржуазных партий в копилку русской революции. Практически синхронно с «буржуазными правыми» партиями подготовку к перевороту продолжают и их более «левые» коллеги по Думе. 16-17 июля 1915 г. в Петрограде проходит нелегальное общероссийское совещание эсеров, энесов и трудовиков. Руководит сборищем А. Ф. Керенский, который является его инициатором и ор-ганизатором. Именно с этого момента звезда Александра Федоровича начинает все ярче светить на русском политическом небосклоне, пока не затмит собой все остальные. Некоторые дальнейшие заседания даже будут происходить у него на квартире. Мы помним, что накануне московского вооруженного восстания он был арестован и около пяти месяцев провел в тюрьме. Но был отпущен, и уже в октябрю 1906 г., используя свою основную профессию адвоката, добился оправдания эстонских крестьян, разграбивших имение своего помещика. Вместе с оправдательным приговором к нему пришла известность и... думский мандат. Так чем же занимается депутат Керенский на тайном совещании в разгар самой страшной войны, которую когда-либо вела его Родина?

Ф. Керенский по праву должен считаться главным организатором крушения Российской империи


А.

Ф. Керенский по праву должен считаться главным организатором крушения Российской империи


Выступает с докладом. По вопросам об отношении к войне, о зада-чах текущего момента, о Государственной думе, об организационном строительстве объединенного народничества. Звучит вполне невин- но. Однако принятая резолюция пока-зывает нам, что прятались господа и товарищи не зря. Настал момент для «изменения системы государственного строя»! Вот за что надо бороться! Проводником этих идей в Думе будет Трудовая группа, главой которой является гостеприимный Александр Федорович Керенский. Ближайшие лозунги этой борьбы:
амнистия всех пострадавших за поли-тические и религиозные убеждения;
осуществление основных гражданских и политических свобод;
демократизация государственного строя сверху донизу. Вам это ничего не напоминает? Да,
именно эти пункты и начнет выполнять Временное правительство с самого первого дня своего существования! Поэтому спрашивать, а надо ли во время войны «сосредоточить все усилия на создании новой исполнительной власти, ответственной перед народным представительством, избранным путем всеобщей подачи голосов», — глупо. Конечно, надо! Ведь Временное правительство и будет той самой новой исполнительной властью! Правда, никто его никуда не выбирал, оно само себя назначило, но это уже малозначительные мелочи. Другим губителем России будет другая «новая исполнительная власть» — Петроградский Совет. Александр Федорович Керенский будет членом обеих властей...
Но это будет лишь в начале 1917 г. Как известно, каждую импровизацию (каким и было взятие власти в Феврале для наших «борцов за свободу»), надо хорошо подготовить. Осложняется положение на фронте весной и летом 1915 г., и словно дремавшие до поры микробы, активизируются «левые» партии. Но и «правые» партии тоже не теряют времени даром. 25 июля 1915 г. в Петрограде состоялся I съезд Военно-промышленных комитетов. Это тот же Земгор — вид сбоку. Но для полноценного переворота и этим господам нужна легальная поли-тическая сила. И она создается. В русскую историю эта сила войдет под названием «Прогрессивный блок». В него вошли представители шести думских фракций (прогрессивные националисты, группа центра, земцы-октябристы, фракция «Союза 17 октября», кадеты, прогрессисты). Всего 236 из 422 членов Государственной думы.
Наверное, читатель не удивится, узнав, что создание Прогрессивного блока происходит в те же самые сроки, что и собрания на квартире у Александра Керенского.
«8 июле 1915 г. между ощельными думскими фракциями буржуазных партий завязываются переговоры о сформировании парламентского блока для борьбы за создание министерства, способного довести войну до победного конца», — пишет в книге «Европа в войне 1914-1918» Л. Д. Троцкий.
27 августа на заседании Думы «Прогрессивный блок» изложил свою программу. Его цель — формирование правительства, ответственного не перед царем, а перед Думой. Возразить нечего. Согласитесь, для победы в войне будет гораздо лучше, если руководить жизнью страны будет не один монарх, совмещающий должность Верховного главнокомандующего, а 422 члена Думы!
Составляя списки будущего «правительства народного доверия», руководство блока не забыло вписать туда самих себя, заняв все вакантные места. Именно эти господа во время Февральской революции составят Временный комитет Государственной думы, а затем и Временное правительство. Пусть перед ними, так сильно радеющими за Отечество, отчитываются министры, пусть именно депутаты их выбирают и назначают. Отличная мысль, не правда ли? Странно, что Николай II почему-то на это разумное предложение не согласился...
Мы віщим интересную картину: с одной стороны, формируется «правая» платформа, желающая произвести такие перемены в жизни страны, которые иначе как государственным переворотом и не назовешь. С другой стороны — трудовики и эсеры, также имеющие свои фракции в Думе, готовят «левую» программу перемен. Практически между «левой» (Трудовая группа) и «правой» (Прогрессивный блок) платформами думских депутатов нет никакой разницы. Начни воплощать любую, и империи, и без того ослабленной невиданной войной, не станет. Зато эти документы очень хорошо можно использовать для упомянутой уже нами игры — «Найди семь отличий». Или пять. Хотя я лично думаю, что нашедшему целых три отличия уже смело можно давать приз!
...Когда очередной горе-исследователь вновь попытается рассказать вам, как благородные «правые» господа из Временного правительства старались всеми силами вести Россию в демократию, просто спросите его, почему же все их действия так славно совпадали с программой «левых» экстремистов. Причем и до взятия власти, и после...
Уже в июле 1915 г. был написан черновой набросок, по которому Российскую империю отправят в небытие. Написан теми «левыми» силами, что всегда вовремя меняли вектор своего движения в угоду внешней силе, питавшей их деньгами и другими ресурсами. Написан «правыми» силами, внесшими в свои программы под диктовку неведомых «друзей» те же самые пункты про армию, автономию и сокращение расходов на оборону. Уже позднее С. П. Мельгунов писал:
«Глубокой исторической фальшью звучит в наше время концепция, утверждающая. что революция была сделана во имя войны... Для успеха войны нельзя было сменять власть. "Переворот" дезорганизовывал, а не организовывал победу».
Прозрение к нему пришло поздно, а многие современные политики до сих пор говорят о Феврале, как об упущенном шансе страны на нормальное развитие. И никак не хотят понять, что партии, деятельность которых оплачивалась и направлялась геополитическими противниками России, тратили свое время и энергию вовсе не для «распространения демократии» и «общечеловеческих ценностей». Финансовые ре-сурсы выделялись не для выздоровления больного, а для его громких и пышных похорон!
Когда понимаешь, что в Государстоениой думе практически не было государственно мыслящих, настоящих патриотически настроенных депутатов (лишь небольшая фракция крайних монархистов), уже не вызывает удивления быстрый и эффективный развал нашего государства за считанные месяцы между Февралем и Октябрем 1917г...
Почему так получилось — вопрос достойный отдельного расследования. Пока лишь заметим, что власть, раскрыв в России двери многопартийности, полностью устранилась от создания политических сил, которые выступали бы с государственных позиций. А ведь природа, как известно, не терпит пустоты. Партии, полезшие к избирателям словно грибы после дождя, финансировались из других источников. Вся эта книга посвящена исследованию вопроса — из каких. Желай Николай II спокойствия державе, он должен был искусственно создавать партии всех возможных политических расцветок. И тогда в решающий момент Россия могла бы миновать катастрофу...
Те, кто так хвалит «демократов» из Временного правительства, обычно любит разглагольствовать, не снисходя до конкретных фактов, так, скользить по верхам. А там все красиво — хотели как лучше, но появи-лись плохие и злые Советы и помешали благородным джентльменам наладить жизнь. Правды в этом заявлении нет ни капли. Мы уже видели, что накануне Февральской революции и «левые», и «правые» силы требовали от правительства практически одного и того же. Совпадения на этом не закончились. Еще Николай Александрович Романов не успел отречься от престола, а в Петрограде две новые власти создали сами себя. И не просто одновременно!
Временное правительство (под названием Временный комитет Государственной думы) и Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов возникли:
одинаково незаконно;
в один и тот же день, 27 февраля 1917 г.;
в одном и том же здании — в Таврическом дворце;
по инициативе одного и того же человека!
У историков это называется историческим процессом или логикой развития событий. На самом деле название всего произошедшего куда более простое и емкое: государственная измена!
Поясню. Николай II до вечера 2 марта 1917 г., когда он отрекся от престола, был единственным законным руководителем страны. Других законных властей на территории империи не было. Попытка создания незаконного органа и узурпация власти и в мирное время карается сурово. Во время войны не надо быть юристом, чтобы предсказать приговор. Поэтому думцы очень неохотно идут в Таврический дворец, где обычно проходили заседания депутатов. Ведь согласно царскому указу Дума была распущена, и нарушать его совсем не хотелось. Но один человек решительно берет инициативу в свои руки. Его фамилия — Керенский. О своей цели он довольно откровенно напишет в мемуарах:
«...Я понял, что час истории, наконец, пробил. Наскоро одевшись, я отправился к зданию Думы, которое находилось в пяти минутах ходьбы от моего дома. Первой моей мыслью было: любой ценой продолжить сессию Думы и установить тесный контакт между Думой и вооруженными сипами».
Роль Керенского в организации крушения монархии не была секретом и для стороннего наблюдателя. Французский посол Морис Палео- лог 3 марта отметил в своем дневнике: «Молодой депутат Керенский, создавший себе, как адвокат, репутацию на политических процессах, оказывается наиболее деятельным и наиболее решительным из орга-низаторов нового режима».
Именно по инициативе Александра Федоровича депутаты соберутся в Таврическом дворце и объявят Думу распущенной, а потом... просто проведут частное совещание. В том же здании и в том же помещении. Каков повод? Он очень важный — с утра 27 февраля в столице начался военный бунт, и депутаты как бы просто обсуждают эти события. На всякий случай было у думцев алиби. Вдруг затея провалится и строгие следователи военной прокуратуры, ведущие дело о государственной измене, будут спрашивать, зачем же господа хорошие хотели тесно контактировать с убийцами офицеров — бунтовщиками. Тут и ответ готов — чтобы бороться с анархией. Просто совещались, и ничего та-кого. К несчастью для России, затея удалась, и алиби заговорщикам из Прогрессивного блока (носившего теперь имя «Временный комитет Государственной думы») не понадобилось. Ведь под личиной борьбы с хаосом и восстановления власти они узурпируют власть, а потом и уничтожат страну!
А в соседней комнате спешно сбежавшиеся «левые» воссоздавали Совет рабочих депутатов, бывший в Петербурге в 1905 г. Интересный факт — когда бывший председатель этого органа народовластия Хрусталев-Носарь предъявил свои права на руководство, его мягко, но настойчиво отодвинули в сторону. Кто этот восстановленный Совет выбирал, так и осталось тайной. Зато достоверно известно, кто помог Петроградскому Совету образоваться. Это снова Керенский! И вновь он вполне откровенен в своих мемуарах: «У меня в памяти живо стоит воспоминание о нашей встрече с М. В. Родзянко в одном из коридоров Таврического доорна приблизительно в 3 часа пополудни того же дня (27 февраля. — Н. С.). Он сообщил, что член Думы от меньшевиков Скобелев обратился к нему с просьбой предоставить помещение для создания Совета рабочих депутатов, дабы содействовать поддержанию порядка на предприятиях.
Как вы считаете, — спросил Родзянко, — это не опасно?
Что ж в этом опасного? — ответил я. — Кто-то же должен, в конце концов, заняться рабочими.
Наверное, вы правы, — заметил Родзянко. — Бог знает что творится в городе, никто не работает, а мы, между прочим, находимся в состоянии войны*.
Из-за того что Совет находится в одном здании с Думой, его начинают воспринимать как какой-то новый, но законный орган власти! Потом долгие 8 месяцев Временное правительство будет бороться с Петрю градским Советом. Почему его не разогнали сразу после создания, никто из историков объяснить не может. Ладно, 27 февраля — обе «власти» были узурпаторами и изменниками. Но после отречения Николая, а вслед за ним и его брата Михаила Романова (т. е. 3 марта) Временное правительство стало единственной законной властью! Почему же теперь не разогнать болтунов меньшевиков и эсеров, сидящих не просто рядом, а в соседней комнате?!
Да потому, что Временное правительство и Совет — это левая и правая рука одного организма, который сумел свергнуть законную власть и готовился выпустить на свободу страшного джинна русской смуты и анархии. Чтобы от Российской империи не осталось и камня на камне, обратно его загонять не будут!
Далее деятели Совета будут во все большем количестве пересаживаться в кресла министров правительства. Но единодушие в целях и методах было в самом начале. Мы уже просмотрели программные документы Временного правительства, теперь пришел черед для до-кументов Совета. Самым страшным и разрушительным из них был пресловутый Приказ № 1. Забавно, но его текст все мы могли прочитать совершенно открыто в советских учебниках истории. И читали, но не обращали на него никакого внимания. Между тем, прими такое распоряжение сенат США, и через пару месяцев у Америки не станет армии, а через полгода один за другим от государства начнут отпа-дать штат за штатом.
Прими такой документ английский парламент, и дней через пятьдесят дисциплинированные королевские гвардейцы станут вооруженной толпой. А там, глядишь, на карте Европы появились бы независимые Шотландия и Уэльс, а Северная Ирландия воссоединилась бы с другой частью этой страны...
ПРИКАЗ № 1.1 МАРТА 1917 Г.
«По гарнизону Петроградского Округа всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота для немедленного и точного исполнения и рабочим Петрограда для сведения. Совет рабочих и солдатских депутатов постановил:
Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей.
Во всех воинских частях, которые еще не выбрали своих представителей в Совет рабочих депутатов, избрать по одному представителю от рот, которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной Думы к 10 часам утра 2-го сего марта.
Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам.
Приказы военной комиссии Государственной Думы следует исполнять только в тех случаях, когда они не противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и Солдатских депутатов.
Всякого рода оружие, как то: винтовки, пулеметы, бронированные автомобили и прочее должны находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам, даже по их требованиям.
В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, вовне службы и строя, в своей политической, общегражданской и частной жизни, солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане. В частности, зставание во фронт и обязательное отдание чести вне службы отменяется.
Равным образом отменяется титулование офицеров «ваше превос-ходительство, благородие» и т. п. и заменяется обращением: господин генерал, господин полковник и т. д.
Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов, и в частности обращение к ним на «ты», воспрещается, и о всяком нарушении сего, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных комитетов. Настоящий приказ прочесть во всех ротах, батальонах полках, экипажах, батареях и прочих строевых и нестроевых командах. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов».
Это не приказ вовсе — это настоящая бомба. Согласно приказу, солдаты не то что могут не слушать своих командиров, они обязаны не выдавать им оружие! Военнослужащие должны создать комитеты во всех частях и голосованием, «демократически» решать все военные вопросы. Кстати говоря, согласно пункту 4, армия не обязана даже подчиняться Временному правительству! Любая армия с такой дис-циплиной жить не может, а если не станет армии у любого распрекрасного и свободного государства, то в самые короткие сроки не станет и его самого!
А теперь смотрим на дату публикации этой гадости: 1 марта 1917 г. Напомню, что император Николай отречется от власти лишь на следующий день, 2 марта. Значит, те, кто издавали этот приказ, совершали предательство высшей пробы. Они сознательно старались разложить и уничтожить армию Российской империи, а стало быть, и саму страну. Наверное, они были германскими шпионами? Увы, среди членов Петросовета в его первые дни не было ни одного большевика! Ни одного! Только эсеры и меньшевики. А никого, кроме сторонников Ленина, ни тогда, ни за прошедшие 90 лет в сотрудничестве с немцами никто не обвинял! Более того, как мы помним, члены Совета начнут потихонечку во всевозрастающих количествах пересаживаться в кресла министров Временного правительства. И будут ратовать за войну до победного конца, а значит, будут (и были) ярыми сторонниками Антанты!
Получается удивительная вещь — сторонники союзников и борьбы до победы, в страшной спешке, даже не дождавшись смены власти, стараются разрушить армию, единственный инструмент, которым Россия может выиграть войну у Германии вместе с Англией и Францией!
Почему они поступают вопреки всякой логике — эту загадку исто-рики разгадывать не хотят...
И еще несколько совершенно очевидных истин. Если газета с текстом приказа появляется с утра 1 марта, то в типографию ее надо сдать 28 февраля. А во всех учебниках вы прочитаете, что 27 февраля Совет только образовался и благодаря протекции Керенского «прописался» в здании Госдумы. Провел первое заседание — выбрал Исполнительный комитет. Начали заседать во второй половине дня, пока то да се — уже вечер. Значит, тексты приказа №1 и всей газеты писали ночью или в первой половине дня 28 февраля. За это же время надо было найти типографию и решить все организационные вопро-сы, связанные с печатью тиража. Стоит открыть современную газету «Известия», и мы увидим, что ее первый выпуск появился не 1 марта, а 28 февраля (13 марта) 1917 г.! Значит, в первый день своей работы Петросовет уже готовил тексты первого выпуска своего печатного издания и занимался поиском типографии. Следовательно, Приказ № 1 писался второпях 28 февраля? На коленке, как писали свой манифест декабристы?
Книга рекордов 1 иннеса упустила интереснейший факт — когда еще в человеческой истории так быстро были решены все проблемы по выпуску издания в городе, охваченном беспорядками! Типографию нашли просто — отряд вооруженных революционеров и солдат захватил типографию в Сайкином переулке. Однако наличие полиграфических машин и тексты — это еще не все! Нужна бумага, в типографии ее запасов надолго не хватит. Где в таком цейтноте найти деньги на оплату труда рабочих-печатников? Кто оплатит выпуск «Известий Совета рабочих и солдатских депутатов»? Ведь с 1905 г. такой печатный орган не выпускался. Кто же даст средства на его возобновление за один день, так скоро и легко? Кто с готовностью профинансирует печать газеты незаконного органа власти, когда еще не произошло отречение Нико-лая И? Кому хотелось отвечать по статье «государственная измена» вместе с кучкой эсеров и меньшевиков?
Срочность и быстрота решения всех проблем с печатью газеты с текстом Приказа №1 поражает. А ведь газета «Известия» вышла не только один раз, она стала выходить регулярно. Приказ № 1 вышел во втором номере! Кто же охотно оплатил первую, вторую и все последующие публикации? Немцы? Их агентура? Но в организации Февраля Гер-манию не обвиняла даже Антанта!
Можно долго рассуждать на тему, как тогда пошла бы история России. Очевидно одно — так быстро напечатать текст приказа можно было, только имея его заранее! Заранее готовыми должны были быть деньги и типография под парами. Значит к «случайному» восстанию солдат, начиная с которых демонстрации в Петрограде стали революцией, заранее готовились. И как только представился момент — забросили бумажную бомбу в русскую армию!
Ну а как на Приказ №1 должны были реагировать члены Временного правительства? Они ведь сплошь патриоты и друзья Антанты. И вдруг кто-то в соседней комнате пытается путем газетной публикации угробить государство! Как вы потом будете смотреть в глаза послам Англии и Франции? Как вы объясните им, почему не арестовали всех мерзавцев и немедленно не предали их суду? Они же сидят за стенкой и никакой, совершенно никакой Красной гвардии еще нет в поминеI Самозваный Петроградский совет никто не охраняет. Решить проблему невероятно просто: позвать десяток офицеров и дать им прочитать текст Приказа №1. А потом указать на соседнюю дверь и приказать арестовать его авторов. Что дальше? Далее очевидно — всех, подписавших этот смертный приговор русской армии, лучше всего шлепнуть прямо на месте. Возможно, это незаконно, возможно — даже жестоко. Но на одной чаше весов два десятка явных предателей; на другой — судьба страны, а возможно, даже и мира!
Л потом Временное правительство должно издать обращение к народу, где прямо написать, что кучка отщепенцев попыталась разрушить армию и узурпировать власть. И была по закону военного времени расстреляна. И так будет с каждым, кто осмелится в новой свободной России опрокинуть фронт и обесценить миллионы солдатских жизней, уже принесенных на алтарь победы. Такая же участь ждет дезертиров, германских шпионов и тех, кто попытается оказать неповиновение своим командирам. Новая власть не допустит того, чтобы Россия войну проиграла. Далее подпись, печать. Вот такой документ должны выпускать патриоты, радеющие за свою Родину.
Как вы понимаете, ничего подобного господа «временщики» не написали. Газету «Известия» не закрыли. Никто и не подумал арестовать Совет. Почему? Да потому, что это — свои! И господа, и товарищи делали одно святое дело — гробили Российскую империю! Когда речь шла о «чужих», они были абсолютно единодушны. Никакие «демократические» сомнения им не мешали. Например, сразу после Февраля «Союз русского народа» и другие черносотенные организации были запрещены. 5 марта не правительство даже, а Исполком Петросовета закрыл черносотенную газету «Русское знамя». И «временщики» не назвали это незаконным. Но ведь это недемократично? Почему анархистам можно иметь организации и газеты, а черносотенцам нет? По-тому что там «свои», а здесь «чужие»...
Сомневаетесь? Тогда присмотритесь к карьере товарища Керенского. Он единственный из Временного правительства входил в со- став Совета. Поэтому, как минимум, нес ответственность за создание Приказа №1. Допустим, что были господа остальные министры Временного правительства людьми тонкой организации и расстрелять своих соседей по Таврическому дворцу не могли. Не позволяла их душевная конституция и арестовать авторов приказа. Но хотя бы выгнать из правительства Керенского было можно? За то, что без согласования (а всю вину за приказ историки возлагают только на Совет) участвовал в попытке развалить армию! Или это тоже «недемократично»?
Вместо увольнения через полтора месяца Александра Федоровича Керенского ждало повышение. Он был назначен... военным министром! И сразу издал документ, который генерал Алексеев назвал «последним гвоздем, вбитым в гроб русской армии». Генерал Деникин писал, что эта бумага «окончательно подорвала все устои старой армии». Этот реквием вооруженным силам России называется Декларацией прав солдата. Несмотря на то что на одном из совместных заседаний членов правительства и высшего военного командования генералы открыто заявили свое крайне негативное отношение к готовящемуся постановлению, Декларация все же была принята. Вот наиболее важные пункты этого документа:
Все военнослужащие пользуются всеми правами граждан.
Каждый военнослужащий имеет право быть членом любой политической, национальной, религиозной, экономической или профессиональной организации, общества или союза.
Каждый военнослужащий, во внеслужебное время, имеет право свободно и открыто высказывать устно, письменно или печатно, свои политические, религиозные, социальные и прочие взгляды...
6) Все без исключения печатные издания (периодические или непериодические] должны беспрепятственно передаваться адресатам...
12) Обязательное отдание чести, как отдельными лицами, так и командами, отменяется...
15) Все наказания, оскорбительные для чести и достоинства военнослужащего. а также мучительные и явно вредные для здоровья, не допускаются.
О пагубном влиянии Приказа № 1 и Декларации прав солдата даже не хочется писать. Вы это найдете в любой литературе, пос-вященной этому трагическому периоду нашей истории. Отметим лишь одну цифру: за всю Первую мировую войну во французской армии было расстреляно 600 дезертиров, в британской — 346, в немецкой — 48. На 1 сентября 1917 г. из русской армии дезертировало около 1 млн 865 тыс. человек. Столь несопоставимые величины не означают, что наши вооруженные силы состояли сплошь из трусов и подлецов. Немцы, англичане и французы не очень любили бегать с фронта, потому что за этим следовал гарантированный расстрел. Л у нас... у нас Временное правительство вдобавок к Приказу и Де-кларации еще и официально отменило смертную казнь! Но почему-то очевидность того, что страну гробили сознательно и целенаправленно, до сих пор вызывает у историков сомнения...
Представьте себе, что во время немецкого наступления на Москву не-ким приказом были бы вдруг ликвидированы все местные органы власти.
Распущена милиция и вместо нее сформировано народное ополчение (ведь слово «милиция » именно так с английского и переводится).
На свободу выпущены политические заключенные, а следом за ними и все уголовники.
Разом было бы уволено со своих постов 70 командиров пехотных и кавалерийских дивизий.
Солдатам разрешили бы не слушать начальников, не отдавать честь и самим выбирать себе начальников.
Но и у этих командиров отобрали бы возможность любого наказания провинившихся и неподчиняющихся.
Распоряжением министра обороны разрешили доставлять в воинские части любые газеты, вплоть до анархистских.
Устояла бы после этого Москва?
Думаете, что смогла бы удержаться? Тогда еще несколько слов о деятельности Временного правительства. 11 марта 1917 г. между Петрог-радским Советом рабочих и солдатских депутатов и Петроградским обществом фабрикантов и заводчиков подписывается соглашение. На всех фабриках и заводах вводится 8-часовой рабочий день при сохранении заработка и создаются фабрично-заводские комитеты. Замечательное решение — однако в который раз хочется задать вопросы: куда же так спешат деятели Совета и можно ли во время войны перестраивать работу промышленности? В блокадном Ленинграде и осажденном Сталинграде рабочие работали по 14-16 часов в сутки и давали фронту снаряды, патроны и танки. Во время не менее страшной Первой мировой войны русской армии не меньше были нужны пулеметы, ружья и снаряды. Но у рабочих теперь рабочий день ограничен. И не законо-дательно даже, а некой договоренностью между кучкой самозванцев и владельцами заводов! Ладно, они-то все с ума посходили, но прави-тельство же должно поставить их на место и объяснить, что:
во-первых, не в компетенции Совета регулировать важнейшие экономические показатели экономики, работающей на фронт;
во-вторых, желание работать поменьше, а получать побольше, про-явленное во время войны, однозначно ведет страну к поражению.
Но в том-то и дело, что Временное правительство усиленно поощряло возникновение шкурных интересов у солдат на фронте и у населения в тылу. Везде! Поскольку в Совете заседали «свои», правительство соглашается с ними, что продолжительность рабочего дня должна быть 8 часов. Разрешены руководством страны стачки и забастовки. И вот уже все трудящиеся России начинают бороться за свои права. Во время войны они требуют сокращения рабочего дня и увеличения зарплаты. При отказе удовлетворить их требования — объявляют забастовку. 23 апреля 1917 г. правительство придает законную форму возникшим на предприятиях фабрично-заводским комитетам. Отныне «рабочий контроль» над производством становится фактом в пока еще капиталистической стране. И именно рабочий, а не государственный контроль!
Добрые дядьки из правительства не могут приструнить и сепаратистов. Уже 4 марта, т. е. через два дня после отречения царя, в Киеве образуется «Центральная рада». Она немедленно объявляет себя верховной властью на Украине. Ситуация, как с Петроградским советом. Такое заявление украинцев — пробный шар для всех национальных окраин. Что теперь будет? Реагировать надо жестко. Если, конечно, вы хотите сохранить целостность страны и выиграть войну. Вместо арестов и показательных расстрелов сепаратистов, Временное правительство начинает гуманно обещать Украине автономию. Какая автономия может быть у российской области, которая никогда в истории не была отдельным государством и население которой этнически однородно с русскими людьми и говорит на том же самом языке? Результат по-литики «временщиков» соответствующий — в мае Рада высказывает пожелания, чтобы 12 областей были немедленно выделены в отдельную административную единицу и подчинены ей. Но это не самое страшное - «самостийщики» требуют создания отдельного украинского войска! Это уже не звоночек, это уже удар колокола. Под угрозой целостность не империи даже, а самой России! И что самое страшное — целостность единой русской армии. Снова вопрос — как должна поступить любая здравомыслящая власть? Ответ один — немедленно арестовать всю камарилью, пока не\'поздно. Сейчас удушение сепаратистов будет стоить пары десятков жизней, если у них появятся войска — десятков тысяч. Военный министр Временного правительства октябрист Гучков формирование украинских войск разрешил, военный министр Керенский продолжал эту линию. В итоге 10 июня 1917 г. Рада провозгласила независимость Украины. Развал страны стал реальностью задолго до прихода к власти большевиков...
Как же к деятельности Временного правительства относились наши союзники по Антанте? Радостно приветствуя революцию, поспешили признать новую власть. Первыми, 9 марта 1917 г., это сделали Соеди- ненные Штаты Америки. Через день, 11 марта — Франция, Англия и Италия. Вскоре к ним присоединились Бельгия, Сербия, Япония, Румыния и Португалия. Это не просто дипломатическая вежливость. Ведь нельзя сказать, что у дипломатов не было выбора. К моменту самых первых признаний были уже опубликованы и Приказ №1, и программа деятельности Временного правительства. Вся разрушительная направленность деятельности новой власти была очевидна. Что в таком случае должны сделать Англия и Франция, изнемогающие в войне с Германией и ее союзниками? По идее, их задача — всеми силами удержать Россию от хаоса, а ее войска в окопах. Следовательно, господа и товарищи, издающие такие приказы и декларации, — злейшие враги английской и французской демократии. Они должны быть немедленно изолированы от власти. Если несколько мерзавцев толкают Россию к пропасти, то хотя бы по шкурным соображениям англичане должны помешать развалу российской армии. Как? Рявкнуть на полоумное правительство по дипломатическим каналам. И — тянуть с признанием. А в кулуарах говорить пока Совет не разгоните, Керенского не выгоните, нам с вами, господа, говорить не о чем. И «временщикам» будет некуда деваться. Если они в отместку Антанте начнут переговоры с немца ми, то будут предателями. Тогда «пб совету» союзников армия (пока еще не разложившаяся) может устроить переворот, чтобы спасти Россию.
Но в том-то и дело, что Временное правительство жило с союзниками душа в душу все время своего правления. Об этом писал и лидер меньшевиков Феликс Дан: «Временное правительство, на мой взгляд, слепо шло ца поводу у дипломатов Антанты и вело и армию, и революцию к катастрофе». Более того, большинство политиков того времени были уверены, что в организации февральского переворота посильную по-мощь оказывали английская и французская дипломатические миссии. «В марте поддерживаемая Антантой революция свергла царя... Какие причины были у Антанты идти рука об руку с революцией, мне непо-нятно... Но несомненно, что Антанта надеялась извлечь из революции выгоду для ведения войны...», — пишет в мемуарах германский генерал Эрих Людендорф. Не сомневался в союзных корнях Февраля и сидящий в Швейцарии Ленин:
«Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства с их агентами и "связями", давно делавшие самые отчаянные усилия, чтобы помешать сепаратным соглашениям и сепаратному миру Николая Второго с Вильгельмом IV, непосредственно организовывали заговор вместе с октябристами и кадетами, вместе с частью генералитета и офицерского состава армии и петербургского гарнизона, особенно для смещения Николая Романова».
Согласно с такой оценкой и огромное количество современных историков. И объяснение у них такому явно несоюзническому поведению тоже «ленинское» — свергали Николая II якобы для недопущения заключения сепаратного мира между Россией и Германией. Одна заминка — никаких доказательств сепаратных переговоров и догово-ренностей не нашли ни специально созданная комиссия Временного правительства, ни большевики. До сих пор вообще никто не нашел этих доказательств, потому что царская Россия не вела таких переговоров никогда! Зачем же тогда наши союзники по Антанте оказывали поддержку свержению монархии в России? Так об этом вся эта книга-
Союзники полностью контролировали Временное правительство. И разлагавший страну и армию Керенский был любимцем западных по-литиков и репортеров. Убедиться в этом легко — возьмите списки всех со-ставов Временного правительства, и вы увидите, что единственной персоной, бывшей членом Временного комитета Государственной думы и всех последующих составов правительства, был только один человек — «не-потопляемый» А. Ф. Керенский. «Непотопляемый» именно потому, что упрямо и твердо вел страну к гибели, прикрываясь мастерством оратора и демагога. Поэтому из правительства уходили и приходили все, кто угодно, но Керенский был там всегда, и раз от разу его власть лишь возрастала.
Сложно поверить, что два десятка образованных и умных людей намеренно гробили свою собственную Родину. Но это именно так. Если вы представите себе, что они хотели в действительности, а пе на словах, то их действия моментально станут полны логики. Прекрасная ил-люстрация этого — история с проездом в Россию Троцкого. На момент Февраля он находился в США. После чего, будучи российским подданным с американским паспортом (!) в кармане, с британской транзитной и российской визами, сел в Нью-Йорке на пароход и отплыл в Россию. В канадском порту Галифакс Троцкий и еще несколько его спутников были сняты с парохода по не совсем внятному обвинению. Оно не звучало как подозрение в шпионаже в пользу Германии и было очень размытым: «вы опасны для нынешнего русского правительства»! Британское посольство в Петрограде даже дало в печати 1 апреля офи-циальное сообщение на ломаном русском языке:
«Те русские граждане на пароходе "Кристианиафиорд" были задержаны в Галифаксе потому, что сообщено английскому правительству, что они имели связь с планом, субсидированным германским правитель-ством, — низвергнуть русское Временное правительство...»
Мы могли бы поаплодировать английским спецслужбам — задержали одного из будущих организаторов Октябрьской революции и созда- теля Красной армии. Если бы в реальной истории Лев Давидович так и не создал Красную армию, и большевистский переворот не состоялся бы! Как же это получилось?
Временное правительство попросило отпустить Троцкого! Не попросило даже, а решительно потребовало! Тут у нас возникает вопрос: отчего так господа пекутся о судьбе Льва Давыдовича? Он, простите, кто? Видный деятель русского парламента? Нет. Член одной из партий, которые доминируют в правительстве? Опять нет. Родственник одного из министров? Снова ошибка. Так отчего же и зачем Временное правительство совершает такие безумные поступки? Зачем оно требует освободить человека, который через полгода это правительство свергнет? Ведь что самое интересное — задержали Троцкого в Канаде как раз за это намерение!
Может быть, тайные германские агенты помогли одному из руководителей других «германских агентов» большевиков вернуться в Россию, чтобы делать революцию? Увы, опять мимо — Троцкий вступит в ленинскую партию заочно, сидя в тюрьме после июльскою выступления. До этого его политическая ориентация называлась «межрайонец».
Можете объяснить поступки «временщиков» еще как-то — объясните. Я считаю, что и кадеты, и эсеры выполняли поступающие им от их Источника команды. Какими бы абсурдными они ни были. Демагог Керенский своим словоблудием дурманил всю страну, а под завесой лжи вел Россию к краю пропасти. И поэтому в жизни Льва Давыдовича Троцкого произойдет еще одно чудо, связанное с безмерной добротой Временного правительства. В сентябре 1917 г. он выйдет из тюрьмы, будучи отпущенным под залог-
Точно такая же удивительная история и с приездом на Родину Ленина. У этого «германского шпиона» к началу 1916 г. стало с деньгами так плохо, что, обращаясь к властям с просьбой о продлении вида на жительство в Швейцарии, он ходатайствовал, чтобы ему в порядке исключения разрешили не платить сбор в размере 200 франков. Тема* нужды вновь возвращается в письмах Владимира Ильича в период Первой мировой войны. Он больше не пишет о шикарных квартирах и неделях отдыха на морс или в горах: «О себе лично скажу, что заработок нужен. Иначе прямо околевать, ей, ей!! Дороговизна дьявольская, а жить нечем... Если не наладить... то я, ей-ей, не продержусь, это вполне серьезно, вполне, вполне».
Это удивительно. Согласно логике и нашей истории мы знаем, что именно в период военного конфликта русские революционеры идут нарасхват в спецслужбах противников России. К тому же Ленин был практически единственным, кто открыто призывал к поражению царизма в идущей войне. Неужели всего за год до его возвращения в Россию немецкие разведчики считали Ильича таким бестолковым и ненужным, что совсем сняли с довольствия? Но ведь раньше Владимир Ильич на отсутствие средств не жаловался. В длительный период с 1894 г. по середину мировой войны, т. е. около 20 лет, жил будущий вождь вполне неплохо, подпитываясь из непонятного источника, а накануне самых решительных событий вдруг остался на бобах? Получается интересная картина: сотрудничество с немцами Ильичу-то финансового достатка не приносит? А кто же кормил его все эти годы и вдруг свел финансирование практически к нулю, словно подталкивая Ленина в объятия германских спецслужб?
А вообще с чего мы взяли, что Ленин когда-нибудь получал деньги от немцев?
Но ведь он же проехал через территорию Германии. Это «доказательство» номер один.
Да, проехал, но лишь потому, что никакой другой возможности по-пасть в Россию у него не было. Достаточно посмотреть на карту, и вы убедитесь, что Швейцария окружена с одной стороны странами, воевавшими за Антанту, а с другой — их соперниками. Но путь на Родину через Францию и Англию был для Ленина закрыт. При таком маршруте он был бы арестован. Об этом пишут многие историки, об этом говорят телеграммы самого Владимира Ильича. Но никто не задает вопрос — а почему бы его арестовали в Британии? Ведь Временное правительство объявило амнистию! Вот, например, эсер Чернов спокойно через Англию проехал. Чем Ленин хуже?
Это для нас он Ленин с большой буквы, а тогда — один из руководи-телей одного подвида русских социал-демократов. Да, задержали Троцкого, но ведь почти сразу отпустили! Почему англичане категорически не дают Ленину проехать через свою территорию? Потому что надо, чтобы он ехал через Германию. Надо для алиби, чтобы последующую русскую катастрофу свалить на немцев! И самое главное, почему сам Ленин хочет ехать именно таким путем? Ведь если он германский агент, то какие проблемы могут быть у него с проездом? Через Герма-нию, и делу конец! А мы читаем ленинские телеграммы и удивляемся:
«Я бы очень хотел дать Вам поручение в Англии узнать тихонечко и верно, мог ли бы я проехать» (5 марта 1917 г., телеграмма Инессе Арманд, прошло 3 дня с момента отречения царя);
«Возьмите на свое имя бумаги на проезд во Францию и Англию, а я проеду по ним через Англию (и Гэлландию) в Россию» (6 марта, В. А. Карпинскому, с момента отречения царя прошло 4 дня):
«в Россию, должно быть, не попадем! Англия не пустит. Через Германию не выходит» (13 марта, Инессе Арманд, прошло уже 10 дней с момента смены власти в России): • «Ваш план неприемлем. Англия никогда меня не пропустит, скорее интернирует» (17 марта, Ганецкому (Фюрстенбергу), с момента отречения прошло 15 дней!).
Странные у Германии шпионы, еще более странные разведчики. Да и руководство спецслужб не на высоте. Ведь через 10 дней поиска вариантов проезда на Родину Ленин честно признается нам, что через Германию ему не проехать! Так выходит, что берлинское руководство не знает, что у него на службе состоит русский революционер по фамилии Ульянов? Иначе почему они не пускают Ильича разваливать Россию? Из последнего процитированного письма Ганецкому видно, что и через 15 дней ленинских метаний немцы не вспомнили о своем «шпионе»!
А потом все в одночасье изменилось. Буквально за один день! 19 марта Владимир Ильич телеграфирует своему казначею Ганецкому: «Выделите две тысячи, лучше три тысячи, крон для нашей поездки». Сомнений, что «пломбированный» вагон отправится в Россию, у него уже нет. Поэтому в письме к Инессе Арманд он позволяет себе немного поиронизировать: «Вы скажете, может быть, что немцы не дадут вагона. Давайте пари держать, что дадут/». Далее события развиваются стремительно. 22 марта швейцарский социал-демократ Платтен передает ленинские тре-бования в германское посольство. Обратим внимание: Ленин направляет немцам не милостивое прошение о проезде, а свои условия, на которых он согласен с товарищами ехать! У Владимира Ильича нет еще официального согласия Германии, более того, как следует из его телеграмм, у него, наоборот, есть отказ. И, тем не менее, он выставляет свои требо-вания! Возмущенный такой наглостью, германский посол информирует Берлин и к своему удивлению получает 25 марта команду принять ленинские условия! А 27 марта «пломбированный» вагон тронулся в путь...
Попутно заметим, что тем же путем, что и Владимир Ильич, в Россию приехали и лидер меньшевиков Мартов, и эсер Натансон. И многие другие товарищи. Потому что всего поездов было три! Только Ленин ехал в первом, а они в последующих. И никто никогда не обвинял в связях с немцами ни эсеров, ни меньшевиков. Почему?
Почему Германия поменяла свою позицию? Вернее сказать, какая сила убедила ее так поступить? Германское руководство не могло, от-казав Ленину 13 марта, просто так согласиться 22-го! А ведь как кажется, ничего за это время на политической арене не произошло! Если Ленин, как нас уверяют, сотрудничал с германскими спецслужбами, то можно было его забрасывать сразу, а если нет — то за одну неделю никаких планов выработать было невозможно! Ни в одной разведке мира самые замечательные профессионалы не смогут за такой срок договориться с Ильичем; разработать план уничтожения России; ознакомить его с ним; найти источники финансирования и согласовать все это с высшим руководством страны! Это физически невозможно. Следовательно, Ленин мог ехать на Родину, в самом лучшем случае, имея весьма приблизительно очерченный план действий. И весь его невероятный успех принадлежит не гениальному плану немецкой разведки, а позорному предательству Керенского и других мерзавцев из Временного правительства! Именно они предали Россию, возла-гавшую на них столько надежд! Только кому? Мы ведь знаем, что все они были сторонниками Антанты и были подвержены мощному воз-действию союзных послов и всей мощи английской и французской дипломатии. Кто же мог гарантировать германским спецслужбис-там, что если они разрешат Ленину проехать через свою территорию в Россию, то он сможет спокойно начать свою разрушительную работу и вывести Россию из войны? Ведь прервать такую деятельность можно очень просто — Ленина арестовать! И все — конец немецкой операции. Чтобы германцы согласились, кто-то должен был дать гарантии, что на Ленина и большевиков Керенский и его господа-товарищи закроют глаза! Это могли гарантировать немцам только разведчики Антанты...
Задумайтесь, почему Ленина не арестовали по приезде в Петроград? Он ведь со всеми товаришами приехал совершенно открыто, по своим документам, а не перешел ночью границу в лесу. Все знали, каким путем он проехал, все знали, что правительство запретило русским гражданам ехать через Германию. Но его никто не арестовал! Наоборот, члены Петросовета встретили Ленина с почетным караулом. Вот вам еще отличный повод не только засадить за решетку вождя большевиков, но и разогнать обнаглевший Совет! Реакции правительства никакой. По-том Ленин начинает пропаганду и открыто призывает это правитель-ство свергать. Его никто к ответственности не привлекает...
А пока посмотрим второе доказательство сотрудничества Ленина с германцами. Есть множество документов, телеграмм, копий денежных переводов. Существуют записки ответственных германских чиновников друг другу, где они говорят о том, что хорошо бы выделить деньги большевикам. Нет ни одного документа, достоверно подтверждающего, что немцы дали, а Ленин деньга взял! Прямых документов и улик нет — все факты додумываются исследователями в нужном направлении!
Но ладно, пусть деньги немецкие у Ленина были. Даже если весь «пломбированный» вагон просто был набит деньгами, то нам это все равно ничего не объясняет. Нельзя ведь купить целое государство и всю власть целиком! Нельзя приобрести бездействие английского и французского посла и их разведок и правительств. Они же видят, что в России происходит!
Получается парадоксальная ситуация: — мы точно знаем, что Временное правительство было проантан-
товским;
— мы знаем, что Ленин хотел его сместить и тем самым играл на руку немцам.
Так почему же и союзники, и Временное правительство спокойно смотрели на то, как Ленин отрабатывает свой проезд через Германию? Был он шпионом или нет, в этом случае неважно, потому что объективно его деятельность помогала Германии остаться на плаву.
Разве могут болеющие душой за Антанту «временщики» помогать Ильичу, якобы играющему на стороне Германии? Такая странная слепота и невероятное безволие Временного правительства могли означать только одно: и Керенский, и Ленин играли в одной команде! Точнее, получали команды из одного центра. И это отнюдь не Берлин...
Есть еще у историков «королева доказательств», что большевики плясали под немецкую дудку: Ленин заключил Брестский мир! Что сказать — заключил. Но Германия от этого договора ничего не выиграла! (Подробности — в книге автора «Мифы и правда Гражданской войны. Кто добил Россию?»)
А вот страны Антанты получили многое. Вскоре после назначения Троцкого министром иностранных дел он создал специальное информационное бюро, во главе которого стоял Карл Радек. Один из отделов бюро занимался революционной пропагандой в других странах. В каких державах должны были бы расшатывать государственные устои большевики, будь они германскими шпионами, в особенности после такого триумфального сокрушения России? Разумеется, в стане противника, в других странах Антанты. Особенно в Англии и Франции. На деле первейшим и сацым важным проектом бюро становится пропагандистская газета на немецком языке «Ди Факел»/ Были и более мелкие газетки для Богемии, Венгрии и Хорватии. То есть идет массовый выпуск подрывной литературы для Германии и Австро-Венгрии. Под руководством Радека и Троцкого работают в бюро два американских писателя (или два не совсем писателя, возможно, даже два совсем не писателя): Райе Уильяме и очень известный у нас Джон Рид. Любопытно, что свет новой идеи они несут совсем не своим соотечественникам! На английском и французском языках никакого «факела» не выпускается...
Почему же большевики раздувают мировую революцию только в странах — соперниках Антанты и не трогают Англию, Францию и США? Ведь если революция ожидается мировая, то и готовить ее надо везде. Ответ прост: зарубежные «друзья» привезли Ленина в Россию для развала России и искрами разгоревшегося пожара они собираются поджигать вовсе не свою собственную страну! Перефразируя известную шутку, можно сказать: кто революционера ужинает, тот его и танцует...
Тираж «Ди Факел» доставляли к демаркационной линии, разделяющей русские и германские войска. Газета быстро расходилась по сол- датским комитетам вдоль всей линии фронта, а оттуда тайком передавалась немецким солдатам и забрасывалась на территорию дислокации германских войск. Все это происходило во время мирных переговоров в Бресте! И все это делали «германские шпионы» большевики!
Зададим традиционные для революционных газет вопросы: где ее печатают и на какие средства?. К примеру, в момент возвращения Ленина тираж «Правды» не превышал 40 тыс. экземпляров в день, а меньшевистской газеты «Луч» — 15-16 тыс. В самое славное время тираж социал-демократической прессы все равно недотягивал 100 тыс.
Тираж «Ди Факел» очень быстро достигает полумиллиона экземпляров в день! Кто же платит за печать такого бестселлера? В книге американского исследователя Роберта Уорта «Антанта и русская ре-волюция 1917-1918» читаем:
«Эдгар Сиссон, находившийся в России... внес свою долю средств на печатные станки, которыми пользовалось бюро Радека, и... выделил значительную сумму для использования советским правительством в пропагандистской работе».
Для справки: Эдгар Сиссон приехал D Петроград как представитель пропагандистского ведомства США — Комитета общественной информации. Он же был неофициальным представителем американского президента Вильсона в России. Иными словами — разведчик под прикрытием журналистского удостоверения. Обратим внимание на время прибытия Сиссона в Петроград — ноябрь 1917 г. Сразу после того, как большевики взяли власть. А ранее американцам было совсем не интересно, что творится в России?
Математика — точная наука Дважды два всегда будет четыре. Верно и обратное — поделите четыре на два и в остатке получите два. В феврале 1917 кто-то выделил деньги на печать газеты «Известия», опубликовав-шую Приказ № 1 и разложившую русскую армию. Мы не знаем, кто это. Проходит менее года, и разведчики стран Антанты выделяют средства на выпуск газеты «Ди Факел», разлагавшей армию германскую. Почерк один и тот же, значит — деньги из одного источника...
Странно себя ведут «германские шпионы» большевики. Почему-то они явно играют только против своих «хозяев» немцев! И дело не в беспринципности Ленина или Троцкого — у немцев они денег на газету на английском языке не берут! Но почему-то все делают, чтобы разложить именно германскую армию и тем самым положить победу к ногам Антанты...
Вот и подошло наше исследование к концу. Подведем итог. Так кто практически все XIX столетие спонсировал всех борцов с самоде- ржавием, т. е. с Россией? Кто помогал японцам налаживать контакты с русскими революционерами? Кто дал отмашку на сворачивание нашей первой революции, когда таким стало требование международной политики? Дружбу с какой державой вносили в свои программы обязательным пунктом наши будущие думские партии, из которых потом сформировался кабинет «временных» министров? Кто не замечал самоубийственных шагов Временного правительства? Кто?
Вопросы можно продолжать далее, и их хватит еще на несколько страниц. Ответ на все только один. Ничего удивительного в поведении наших революционеров нет. Для того и понадобилось нам отправиться в долгое путешествие по истории, чтобы понять: они никогда не были искренними и независимыми борцами за свободу. На протяжении почти целого столетия они финансировались из-за границы и выполняли указания своих зарубежных кураторов. Это касается всех без исключения революционных партий! Поэтому с такой ужасающей легкостью рухнула в небытие Российская империя, как только у государственного руля появились те, чьи корни уходили отнюдь не в российские черноземы. Поэтому так упорно вела к гибели страну компания «временщиков», совершая шаги, до сих пор вызывающие недоумение историков. Вот и большевики, дав «тактические» обещания руководству Германии, на самом деле выполняли указания своих давних «стратегических» друзей из разведки страны, которая всегда была главным геопо-литическим соперником нашей страны.
А дальше интересы Источника и большевиков разошлись. И хозяева постарались убрать не в меру талантливых и ретивых ленинцев путем покушений, а затем и организации Гражданской войны. Однако вместо марионеточного режима, который бы выполнял все желания зарубежных «друзей», на свет появилось новое государство. И во главе его стояли те, кто прекрасно знал, каким путем делаются революции и кто оплачивает их проведение. Так, разгромив Российскую империю, разведчики лучшей разведки мира невольно способствовали созданию Советского Союза с правящей верхушкой, не питающей никаких иллюзий относительно мировой политики, в отличие от Николая Романова.
И тогда началась новая эра в борьбе с Россией, носившей теперь совсем другое название. Источник финансирования был прежний, а вот роль революционеров стали играть их бывшие противники по меж-доусобной войне и сепаратисты всех мастей. Но поскольку у власти теперь стояли жесткие прагматики, то и разжечь смуту в СССР силами «борцов с большевистским режимом» не удалось. Ничего, в запасе у наших геополитических соперников был старый опробованный сценарий — страшная мировая война, на этот раз — Вторая.
Но это уже совсем другая история...
И сегодня, в наши дни, организация внутреннего взрыва является основным методом работы наШих геополитических «партнеров*. Ничего нового: деньги выделяются, борьба продолжается. И она идет в наших сердцах и в наших головах... Будьте бдительны.
Автор будет признателен за ваш отклик:
www.nstarikov.ru nstarikov@bk.ru
<< | >>
Источник: Стариков Н. В.. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов. — СПб.: Питер.2010. — 288 е.. 2010

Еще по теме Почему Временное правительство решило, что России не нужны армия, полиция и госаппарат:

  1. Почему Временное правительство решило, что России не нужны армия, полиция и госаппарат
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -