1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России

В последнее время не умолкают дискуссии по поводу реализации (осущест-вления) конституционных прав и свобод человека и гражданина, которые как ви-дится, адекватно вписались в структуру демократически развивающегося россий-ского общества.

В связи с этим, не возникает ни каких сомнений в полезности своего комплексного научного повествования, в качестве главной цели которого определено – провести всестороннее конституционно-правовое исследование прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации с позиции герме-невтического, телеологического и аксиологического подходов.

Вообще, термин «конституционные права и свободы человека и граждани-на» в науке и практике употребляется достаточно часто. Трудно найти ученого-юриста, который в той или иной мере не затрагивал бы этот термин. Такое частое обращение к данному понятию формирует мнение о достаточной его изученно-сти. Вместе с тем, это далеко не так.

Исследование научной литературы по различным отраслям права и юриди-ческой практики свидетельствует о том, что в определении сущности «конститу-ционных прав и свобод человека и гражданина» среди ученых и практиков нет единства. Они определяют их по-разному: как права, возможности, ценности, правомочия, потенции действий человека, как меру юридически возможного по-ведения и т. д.

В известной мере такая ситуация явилась следствием нарушения принципа преемственности при реализации коренных преобразований в общественной и го-сударственной жизни. «В каждой стране, – указывает Ю.А. Тихомиров, – меняют-

61

ся государства со своими элементами, и подчас, оказывается, трудно определить меру сохраняемого «старого» и меру устанавливаемого «нового»1.

Данное обстоятельство, безусловно, осложняет разработку общей теории прав человека.

Вместе с тем, это не означает, что российское общество и государство раз-виваются (в области прав и свобод человека и гражданина) «хаотично». В тексте действующей Конституции Российской Федерации иных нормативных правовых актах, научной литературе можно рассмотреть государственные цели и приорите-ты в этом направлении, однако в данном случае понадобятся определенные гер-меневтические (интерпретационные, истолковывающие) навыки.

Любая наука, нормы, практическая деятельность людей требуют правильно-го использования слов и словосочетаний, точной терминологии. Необходимо, чтобы слово или словосочетание, даже знак препинания правильно отражали су-ществующую действительность. В этом состоит суть и квинтэссенция герменев-тического подхода.

Очевидно, что все эти подходы не претендуют на истину в последней ин-станции, вместе с тем, они являются следствием рассмотрения данного явления через призму интересов представителей различных научных школ. В связи с этим нельзя не согласиться с каждой из существующих позиций, ибо в их индивиду-альном творческом подходе непременно содержатся некоторые элементы того объемного содержания, которым обладает понятие «конституционные права и свободы человека и гражданина».

Представляется правильной позиция Н.Н. Моисеева, который резко отрица-тельно относится к «теории универсализации» прав человека, якобы одинаково пригодных для населения всей планеты. Это такая же иллюзия, как и представле-ние о возможности однозначной интерпретации представлений о добре и зле. По-пытки унификации понятия прав человека говорят лишь о незрелости нашей пла-нетарной цивилизации или, лучше сказать, цивилизаций, непонимании того обще-го процесса самоорганизации, которым определяется развитие общества2.

Конституционные права и свободы человека и гражданина имеют сущест-венное значение для понимания современного общества, государства и права,

1 Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий // Государство и право. 1997. № 2. С. 27.

2 Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 1998. С. 104-109.

62

особенно в условиях всеобщей модернизации. История человечества обоснованно рассматривается как борьба за утверждение прав и свобод человека и гражданина. Если в недавнем прошлом их определяли в качестве конституционных, основных, субъективных, то в настоящее время в научной литературе все чаще используют формулировку «права и свободы человека и гражданина» либо «основные (кон-ституционные) права и свободы».

Признанные государством права и свободы человека и гражданина подра-зумевают определенную юридическую возможность выбора варианта поведения. Следовательно «возможность» представляет собой исходный структурный эле-мент, дающий первоначальное представление о правах и свободах человека и гражданина. В правовом общении имеющиеся у индивида права и свободы всегда ассоциируются с наличием у него предоставленных законом возможностей1.

Концепт возможности позволяет не только обнаружить наиболее значимое свойство прав и свобод человека и гражданина, но, что самое главное, способст-вует интерпретации понятия, правильно отражающего их действительную приро-ду. Поэтому в отечественной литературе, хотя и существуют различные подходы к определению сущности прав и свобод человека и гражданина, вместе с тем, их понятие единогласно определяется через категорию возможности. В свое время В.М. Чхиквадзе обоснованно отмечал, что «понятие субъективного права можно определить через категорию возможности, которая, будучи обеспечена необходи-мыми средствами, в любое время может быть реализована»2.

Более плодотворным для анализа термина «конституционные права и сво-боды человека и гражданина» является другая существенная черта возможности. Чтобы стать реальностью, превратиться в действительность, возможность должна проявиться в активной, целенаправленной деятельности человека и гражданина. Для трансформации возможности в действительность, достижения поставленных целей из множества дозволенных и допустимых законодательством Российской Федерации вариантов поведения, человек избирает такой, который, по его пред-ставлению, более качественно обеспечивает нужные ему результаты.

1 Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учебное пособие. М., 1997. С. 130.

2 Чхиквадзе В.М. Государство, демократия, законность. Ленинские идеи и современ-ность. М., 1967. С. 339.

63

Сегодня, абсолютное большинство государств мира, в т. ч. и Россия, в своих конституциях содержат перечень прав и свобод человека и гражданина, отра-жающих положения международных актов по правам человека, таких как: Все-общая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.1, Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.2, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г.3 и т. д. В совокупности с иными, установленными на внутригосударственном уровне, они предстают в виде прав и свобод человека и прав и свобод гражданина той или иной страны, учитывая и воплощая ее естественно-историческую и национальную специфику, особенности экономического, социального, политического, культур-но-духовного и т. д. характера.

Различение понятий и терминов «права» и «свободы». Необходимо сказать, что данный вопрос в отечественном правоведении является дискуссионным. Как отмечает В.Д. Карпович, понятия «право» и «свобода» являются в значительной степени синонимами; то и другое – субъективное право и свобода человека или гражданина4. Вместе с тем, следует согласиться с В.В. Лазаревым, который счи-тает, что в различии «права» и «свободы» заложен глубокий смысл. ««Свобода» – это есть самостоятельное поведение носителя свободы, которое должно иметь адекватную форму пользования ею. Свобода человека обеспечивается государст-вом, но не регламентируется им. «Право» (в субъективном смысле) – это четко очерченная государством возможность свободного поведения в тех рамках, кото-рые определены законом»5. Так, в стст. 2, 17, 18 и др. Конституции РФ речь идет о правах и свободах. Резонно возникает вопрос о признаках, отличающих права человека от его свобод. Следует особо отметить, что по своей юридической сущ-ности и системе гарантий права и свободы тождественны. Они предопределяют обеспечиваемые государством социальные возможности человека и гражданина в различных сферах, т. е. аналогия определяется через правовую возможность.

1 Российская газета. 1998. 10 декабря.

2 Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12. С. 1-5.

4 Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. В.Д. Карповича. М.: Юрайт-М; Новая правовая культура, 2002. С. 259.

5 См.: Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. М.: Спарк, 2001. С. 253.

64

Что касается различий, то ««права» свидетельствуют о возможности полу-чения каких-либо социальных благ, а «свободы» – о возможности избежать опре-деленных ограничений со стороны государства»1. Термин «свобода» демонстри-рует достаточно широкие возможности индивидуального выбора, не устанавливая границы реального его результата: «каждому гарантируется свобода совести, ве-роисповедания …» (ст. 28 Конституции РФ); «каждому гарантируется свобода мысли и слова» (ст. 29 Конституции РФ); «каждый имеет право свободно распо-ряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профес-сию» (ст. 37 Конституции РФ). Термин «право», напротив, определяет конкретное поведение человека по его реализации (например, право участвовать в управле-нии делами государства (ч. 1 ст. 32 Конституции РФ), право избирать и быть из-бранным (ч. 2 ст. 32 Конституции РФ)).

Дифференциация понятий «право» и «свобода» имеет важное практическое значение. Если государство в своей конституции провозгласило «право», значит оно ответственно за его обеспечение, а в случае наделения субъектов «свободой» – государство реализует функции контроля, для того, чтобы эту «свободу» инди-вид не мог использовать во вред другим лицам, обществу и государству2.

Свобода индивидов и свобода их воли – понятия идентичные. В праве «во-ля» – это свободная воля, если она соответствует норме и противостоит беззако-нию. «Волевой» характер права обусловлен именно тем, что оно (право) – это форма свободы человека и гражданина, т. е. свобода их волеизъявления. Итак, правовой порядок, дозволения, обязательства, запреты, ответственность – необхо-димые условия свободы. Человечество, к сожалению, не придумало какой-либо иной формы выражения свободы и своего бытия, кроме юридической (правовой). «Люди свободны в меру их равенства и равны в меру их свободы. Неправовая свобода, свобода без всеобщего масштаба, единой меры, без права – это не свобо-да, это идеология элитарных привилегий»3.

Советская юридическая наука этому вопросу уделяла немалое внимание, и он получил значительную разработку. Выводы, однако, делались на базе классо-во-материалистической методологии и лишь применительно к правам, предостав-

1 Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учебное пособие. С. 133-134.

2 См.: Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Права и свободы человека. Трактовка свобо-ды как важнейшего принципа права // Адвокат. 2006. № 7. С. 26-31.

3 См.: Гурлев А.В. Право человека на достойную жизнь как основная ценность социаль-ного государства. СПб., 2001. С. 47.

65

ляемым законами «социалистического государства» своим гражданам и лицам, пребывающим на его территории. В условиях признания в Российской Федерации естественно и неотъемлемо присущих индивиду прав и свобод на уровне между-народно-правовых стандартов закономерно предполагается учет названного фак-тора при современных взглядах на основные классификации субъективных прав и свобод. Соответственно, для индивида (физического лица) они сегодня предста-ют, прежде всего, как права человека и как права гражданина.

Такое деление возникло давно и не в одночасье, о чем свидетельствует хотя бы название известной французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Сохранилось оно и в подавляющем большинстве деклараций и конститу-ций. Однако, несмотря на то, что эти два понятия контекстуально взаимосвязаны, их содержание не идентично. Права человека происходят из естественного права, а права гражданина – из позитивного, хотя и те и другие носят неотъемлемый (не-отчуждаемый) характер. Права человека являются первичными (исходными), они принадлежат всем индивидам с момента рождения независимо от принадлежно-сти к гражданству определенного государства, а права гражданина закрепляются за лицом только в силу его принадлежности к государству (гражданство). Таким образом, гражданин любого государства обладает всем комплексом общепри-знанных прав человека1, а также всеми правами гражданина, признаваемыми в данном государстве.

В юридической литературе высказано мнение, согласно которому права че-ловека носят двойственный характер, они «соединяют в себе как субъективные права, так и международные морально-правовые стандарты. Права человека, со-держащиеся в международных документах, но не вошедшие в национальную сис-тему права, не являются субъективными правами граждан конкретного государст-ва. Вместе с тем субъективные права, не носящие всеобщего характера (например, права должностных лиц), не выступают как права человека»2.

Права гражданина являются по своей сути своеобразным ограничителем ра-венства между людьми, поскольку их лишаются лица, проживающие в государст-ве, но не имеющие его гражданства. Эти права обычно предоставляют гражданам

1 См.: Саидов А.Х. Общепризнанные права человека / Под ред. И.И. Лукашука. М.: МЗ ПРЕСС, 2002. 267 с.

2 Суркова В.В. К вопросу о двойственном характере прав человека // Власть силы и сила власти: Сб. науч. тр. М., 1996. С. 62.

66

возможность участия в государственных делах, в выборах органов государствен-ной власти, допуска к государственной и муниципальной службе и т. д. Следова-тельно, индивиды, не имеющие гражданства, такими правами в данном государ-стве не обладают. Такой подход, признаваемый международным сообществом, объясняется правомерным желанием каждого государства предоставить указан-ные права только лицам, имеющим устойчивую правовую связь с государством и в полной мере способным исполнять конституционные обязанности. Это не озна-чает, что лица без гражданства не несут никаких обязанностей. На них распро-страняются, например, обязанности соблюдать конституцию и законы, платить налоги и сборы и др.

Некоторыми правами наделяются исключительно граждане по соображени-ям общенародных интересов (например, в Российской Федерации право частной собственности относится к категории прав человека (ст. 35 Конституции РФ), а право частной собственности на землю – только прав граждан (ст. 36 Конститу-ции РФ)) или в силу особенностей некоторых гарантий (Российская Федерация гарантирует защиту и покровительство за пределами страны только своим граж-данам (ч. 2 ст. 61 Конституции РФ)).

В связи с этим конституции зарубежных государств, следуя международно-правовой терминологии, говоря о правах человека, используют слова «каждый имеет право ...», «каждый может …», «каждому гарантируется …», «никто не мо-жет быть лишен ...», «все» и т. д. Права человека подразумеваются и в тех случа-ях, когда в тексте конституций закрепляется обезличенная обязанность государст-ва что-то «гарантировать», «признавать», «охранять» или «защищать». Когда же речь идет о правах, предоставляемых только лицам, имеющим гражданство дан-ного государства, то употребляется четкая формулировка «граждане имеют пра-во», «гражданин вправе» и т. д. Следовательно, за терминологическим различием стоит различие правового статуса, то есть объема прав и обязанностей человека и гражданина.

Возрождение идеи соотношения понятий «права человека» и «права граж-данина» связано, по мнению А.С. Мордовца, с реабилитацией в российской науке

67

естественно-правовой теории, повышением статуса концепции правового госу-дарства и гражданского общества1.

В Конституции РФ (во всех статьях главы 2 «Права и свободы человека и гражданина») последовательно различаются права и свободы по указанному выше принципу. Это также находит свое выражение в формулировках статей. Там, где речь идет о правах и свободах человека, Конституция РФ использует формули-ровки: «каждый имеет право» (ч. ст. 20, ч. 1 ст. 22, ст. 23 и т. д.), «каждый вправе» (ч. 1 ст. 26), «каждый может» (ч. 2 ст. 27), «каждому гарантируется» (ст. 28, ч. 1 ст. 29, ч. 1 ст. 44, ч. 1 ст. 46 и т. д.) и т. д. Использование таких формулировок подчеркивает признание указанных прав и свобод за любым человеком, находя-щимся на территории России, независимо от того, является ли он гражданином Российской Федерации, иностранным гражданином или лицом без гражданства.

Наряду с этим в стст. 31-33, 36 сформулированы права, принадлежащие только гражданам Российской Федерации. Это главным образом политические права (право собраний, митингов, демонстраций; право участвовать в управлении делами государства; избирать и быть избранным2; право равного доступа к госу-дарственной службе; право на участие в отправлении правосудия; право на обра-щение). Однако ст. 36 закрепляет социально-экономическое право частной собст-венности на землю только за гражданами и их объединениями.

Итак, важнейшие отличительные черты закрепленных в Конституции РФ основных прав и свобод состоят в том, что они принадлежат человеку от рожде-ния, носят естественный характер, выступают в качестве высшей социальной

1 Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Саратов, 1996. С. 25.

2 Согласно ст. 12 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ (в ред. от 21 июля 2014 г.) «ино-странные граждане в Российской Федерации не имеют права избирать и быть избран-ными в федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, а также участвовать в референдуме Российской Фе-дерации и референдумах субъектов Российской Федерации». Вместе с тем, «постоянно проживающие в Российской Федерации иностранные граждане в случаях и порядке, предусмотренных федеральными законами, имеют право избирать и быть избранными в органы местного самоуправления, а также участвовать в местном референдуме». См.: Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3032; 2014. № 30 (Ч. 1). Ст. 4233.

68

ценности, являются непосредственно действующими, признаются, соблюдаются и защищаются государством, соответствуют международным стандартам1.

Рассматривая понятие прав и свобод человека и гражданина вообще и кон-ституционных в особенности, необходимо также указать, в чьих целях они осуще-ствляются. Цель выражается в интересах человека и гражданина и придает правам и свободам социальную определенность, т. е. указывает на те общности людей, в интересах которых используется то или иное конституционное право или свобода. Важность прав и свобод человека и гражданина состоит не в их существовании, а в той мере, в какой они служат удовлетворению реально существующих потреб-ностей людей и их интересов.

Это своего рода телеологический подход – целевое объяснение сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Для достижения поставленных целей права и свободы предстают как осо-бый социальный инструмент. Аналогично тому, как о характере всякого инстру-мента судят по его назначению, так и о естестве прав и свобод можно составить истинное представление, зная, чьим интересам они служат.

Каждое право человека, – отмечает Ф.М. Рудинский, – «принадлежит от-дельной личности, неотъемлемо от нее и не может быть отчуждено каким-либо способом. Но вместе с тем, вся система прав человека имеет величайший соци-альный смысл. В сущности, это способы защиты человечества от многочисленных угроз его существования. По своему социальному назначению права человека – средства защиты, с помощью которых человечество стремиться отразить разного рода угрозы (термоядерной катастрофы, рост международной преступности и наркомании, голод и нищету и т. д.)2.

Члены гражданского общества, граждане государства пользуются правами и свободами, как в личных, так и в общественных интересах. Особенно отчетливо этот аспект проявляется в конституционных (основных) правах и свободах. По-этому, при правильном формулировании этого понятия, нельзя не учесть указан-ное положение в его определении.

1 См.: Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение. 1998. № 4. С. 25-26.

2 Рудинский Ф.М. Универсальная концепция прав человека и современная Россия // Пра-во и права человека. Кн. 1 / Отв. ред. Л.И. Глухарева. М., 1998. С. 39.

69

Требуют дополнительной аргументации, используемые в Конституции Рос-сийской Федерации, понятия «основные» и «конституционные» права и свободы. Как представляется, основные права и свободы человека и гражданина – это права и свободы конституционные. К такому выводу можно прийти, сопоставив неко-торые статьи Конституции Российской Федерации, например, ст. 17 и ст. 55. Так в ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации закреплено, что «перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толко-ваться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод чело-века и гражданина». В ч. 2 ст. 17 Конституции Российской Федерации речь идет о том, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каж-дому от рождения». Согласно ч. 1. ст. 17 Конституции Российской Федерации «в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Все это позволяет сделать вывод о том, что основные права и свободы человека и гражданина по своей сути являются конституционными.

Как видится, при определении сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина акцент необходимо делать на их ценностную природу. Это есть аксиологический подход, в основе которого лежит ценностное их восприятие, а критерием истинности выступают общечеловеческие начала.

«Ценность – указывает Н.С. Бондарь, – понятие универсальное и многомер-ное, оно охватывает все области и уровни социальной жизнедеятельности, в том числе находящиеся в сфере конституционного воздействия»1. Формирование цен-ностных подходов к тому или иному правовому явлению требует его качествен-ной оценки с учетом всего диапазона полезности, необходимости и целесообраз-ности. «Конституционные ценности – не только общетеоретическая, доктриналь-но-гносеологическая категория, но это и категория действующего права»2.

Как справедливо отмечает Д.В. Пожарский: «Своим лидерством в иерархии правовых ценностей права человека в немалой степени обязаны либеральной пра-

1 Бондарь Н.С. Аксиология судебного конституционализма: конституционные ценности в теории и практике конституционного правосудия. Серия «Библиотечка судебного кон-ституционализма». Вып. 2. М.: Юрист, 2013. С. 13-14.

2 Там же. С. 17.

70

вовой идеологии, существенно повлиявшей на развитие политической и правовой системы России благодаря интеграционным процессам»1.

Также в науке неоднократно высказывалась мысль об обязательном вклю-чении в определение «конституционные права и свободы человека и гражданина» указания на необходимость их охраны, защиты, гарантирования. Суть данного подхода заключается в том, что права человека и гражданина только тогда пре-вращаются в реальную ценность, когда они надежно охраняются, защищаются и гарантируются. Этот аспект нашел свое отражение в работах: Ю.В. Анохина, В.Н. Бутылина, П.П. Глущенко, И.В. Гончарова, А.С. Мордовца, А.В. Стремоухо-ва и др.

Ценностью философская наука признает «сложившуюся в условиях цивили-зации и непосредственно переживаемую людьми форму их отношения к общезна-чимым образцам культуры и к тем предельным возможностям, от осознания кото-рых зависит способность каждого индивида проектировать будущее, оценивать «иное» и сохранять в памяти прошлое»2.

Ценностью является то, что имеет для человека важное значение, особую значимость. Так, согласно Аристотелю, ценность – это «хвалимое благо»3.

«Общечеловеческие ценности» универсальны, они стоят выше интересов отдельных людей, различных классов и социальных групп (общностей). Иначе они и не могли бы служить прочными ориентирами, с которыми следует соразме-рять любые человеческие действия и намерения. В историческом процессе разви-тия человечества «общечеловеческие ценности» не создаются искусственно, но открываются в этом процессе, интегрируясь в культуру народа4.

В силу поступательного развития всего человечества, общей гуманистиче-ской направленности, бережного отношения к вековым традициям народов, кате-гория «общечеловеческие ценности» перевоплотилось в современном мире в уни-версальное средство определения уровня цивилизованности государства.

Таким образом, «общечеловеческие ценности» отличаются от прочих цен-ностей тем, что выражают интересы человеческого рода, свободные от различных

1 Пожарский Д.В. О некоторых проблемах реализации охранительной функции Россий-ского государства в современных условиях // Труды Академии управления МВД России. 2010. № 4 (16). С. 11.

2 Современный философский словарь. Лондон – Париж – Москва, 1998. С. 1001.

3 Аристотель. Соч. в 4 томах. М.: Мысль, 1984. Т. 4. С. 300-301.

4 См.: Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М., 1990. С. 10.

71

политических, экономических, национальных, религиозных и т. д. предрассудков, и в этом качестве выступают императивом развития человеческой цивилизации. Любая ценность означает положительную значимость явления и исходит из инте-ресов отдельного человека и гражданина.

Конечно, важную роль в формировании и утверждении идеологии «общече-ловеческих ценностей» имеет концепция естественных прав человека. Концепту-альное понятие естественного права неразрывно связано с естественными права-ми человека. Сами эти категории имеют одно исходное начало. Поэтому можно говорить, что индивид имеет право на право, на обладание правами. Каждый че-ловек, определяя и выбирая ценности, придает им разумную значимость, т. е. вы-страивает в заранее заданной иерархической системе. При таком подходе возни-кает вопрос: существуют ли вечные ценности? Ответ на этот вопрос можно найти в работах В. Виндельбанда, который считает, что общечеловеческие ценности предполагают осмысление единства человеческого рода … . Есть такие абсолют-ные ценности, которые значимы для всего человеческого рода, без них единство человечества не было бы столь тотальным1.

В юриспруденции понятие «ценность» не занимает места, соответствующе-го его реальной значимости. В отечественной юриспруденции существуют раз-личные точки зрения относительно понятия «ценность», которые можно сгруппи-ровать следующим образом: Ценность – это: 1) способность, потенциальная функция (В.М. Баранов, И.Л. Петрухин); 2) явления, возникающие в результате взаимодействия особых свойств предметов объективной действительности и на-правленные на них потребности, интересы субъекта (Л.С. Мамут); 3) убеждение, интерес, представление субъекта (Ю.А. Демидов); 4) само функционирование предмета в качестве средства удовлетворения потребности, т. е. его реальная зна-чимость (П.М. Рабинович, Н. Неновски); 5) предмет, явление, материальное или идеальное по своему субстрату, обладающее способностью удовлетворять по-требность (В.Н. Кудрявцев, А.Ф. Черданцев, Ф.Н. Фаткуллин, Л.Л. Чулюкин)2.

Исходя из сказанного, первое место в системе общечеловеческих ценностей должно быть предоставлено именно правам и свободам человека и гражданина.

1 Виндельбанд В. Избранное. Дух истории. М., 1995. С. 676.

2 См.: Мишина И.Д. Нравственные ценности в праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. 27 с.

72

«Права человека должны считаться священными, каких бы жертв ни стоило это господствующей власти. Здесь нет середины, и нельзя измышлять среднего, прагматически обусловленного права … всей политике следует преклонить коле-ни перед правом», – писал И. Кант1.

Само понятие естественности и неотъемлемости конституционных прав и свобод человека и гражданина уже давно вышло за пределы внутригосударствен-ной компетенции. Это означает, что они должны быть обеспечены любому чело-веку, где бы он ни жил2.

По мнению А.А. Юнусова, права человека являются высоконравственной этической категорией, которая берет свое начало с уважения человека к самому себе, с умения понимать окружающих, особенно в нашей многонациональной и многорелигиозной стране … . Права и свободы человека и гражданина являются определенным нормативным измерением его социальной и культурной деятель-ности и выступают как одна из культурных величайших ценностей3.

Аналогичный подход отражен в работах ряда других отечественных ученых (В.Д. Зорькин, Л.С. Мамут, В.С. Нерсесянц, В.А. Туманов), которые права чело-века рассматривают как явление нравственное или социально-психологическое, педагогического, воспитательного характера, как политический или конкретно-исторический феномен.

Естественно, что приоритетным в исследовании сущности конституцион-ных прав и свобод человека и гражданина является аксиологический подход. Ак-сиологическое измерение социокультурного пространства включает рассмотрение ценностей в культурном контексте, едином в своем многообразии. В рамках дан-ного подхода конституционные права и свободы выступают не просто как идея или принцип, но как действительная цель и движущий мотив поведения человека и гражданина, т. е. ценность, благо.

Аксиологический подход должен, в конечном счете, показать ценность пра-ва, его, по выражению И.А. Ильина, «духовную самоочевидность для отдельного индивида»4. Поэтому не случайно одним из основных вопросов аксиологии права

1 Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. Т. 1. М., 1994. С. 461.

2 Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. Москва: Международные отношения, 1991. С. 8-9.

3 См.: Юнусов А.А. Общетеоретические проблемы обеспечения прав человека в совре-менной России: автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2005. С. 20.

4 Ильин И.А. О сущности правосознания. М., 1993. С. 35.

73

вообще и прав и свобод в частности, является вопрос о соотношении личности и права, о том, каким образом правовые установления становятся личными мотива-ми поведения человека и гражданина.

Социальная действительность имеет свое ценностное содержание, вопло-щенное в различные нравственные, правовые и политические формы. Истинно правовое мировоззрение нельзя свести лишь к нормам и знаниям о них. Оно предполагает оценки и ценностное видение прав, свобод и нравственности. При этом первичной в духовном смысле по отношению к правам и свободам является нравственность: невозможна оценка правовых явлений вне вечных нравственных ценностей, идеалов. Таким образом, правовые знания всегда, так или иначе, со-единены с нравственностью, иногда в скрытом виде. Такой подход к правам и свободам приобретает особую актуальность в периоды духовного кризиса, утраты ценностных, культурных ориентиров.

27 декабря 2012 г. по предложению Российской Федерации Советом ООН по правам человека была принята резолюция «Поощрение прав человека и основ-ных свобод благодаря более глубокому пониманию традиционных ценностей че-ловечества», в которой отмечается, что понимание и уважение традиционных ценностей способствует поощрению и защите прав человека и основных свобод. Особую роль в утверждении этих ценностей играют семья, общество и образова-тельные учреждения. К мировому сообществу обращен призыв укреплять эту роль. Несмотря на открытый диалог России, учет конструктивных предложений ряда государств, против проекта проголосовали, в частности, США и Европей-ский Союз (Австрия, Бельгия, Польша, Румыния, Норвегия и др.). Негативная ре-акция данных стран, их неготовность к сотрудничеству и безосновательные аргу-менты против проекта резолюции вызывают недоумение. Это свидетельство отка-за данных государств от подхода к правам человека на основе традиционных цен-ностей. Уместно в данном случае привести позицию представителя Норвегии, ко-торый голосуя против Резолюции, отметил, что в международном праве нет одно-значного понимания «традиций» и «ценностей». Эти понятия могут быть исполь-зованы в ущерб правам человека. Такую позицию поддержала и Австрия, высту-пая от лица всего Европейского Союза. Как представляется, данный подход и в

74

целом западноевропейская концепция прав человека вряд ли может лечь в основу национальной политики России1.

Представляется правильной позиция Министерства иностранных дел Рос-сийской Федерации о том, «что ни одно государство или группа государств не имеет права монополизировать толкование норм в области прав человека. Попыт-ки продвинуть под видом универсального стандарта его однобокую интерпрета-цию пагубно сказываются на отношении людей к самой концепции прав человека, делают ее чуждой целым обществам и слоям населения. С другой стороны, док-трина прав человека только выиграет, если впитает в себя элементы различных культур. Она станет не только подлинно общепринятой»2.

Отношение государства, его органов к правам и свободам человека и граж-данина является, своего рода, индикатором природы существующего политиче-ского строя. «И пока права и свободы человека и гражданина не на бумаге, а на деле не приобретут приоритет, не станут высшей ценностью, не будут выступать ограничителем всевластия государства, общество не может быть охарактеризова-но как гражданское, а государство – демократическое и правовое»3.

Вместе с тем, это не говорит о том, что прав и свобод не существует. Они есть. Другое дело, как они претворяются в жизнь и обеспечен ли процесс их реа-лизации.

Несомненно, важнейшая роль в обеспечении конституционных прав и сво-бод человека и гражданина принадлежит государству и праву. Вместе с тем, на-личие правовых норм, закрепляющих возможность человека и гражданина на беспрепятственное пользование этими правами и свободами, вовсе не означает, что каждому человеку и гражданину автоматически гарантируется их реализация.

1 См.: Семенова Н.С. Роль образования в области прав человека в предупреждении меж-национальных конфликтов // Актуальные проблемы гармонизации межнациональных отношений на муниципальном уровне: сборник трудов научно-практической конферен-ции. М.: Издательство «Юрист», 2013. С. 162-169.

2 См.: Сообщение для СМИ о принятии Советом ООН по правам человека российского проекта резолюции «Поощрение прав человека и основных свобод благодаря более глу-бокому пониманию традиционных ценностей человечества: примеры наилучшей прак-тики» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства иностранных дел Рос-сийской Федерации. URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/FD74E649332CFF3644257 A86005BCDC8 (дата обращения: 4 февраля 2014 г.).

3 Лукашева Е.А. Эффективность юридических механизмов защиты прав человека: поли-тические, экономические, социально-психологические аспекты // Конституция Россий-ской Федерации: совершенствование механизмов защиты прав человека. М., 1994. С. 35.

75

Для этого требуется не только провозглашение в Конституции РФ прав и свобод человека и гражданина, но и их материализация  действительное получение того блага, которое составляет содержание данного права, т. е. его реализация.

К сожалению, сегодня, все еще имеют место массовые нарушения прав и свобод человека и гражданина. Сказанное подтверждают статистические данные об основных показателях деятельности прокуратуры Российской Федерации. Так, в 2013 г. восстановлены нарушенные права сотен тысяч человек. В процессе над-зора за исполнением законов в сфере соблюдения прав и свобод человека и граж-данина прокуратурой выявлено нарушений закона – 3016244 (в 2012 г. – 2983827); выявлено незаконных правовых актов – 221805 (в 2012 г. – 211257); принесено протестов – 218758 (в 2012 г. – 207956); направлено исков, заявлений в суд – 714347 (в 2012 г. – 753160); внесено представлений – 362667 (в 2012 г. – 337949); предостережено лиц о недопустимости нарушения закона – 57283 (в 2012 г. – 52064)1.

Все это говорит о несовершенстве существующих правовых механизмов, в т. ч. организационно-правового механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина, о необходимости их системной модернизации.

На начальном этапе законодателю необходимо закрепить такие понятия как: «конституционные права и свободы человека и гражданина», «обеспечение прав и свобод», «реализация (осуществление) прав и свобод», «охрана прав и свобод», «защита прав и свобод», «признание прав и свобод», «соблюдение прав и свобод». Это можно сделать посредством принятия отдельного федерального закона, на-пример, «О государственной политике Российской Федерации в сфере обеспече-ния конституционных прав и свобод человека и гражданина», либо путем внесе-ния изменений в уже действующие, например, в Федеральные конституционные законы «О Конституционном Суде Российской Федерации»2, «Об Уполномочен-

1 Статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации за 2013 г. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Генераль-ной прокуратуры Российской Федерации. URL: http://genproc.gov.ru/stat/data/86449/ (да-та обращения: 10 февраля 2014 г.).

2 О Конституционном Суде Российской Федерации: федеральный конституционный за-кон от 21 июля 1994 № 1-ФКЗ (в ред. от 4 июня 2014 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447; 2014. № 23. Ст. 2922.

76

ном по правам человека в Российской Федерации»1 и т. д. Отсутствие таких зако-нодательных мер, как видится, является просчетом законодателя, который не счел необходимым ни в одном законе дать определения рассматриваемым понятиям, хотя практика такого рода у законодателя имеется. Например, в Федеральном за-коне «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ (в ред. от 21 июля 2014 г.)2 дается определение основ-ных понятий, используемых в документе, среди которых «иностранный гражда-нин», «лицо без гражданства», «миграционная карта», «вид на жительство» и др. (ст. 2). И этот просчет, вероятно, не случаен. Ведь закрепление в нормативном правовом акте нормы-дефиниции должно означать тот факт, что явление, которое она характеризует, нашло в нем полное отражение.

Другой проблемой конституционных прав и свобод является отношение к ним самих граждан, порой незаслуженно, как представляется, называющих мно-гие правовые явления этой сложной юридической конструкции фикциями, мифо-логическими явлениями и т. д. Видимо таково морально-нравственное состояние нашего общества. А, как известно, каково это морально-нравственное состояние, таково и право.

Более того, необходимо отметить, что там, где на общегосударственном уровне, на уровне единой для всех людей системы социальных норм наличествует то, что созвучно правам и свободам человека и гражданина – там они реально есть и процесс их реализации гарантирован. А называть эти правовые явления мифа-ми, фикциями, патологиями – ненормально, а также бестактно, аморально, контр-продуктивно.

Все это позволяет сделать вывод о том, что не нужно двигаться «в сторону деградации, в сторону превращения общества в примитивное сборище, – и огра-ничиваться сколь угодно справедливыми констатациями несовершенства россий-ской правовой действительности»3.

Таким образом, руководствуясь аксиологическим и телеологическим под-ходами, раскрывающими ценностно-целевую сущность конституционных прав и

1 Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации: федеральный кон-ституционный закон от 26 февраля 1997 № 1-ФКЗ (в ред. от 12 марта 2014 г.) // Собра-ние законодательства РФ. 1997. № 9. Ст. 1011; 2014. № 11. Ст. 1088.

2 Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3032; 2014. № 30 (Ч. 1). Ст. 4233.

3 Зорькин В.Д. В хаосе нет морали. Смута основана на лжи. И рождает ложь. Этим она отличается от позитивных революций // Российская газета. 2012. 11 декабря.

77

свобод человека и гражданина, их понятие видится возможным определить сле-дующим образом:

Конституционные права и свободы – это закрепленные в Конституции Рос-сийской Федерации, гарантированные государством нормативно-доктринальные ценности, обеспечивающие каждому человеку и гражданину равные возможности свободно и самостоятельно избирать вид и меру своего поведения в соответствии со своими способностями и интересами.

Соответственно признаками конституционных прав и свобод человека и гражданина являются следующие: 1) закреплены в Конституции РФ – основном законе государства; 2) нормативно-доктринальный характер конституционных прав и свобод человека и гражданина (ценностей) как категорий (величин) наибо-лее высокого, конституционного уровня. Это особенно важно, т. к. нередко при-ходиться сталкиваться (в частности Конституционному Суду РФ) с ситуациями, когда возникают противоречия между представлениями о различных конституци-онных правах и свободах (ценностях), да и сами эти ценности могут восприни-маться как внутренне противоречивые, поэтому задача преодоления противоре-чий и коллизий, обеспечения баланса может касаться не только буквы, но и духа самой Конституции РФ; 3) гарантируются государством; 4) неотчуждаемы и при-надлежат каждому от рождения; 5) являются непосредственно действующими, т. е. для пользования конституционными правами и свободами не требуется в каче-стве обязательного условия принятия дополнительных конкретизирующих отрас-левых правовых норм; 6) определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправле-ния и обеспечиваются правосудием; 7) обеспечивают каждому человеку и граж-данину равные возможности свободно и самостоятельно избирать вид и меру сво-его поведения в соответствии со своими способностями и интересами.

Рассмотренные подходы в исследовании конституционных прав и свобод человека и гражданина, разумеется, не являются безоговорочно аксиоматичными; для кого-то они являются спорными (дискуссионными).

Вместе с тем, безукоризненным, как представляется, является лишь то, что если Российской Федерации и необходима национальная идея, то нет ничего бо-лее мудрого, разумного и полезного чем провозглашение в качестве таковой все-мерное уважение достоинства человека и гражданина, обеспечение их консти-туционных прав и свобод. У государства, нет, и не может быть более важной, бо-

78

лее насущной задачи, чем эта. Более того, решение этих и других проблем, позво-лит государственной власти сплотить народ и направить их энергию в сознатель-ное, созидательное русло, а удовлетворяя интересы каждого конкретного челове-ка и гражданина, повышая их благосостояние, она добьется эффективного и по-ступательного развития нашей страны в сторону благополучия, процветания и цивилизованности.

<< | >>
Источник: КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014. 2014

Еще по теме 1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России:

  1. § 1.1 Понятие дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  2. §1.2 Принципы установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  3. §1.3 Классификации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  4. О Г Л А В Л Е Н И Е
  5. 1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России
  6. 1.3. Особенности классификации конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  7. 1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  8. ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  9. 2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  10. 2.4. Органы местного самоуправления в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  11. 2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество
  12. 2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -