§ 1.1Некоторые методологические вопросы взаимоотношений между гражданином и государством.

Ограничение предмета является необходимой предпосылкой любого научного исследования. Это не означает, что нам обязательно следует отдельно рассматривать, в чем именно состоит предметное отличие избранной правовой темы от аналогичных проб-— лем в политологии, философии, социологии и других науках, а также выявлять указанные различия непосредственно внутри самой системы юридических наук.

Искомая предметная определенность как раз и является одним из результатов конкретных научных поисков. Данное положение существенно подкрепляется состоянием объективной действительности. Исследование ее во всех проявлениях - основное предназначение общественных наук. Значительные изменения в последнее время претерпели не только отраслевые обществоведческие науки (включая юриспруденцию), но и сама их философская основа Естественно, что в такой ситуации не представляется возможным проведение конкретных исследований без предварительного анализа базисных положений, затрагивающих проблему основных политических прав и свобод граждан и механизма их реализации.

Не питая самонадеянных иллюзий относительно возможности в

тз

данном параграфе охватить все концептуальные преобразования отечественной теории правового положения гражданина, ' ■ мы все же хподытаемоя ,некоторый (.анализ отдельных ^оатааляедак-таЕказая- ной теории применительно к избранной теме. Представляется необходимым осветить также некоторые положения, составляющие в недавнем прошлом классическую социалистическую концепцию прав человека, а также тенденции ее современного преобразования. Не менее важными являются и теоретические проблемы соотношения прав человека и гражданина.

Состояние современных воззрений на свободу как категорию философии выразил Б. А. Грушин: "Философы и юристы, равно как и опирающиеся на их труды идеологи и политики, особенно принадлежащие к различным системам культуры, не могут договориться друг с другом о содержании основных понятий. Более того, из-за чрезвычайной непроясненности позиций сама дискуссия о свободе оказывается сплошь и рядом делом малопродуктивным, а то и вовсе невозможным... "I). В данной ситуации, дабы не углубляться в "дебри" философской материи, следует исходить из устоявшихся взглядов на данную проблему, выработанных в процессе развития человечества.

Вслед за Б. Спинозой и Г. Гегелем марксизм связал категорию "свободы" с категорией "необходимости". Начиная с марксизма в истории философской мысли свобода личности связывается с развитием материального производства. Приведем основные положения по

1. Грушин Б.А. Возможности и перспективы свободы. Вопросы философии. 1989, N 5, С. 16.

вопросам свободы, разработанные этим философским учением, положенным в основу той концепции правового положения человека, которое являлось господствующей и единственной на территории бывшего СССР последние полвека.

Во-первых, основная дефиниция свободы такова: свобода - это познанная необходимость. Следовательно, она заключается "не в воображаемой независимости от объективных законов, а в способности принимать решения со знанием дела"1). Во-вторых, марксизм придерживается позиции детерминизма, но детерминизма исторического, который в принципе не отрицает свободы выбора в общественной деятельности людейт но предполагает ее и включает в себя как ее результат.

Далее, свобода социальная и свобода индивидуальная - явления взаимосвязанные. И общество, и личность, в равной степени являются ее субъектами. Свобода человека подразумевает наличие свободного общества. Человек (свободная сущность) сталкивается с общественной возможностью реализовать свой потенциал. Человек как совокупность индивидуальных биологических качеств и общественных отношений может иметь большую степень свободы только в том случае, когда само общество в значительной степени свободно. Уровень же свободы общества равен уровню развития этого общества в экономическом, культурном, политическом планах. В то же время между индивидуальной и общественной свободой существует определенное противоречие, которое, согласно теории марксизма, имеет исторический характер.

1. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. М. ,1966,0.112.

\

I

I

1

І

Конспективно изложенные здесь хрестоматийные положения отечественной философии о свободе вообще, свободе человека и общества, их взаимоотношениях положены в основу марксистской концепции прав человека.

Следует также добавить, что если философы марксисты уделяли большее внимание таким проблемам, как свобода личности и социальная свобода, то современная западная философия занимается преимущественно свободой воли, что , в свою очередь, прямо влияет на формирование правовых воззрений на права человека "свобода от" - западная концепция;"свобода для"-советская. В последней" отчетливо проявлялся ярко-выраженный классовый характер свободы.

Нам представляется, что подобная самоограниченность в предмете изучения свободы человека привела к наличию "белых пятен" не только в области философии человека, но и во многих гуманитарных отраслях, связанных с изучением человека и его свободы I-).

Несмотря на «ординальные сдвиги в таории и практике,нам представляется все же необходимым провести некоторый анализ основных положений социалистической концепции прав человека, исходя из преобладающих тенденций развития научных воззрений в столь динамичной сегодня политико-правовой науке 2)." В новом мышлении утверждается интегрированный подход к проблемам человека, соединяются многие идеи, давно известные человечеству,

1. См. например: Колга В. Проблемы личности: идеология и психология. Вопросы психологии, 1990, N 4, с.141-147.

2. Наиболее полно данная концепция отражена в кн.: Социалистическая концепция прав человека, И., 1086,

і

!

;

осуществляется своеобразный синтез естественно-научного, общественного, гуманитарного знания" 1).

Основным постулатом социалистической концепции является социально-классовая интерпретация прав человека Здесь на наш взгляд важно отметить, что сегодня главенствующая идеология претерпела решительные изменения в отношении приоритета социально-классовой трактовки явлений общественной жизни. C другой стороны, тезис о материальной, экономической детерминированности положения человека в обществе фактически остался неизменным.

Социалистическая концепция прав человека,всегда отвергала, идею "прирожденных", "неотъемлемых” и ” естественных" прав. Причина такого неприятия заключалась в том, что данная трактовка представляет собой одну из основ теории естественного права (в том числе и во всех ее возрожденных интерпретациях). Современная отечественная строго позитивистская концепция права является по сути антиподом естественно-правовых воззрений. И еще: поиски первичного источника данных "прирожденных" прав приводили многих классических исследователей к идее их внеземного божественного происхождения, что окончательно "снимало" проблему каких-либо конструктивных взаимоотношений между теорией естественного и советского права 2).

1. Мальцев Г. R Новое мышление и современная философия прав человека. в сб.: Права человека в истории человечества и современном мире. M., 1989, с. 36.

2. Подробнее об этом: Нерсесянц JL С. Право и закон. М. , 1983.

"Реабилитация" естественно-правовой теории, выраженная в

.г ' г

набирающей силу концепции "широкого" понимания права (как и "реабилитация” идей либерализма в целом), вполне закономерна. "История права свидетельствует об одном. Без широкой и свободной или, что то же, естественно-правовой критики положительного права - критики, с точки зрения его соответствия правовым идеалам современного общества - нет и не может быть сколько-нибудь глубокой, сколько-нибудь новой законодательной реформы", - писал КМ.Гессен ешэ в 1902 году 1).Являясь частью данной теории, возрождаются и естественно-правовые взгляды на человека и

гражданина.__ JLС. Мамут, например, считает, 'что" естественные,

неотъемлемые и священные права" фиксирует и марксистеко-ле- нинская политико-юридическая теория‘2).

Возрождение личностного аспекта естественно-правовой доктрины отражается не только в научных теоретических источниках, но и в дейсвующем законодательстве. Статья 32 Конституции РФ, действующая в редакции VI Съезда народных депутатов России, закрепила принадлежность человеку его прав и свобод от рождения. А сами права и свободы человека, его честь и достоинство Конституцией утверждены как высшая ценность (ст. 31 ). 3)

1. Гессен В. М. Возрождение естественного права. СПб., 1902, с. 42.

2. Мамут JL С. Декларация прав человека и гражданина 1739

г. - веха на пути к универсальной концепции прав человека. В сб.: Права человека в истории человечества и в современном мире. M., 1989, с. 31.

3. См. Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Сове-

Вместе с тем, необходимо отметить, что данная концепция прав и свобод человека отражает подход традиционной, классической теории естественного права. Такая позиция вряд ли полностью соответствует современному подходу к правовому статусу человека и гражданина, особенно в части, касающейся политических прав и свобод. Право на реализацию большинства этих прав гражданин приобретает с наступлением совершеннолетия. Поэтому логичнее говорить не о принадлежности прав и свобод человеку от рождения, а о их неотъемлемости.

Отрицая в принципе теорию октроирования (дарения) прав гражданам со стороны государства, некоторые авторы (видимо, под влиянием объективной действительности) указывали, что государство "предоставляет советским гражданам права и свободы, возлагает на них обязанности, определяет объем как первых так и вторых, наделяет средствами и создает условия наиболее полной их реализации" 1). Рассматривая общее понятие объективного права, его соотношение с правом субъективным, JL С. Явич верно отмечает, что " включая в право помимо общих норм наличные права субъектов, которые не следует путать с их описанием в нормах законов, мы выделяем реальный генезис прав и свобод из совокупности господствующих отношений, опровергая тем самым неверный, но еще бытующий взгляд, согласно которому права даруются гражданам "сверху", а власть якобы может по своему усмотрению (про- та РФ, 1992, N20, ст. 1084.

!.Конституционные права и обязанности советских граждан. Киев, Наукова думка, 1985, с. 63.

I

изволу) дать какие-либо права гражданам государства или же отнять их"1).

Следующим элементом создания современной концепции правового статуса человека является теория гражданского общества, создаваемая отечественной юридической наукой. Как справедливо отмечает Б.E Топорнин одной из основных исторических причин появления Конституции явилась необходимость отграничения гражданского общества от вмешательства государства 2). Отечественная правовая наука традиционно отвергала идею "гражданского общества", а также деления права на публичное и частное, обосновывая это тем, что субъективные права существуют не для обособления человека от общества, а для "обеспечения его творческого участия в решении государственных и общественных дел, в определении судеб народа, страны и собственной судьбы" 3). Конечно, в специальной юридической литературе, рассматривающей вопросы личной свободы, наряду со взглядом на человека как на "животное общественное", все же,присутствует идея, что индивидуальная свобода, в отличие от социально-экономической и политической, реализуется в сфере некоторого самоопределения человека. Правда, сразу же следует предостережение, что "сфера

1. ЯвичЛС. Социализм: право и общественный прогресс. М. ,1990, с. 26.

2. Топорнин Б. Н. Конституционная реформа в СССР: предпосылки и основные направления. В сб.: Конституционная реформа в СССР. М., 1990, с. 9.

3. Социалистическая концепция прав человека, M., 1986, с,8.

обособленности может стать областью "отчуждения", как это имеет место в капиталистическом обществе"!.).

Рассмотрение таких основополагающих вопросов как принципы взаимоотношений между государством и человеком, соотношение личных и общественных интересов является предметом отдельных исследований. Для нас важно то, что провозгласив движение от тоталитарного к демократическому политическому режиму придется, видимо, признать в теории и на практике важность существования в общественных отношениях не только "права на" положительные действия со стороны государства, но и "свободы от" вмешательства государства и его органов в определенные "гражданские" сферы.

Наиболее последовательный российский "теоретик" социалистического права R А. Кистяковский, полагавший, что буржуазное правовое государство есть лишь предтеча, истинно правового государства - социалистического, писал еще в 1908 году: "Основной принцип правового или конституционного государства состоит в том, что государственная власть в нем ограничена. В правовом государстве власти положены определенные пределы, которые она не должна и не может преступить. Ограничение власти в правовом государстве создается признанием за человеком неотъемлемых, не- нарушаемых, неприкосновенных и неотчуждаемых прав" 2). Правда,

!.Гулиев В. E., Рудинский Ф. М. Социалистическая демократия и личные права. М. , 1984, с. 69-71.

2. Кистяковский Б. А. Лекции по государственному праву (Общее и особенное). Прочитаны в Московском коммерческом институте в


и Б. А. Киетяковский предвидел, что "в социалистическом обществе человек в значительной мере будет лишен* той сферы безграничной личной свободы, которая в современном обществе создается гражданским правом"1). У другого русского государствоведа E М. Kop- кунова вопросы субъективных свобод рассматривались в отдельной главе под общим названием: "Пределы государственного вмешательства'^) .

C проблемой "сферы невмешательства" во взаимоотношениях между государством и человеком тесно связаны вопросы внешнего ее проявления, которые-лишь на первый взгляд носят '-OfeTO-терминологический характер. Речь идет о юридической фиксации тех или иных возможностей граждан в форме "права" или в форме "свободы". Большинство исследователей придерживалось той точки зрения, что "установленные законами возможности в одних случаях традиционно именуются правами, в других - свободами. Между этими понятиями не всегда можно провести строгие различия - одну и ту же правовую возможность можно характеризовать и как право, и как свободу"3). Данной точки зрения зачастую придерживался и законодатель. Например, в Конституции PCSCP 1918 года за трудящимися закреплялась свобода союзов (ст. 16),а в действующей Конституции [1] [2] [3] [4]

Российской Федерации закреплено право граждан на объединение (от.50). C одной стороны, казалось бы вполне логично выглядит утверждение, что из данного деления не вытекает каких-либо значительных юридических различий 1). Действительно, и "право", и "свобода" зафиксированы в правовой норме, следовательно, их юридические характеристики идентичны. C другой стороны, помимо внешних юридических черт данное явление имеет внутренний содержательный аспект. Следует отметить интересные исследования В. А. Иатюлина 2) и Л. Д. Воеводина и М. А. Краснова

3) . Последние отмечают, что "цель провозглашения конституционных свобод - определить границы самостоятельности гражданина, сферу его самодеятельности и свободного выбора того или иного варианта поведения и указать, в каких областях жизни человек имеет право на невмешательство государственных органов, должностных лиц, иных граждан в осуществление данной конституционной свободы и на зашиту от возможного незаконного вмешательства" 4). Логика исследования приводит авторов к мысли, что и в социалистическом обществе во взаимоотношениях между человеком и государством первый должен обладать сферой "невмешательства". Нельзя не упомянуть и классификацию Г. Еллинека, к которой мы еще обратимся подробнее в следующем параграфе. Согласно данной концепции,все субъективные права по отноше- [5] [6] [7] [8] нию к человеку делятся на три основные группы : 1. свобода человека от государства; 2. права человека на положительные услуги со стороны государства; 3. права человека на участие в организации государства. Б. А. Кистяковский, разделяющий взгляды Г. Еллинека пишет: "Что касается первой категории субъективных публичных прав, то они все заключаются в свободах, почему их часто и называют просто свободами и политическими свободами, гарантируемыми конституцией" D1J Видимо, было бы вполне логичным, если бы форма закрепления субъективных возможностей человека;- "во-первых, отражала их содержание, а, во-вторых, основывалась на исторически сложившихся принципах.

Далее, одним из важнейших принципов во взаимоотношениях между государством и человеком считается принцип единства прав и обязанностей Г.), который является следствием "отсутствия антагонистических противоречий между общественными и личными интересами ”3). Практика общественной жизни свидетельствует, что на самом деле, не только единство личных и общественных интересов, но и их гармоничное сочетание можно рассматривать только как нечто идеальное, направление движения. Принцип единства [9] [10] [11]

прав и обязанностей в гипертрофированной форме выразился в концепции их слияния. Последняя развивалась не только в общетеоре-

і

тических исследованиях 1), но и в отраслевых правовых науках, в частности в трудовом праве 2). C конструктивной критикой данной концепции выступил Р. Е. Гукасян 3). Он считает, что если одну цель попытаться достичь двумя способами, а именно: предоставить одному и тому же субъекту права и наложить на него обязанности,то обязанность, в данном случае, нейтрализует (нивелирует) идентичное по цели субъективное право. Причина - в различии интересов - движителях- 'общественного развития. Если целью реализации субъективного права является достижение человеком какого-либо индивидуального интереса (который может даже совпадать с общественной потребностью). то основная цель исполнения обязанности - это предотвращение возможности наступления негативной ответственности по отношению к субъекту.

Возможно у данной концепции имеются свои недостатки, но уже сам факт ее появления

1. См. напр. Ткаченко Ю. Г. Методологические вопросы теории пра-і воотношений. М. , 1980, с. 157.

S.Это связано с конституционной формулой закрепления права на труд: в качестве права на труд и в качестве обязанности трудить: см. напр. Цепин А. И. Трудовой коллектив как субъект трудовой права, -Сов. гос. и право, 1981, N 8, с. 57.; Советское Tpyljl довое право. Учебник. М. , 1988, с. 143.

3. Гукасян Р. Е. Концепция слияния -прав и обязанностей и нистративно-командные методы управления, - Сов. гос. и прав 1989, N 7, с. 26 - 34.

снимает "табу” с очередного постулата и передает его на "диагностику" в сферу научной полемики.

Важными для нас также являются вопросы соотношения прав человека и прав гражданина. Общеизвестно, что каждая отрасль права содержит нормы, определяющие ту или иную грань правового статуса человека. Политические права и свободы (как и всю систему основных прав, свобод и обязанностей) мы рассматриваем в качестве отдельного института государственного права по признаку "основных", то есть наиболее полно и глубоко выражающих суть взаимоотношений между государством и человеком. Законодатель закрепляет их в таком правовом акте как Конституция. Одни исследователи различают "конституционные" права и свободы граждан и "основные". При этом термин "основные" подчеркивает их содержательную сторону, а термин "конституционные" - правовую форму их закрепления 1). Другие авторы не делают подобного различия 2). JL Д. Воеводин, например, считает, что конституционные [12] [13]

права и свободы отличаются от других юридических прав и свобод как по содержанию, так и по форме закрепления. Решающее значение здесь имеет содержание, которое определяет тот факт,что конституционные права и свободы "фиксируют наиболее существенные, коренные, принципиальные связи и отношения между обществом и человеком, государством и гражданами" I). C другой стороны, права и обязанности, даже отражающие такие важнейшие связи и отношения, по мнению диссертанта, становятся основными лишь после их фиксации в Конституции. Анализ данной позиции подводит нас к проблемам соотношения права и закона, понимания права отечественной юридической наукой. Действительно, если рассматривать право как нормативно закрепленную справедливость, где справедливость, не получившая нормативного закрепления,остается за пределами права 2), то предложенная JL Д. Воеводиным концепция представляется весьма убедительной. Однако возникает вопрос: обязательно ли основные права и свободы граждан фиксируются лишь в таком правовом акте как Конституция или же закрепление их возможно в других юридических источниках ?

Для рассмотрения данного вопроса следует обратиться к одной из важнейших проблем - соотношения прав человека и прав гражданина. В литературе на сей счет представлены различные [14] [15]

В8гляды. Так в советском государствоведении постановка проблемы была сделана в 1967 году И. Е.Фарбером. Он считал, что права человека - есть общесоциологическая, (а не юридическая) категория, хотя и важная для юридических наук, представляющая собой возможность пользоваться определенными социальными благами, в независимости от их государственного признания 1). Права же гражданина у И.Е.Фарбера есть права человека, признанные (санкционированные) государством. Определяя права человека как продукт и важнейшую часть теории естественного права, известный венгерский ученый Имре Сабо в свою очередь рассматривает данное явление в двух аспектах 2). Во-первых, как некий "моральный критерий", стоящий над позитивным правом, во-вторых, как категорию международного права, отражающую в данной отрасли права те же явления, что и "права граждан" в сфере внутригосударственной. Действительно, в сфере международного права уже сложился даже соответствующий институт - международная зашита прав человека.

Наиболее убедительной представляется концепция В. С. Нерсесянца. Основная ее идея сводится к тому, что на различных ступенях исторического пути к современной концепции прав человека, мы имеем дело с тем или иным вариантом привилегированного человека. Последним типом такого привилегированного че- [16] [17]

ловека в этом историческом ряду является гражданин v (человек как член государства), а последней формой прав привилегированного человека - права гражданина в их соотношении с правами человека) 1).

Для того, чтобы правильно разрешить проблему соотношения прав человека и прав гражданина необходимо уяснить для себя, нормами какой отрасли права они регулируются. Позиция нашей науки в большинстве случаев определялась политическим курсом "закрытого общества". Считалось, что "непосредственная регламентация и защита прав человека в соответствии с особенностями общественногои государственного строя по-прежнему—остается внутренним делом каждого государства и должна осуществляться только в том порядке и теми органами государства, как это конкретно предусмотренно внутренним законодательством" 2). Основной аргумент - незыблемость принципа невмешательства во внутренние дела государства. Поэтому "западные концепции международной правосубъектности индивидов, создание надгосударственных органов зашиты прав человека, примата международных мер в защите прав человека и т.д. явно несостоятельньГЗ). Вопросы же соотно- [18] [19] [20]

шения норм международного внутригосударственного права, применительно к правам человека, исследовались лишь в плане "прогрессивного" влияния социалистического права.

Однако, политические реалии сегодня изменяются значительно быстрее, нежели научная мысль. Решением VI Съезда народных депутатов России утверждена новая редакция статьи 32 Конституции, устанавливающей приоритет общепризнанных международных норм, относящихся к правам человека, над Российским законодательством. 1) Исходя из этого можно заключить, что различие между названными понятиями с точки зрения содержания состоит в том, что правовой статус человека - это некий международный правовой стандарт, идеал, к которому стремится национальное законодательство отдельных стран, закрепляющее правовой статус гражданина, отражающий особенности реализации правового статуса человека в условиях конкретной страны и исторической ситуации с формальной точки зрения. Различие между ними состоит в форме правового закрепления принадлежащих субъекту прав, свобод и обязанностей. Иными словами, разница - в источнике права. Юридическим источником правового статуса человека являются общепризнанные нормы международного права, относящиеся к правам человека. Основными его источниками являются Всеобщая декларация

циалиме. Автореф. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. Киев, 1981, с. 11.

1. Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, N20 от. 1084.


- зо -

Орав человека 1948 года 1), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года 2), Документы конференций Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Включение нормы о приоритете международно-правовых норм перед национальным законодательством порождает немало проблем в вопросе обеспечения прав и свобод человека и гражданина текущим законодательством. Здесь превалируют две основные концепции. Первая, изложенная выше, стоит по существу на позициях реального действия лишь норм внутригосударственного права, а нормы международного права, в частности, регулирующие права человека, рассматриваются -как--стандарты или принципы, в соответствии с которыми государство только обязуется предоставить своим гражданам полный международно-правовой "набор" прав и свобод. Порядок реализации этих прав и свобод - дело внутригосударственное. Вторая концепция разрабатывалась преимущественно западными учеными. Суть ее сводится к тому, что ратификация норм международного права не ведет к трансформации международных норм в нормы внутреннего национального законодательства, а, скорее, служит руководством для соответствующих национальных властей применять эти нормы международного права непосредственно в рамках национального правопорядка. Этот принцип действует в рамках правовой системы США, Франции, Австрии, Испании, Греции и ряда других государств. \ Возможность прямого действия норм международного [21] [22]

права в области прав человека в качестве конституционного принципа рассматривался Л. С. Явичем 1). Однако, с внесением ука-

У

Данных выше изменений в Конституцию России, эта проблема из. области теории перешла в практику. Цстатьяэ 32 Конституции РФ |гласит, что нормы международного права не только имеют преимущество перед законодательством Российской Федерации, но и не-

I

,!посредственно порождают права и обязанности граждан России. Применение этой нормы, с нашей точки зрения, может иметь неоднозначные последствия. Что касается прав, то, очевидно, наличие -*аи~атсутетвие их в действующем законодательстве страны, зависит не только от субъективной воли законодателя, но и от целого ряда объективных причин, в частности, от уровня развития экономики страны. Efe секрет, что Россия сегодня находится далеко не на ведущем месте по уровню жизни, и ряд социально-экономических 'прав человека, входящих в международный стандарт, физически не может обеспечить.

>1 Говоря об обязанностях, порождаемых нормами международного права, следует заметить, что, следуя формальной логике, еодн- ржание статьи 32 вступает в противоречие со статьей 67-11 Конституции, которая гласит, что никто не должен быть принужден к исполнению обязанностей, не предусмотренных Конституцией Российской Федерации и законом. \

Однако, следует также отметить, что некоторая часть международно-правовых норм, строго говоря, нормами права не являются, так как у них отсутствует важнейший признак, а именно.

1. Явич JL 0. Социализм: право и общественный прогресс. М., 199С с. £0о.

рбщеобязатедьный характер. Всеобщая декларация прав.человека в !отличие от Международных пактов по правам человека, налагает !лишь моральные обязательства на государства и граждан. Правовая же природа Итогового документа Венской встречи представителей ггосударств-участников СБСЕ является предметом научных дискуссий.

г Для правильного разрешения представленных здесь проблем

L' • ■ . '

!необходимо определить задачи внутреннего и международного права в области прав человека. Внутригосударственное право, независимо от действующей формулы соотношения его с правом международным, должно, в первую очередь, создавать условия для практической реализации и исполнения международных обязательств -государств по--отношению к своим гражданам, причем способы действия соответствующих норм могут быть любые (включая и непосредственное регулирование,- предложенное Конституцией). Вторая не менее важная задача - устанавливать (если подобная регламентация отсутствует в международно-правовых актах) конкретные юридические механизмы реализации прав и свобод граждан, включая ответственность за нарушения установленных нормами права правил поведения. Также внутригосударственное право призвано фиксировать отсутствующие в международно-правовых нормах конкретные права и свободы, если для этого созрели объективные предпосылки.

Международное право, в свою очередь, призвано регулировать отношения, связанные с порядком и формами закрепления на международно-правовом уровне прав и свобод человека, а также с процессом создания, функционирования и объемом компетенции меж-

дународных органов контроля и защиты прав человека.

Итак, рассматривая вопрос о соотношении прав человека и прав гражданина, следует в основном согласиться P концепцией R С. Нерсесянца с одной лишь оговоркой: "привилегированными" уже сегодня являются все лица, проживающие в тех государствах, где их статус непосредственно регулируется международно-правовыми нормами. Можно, конечно, возразить, что лица, проживающие на территории большинства государств и не являющиеся их гражданами, лишены активного и пассивного избирательного права 1). Следовательно, лиш без гражданства не является тем привилегированным— человеком, который обладает правами гражданина Но, еще Б. А. Кистякоеский, оценивая Хартию .Людовика XVIII, принятую в 1814 году, писал: "Для Хартии человек и гражданин не существуют, есть только французы: конечно это совершенная несообразность, так как е правовом государстве имеют праЕа и свободны не только подданные и граждане данного государства, но и все люди, живущие на его территории 2). Видимо, природа единения прав человека и прав гражданина несколько глубже и нельзя рассматривать данное явление на основе единичных примеров механического типа.

А вот что пишет по этому поводу С. С. Алексеев: "... права человека образуют ядро, самую сущность того среза жизни общества,ко- [23] [24]

торый охватьшается Конституцией".!).

Из предложенной позиции логически вытекает, что понятие основных прав и свобод несколько шире понятия конституционных, так как данные правовые возможности индивида, отражающие наиболее важные связи и отношения между государством и человеком, могут быть закреплены не только в Основном законе государства, но и в международно-правовых актах, участником которых это государство является. В данном случае не является принципиально важным в каком акте (Конституции или международно-правовом до- -кументе) закреплены те или иные- права-. Для характеристикитаковых в качестве основных необходимым и достаточным условием будет являться их регламентация в любом из приведенных актов. Сразу оговоримся, что в настоящей работе при рассмотрении вопросов правового регулирования прав и свобод человека мы все же уделим основное внимание проблемам внутреннего законодательства и направлениям его преобразования.

И последнее, рассматривая ряд вопросов в настоящем разделе мы указывали как на нечто само собой разумеющееся, что !^политические права и свободы, закрепленные нормами права,регулирующими соответствующие общественные отношения, входят в предмет Государственного права Российской Федерации. Является ли данное положение аксиомой? Приват-доцент государственного права E И. )^заревский в свое время писал о предмете конституционного права: "принципы конституционного строя могут быть сведены к следующим трем основным началам: 1. разделение Еластей, 2.

!.Алексеев С.С. Конституция ивласть. Известия, 1990, 12 ноября,

народное представительство, 3. гражданские свободы"1). Hb анализируя далее отечественную правовую систему ученый указывал, что изучение прав гражданской свободы и их постановки в российском законодательстве по сложившемуся обычаю составляет предмет совершенно самостоятельной науки, полицейского права 2). '■ Правда,

E И. Лазаревский посвятил в своем курсе Конституционного права вопросам избирательного права целых три главы.

Другой русский государствовед E E Коркунов в своем двухтомном труле ^Русское государственное право" достаточно подробно исследовал субъективные права граждан. В разделе "Пределы государственного вмешательства" он анализирует вопросы гражданской свободы, свободы печати, религиозной свободы, а также ограничений данных свобод 3). Отдельно анализируется право петиций как один из способов обеспечения законности управления (отд. IV, Глава I) 4). Помимо этого правам и обязанностям подданных E E Коркунов посвятил еще и отдельный раздел 5). В курсе лекций по государственному праву Б. А. Кистяковского аналогичный по содержанию раздел озаглавлен как теория субъективных публич- [25] [26] [27] [28] [29]

ных прав, Декларация прав человека и гражданина I). В советский период "плюрализм мнений" связанный с содержанием предмета науки и отрасли государственного права длился с конца 50-х. до начала 70-х годов. A. И. Лепешкин, являясь сторонником более узкой трактовки предмета, считал, что государственное право как отрасль должна включать в себя только те общественные отношения, которые связаны с закреплением основы государства, формы государственных органов, прав и свобод граждан, в связи с участием их в осуществлении государственной власти 2). Автор, таким об- -разомг—исключал из—предмета - социально^ зконоштаешо^їгличные субъективные права, оставляя государственному праву лишь области гражданства и политических свобод. В свою очередь R Ф. Коток, основной оппонент А. И. Лепешкина, являясь сторонником концепции конституционного права, определял данную отрасль как существенные отношения,составляющие основные черты социально-экономической системы и политической организации общества 3) [30] [31] [32]

Он выступал против выделения каких-либо прав (свобод) из предмета государственного права. Современная государственно-правовая теория восприняла в целом концепцию В. Ф. Котока и рассматривает права, свободы и обязанности граждан в качестве единой системы 1). Не анализируя здесь общетеоретические вопросы государственного права можно сделать следующий вывод: принадлежность политических прав и свобод к предмету государственного

I

права никогда не вызывала сомнений у российских ученых-юристов.^ Взаключении данного "общего" раздела следует отметить, что правовая сторона взаимоотношений между государством и человеком, теоретические исследования в данной области являют собой обширное пространство с достаточным количеством спорных проблем. Рассмотрение же в настоящем параграфе некоторых методологических вопросов является необходимой предпосылкой для исследования проблемы политических прав и свобод граждан, механизма их реализации. Несмотря на свою значимость поставленные здёсь вопросы не вписались бы в "плоть" специализированных разделов настоящей работы. Но это отнюдь не означает, что нам удастся избежать далее общетеоретических аспектов.

1. См. , например: Советское государственное право. Под ред. С. 0. Кравчука, М. , 1985, с. 171-205: Государственное право

Российской -Ieдерашш. Курс лекций пол ред. 0. Е. Кутафпка. - М. , 199?. т. I. с. 191-219

<< | >>
Источник: Златопольский Антон Андреевич. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРАВА И СВОБОДЫ ГРАЖДАН И МЕХАНИЗМ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 1993. 1993

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.1Некоторые методологические вопросы взаимоотношений между гражданином и государством.:

  1. § 1.1Некоторые методологические вопросы взаимоотношений между гражданином и государством.
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -